Игорь Нановский: последнее слово в суде

4 августа мэр Белгорода-Днестровского Игорь Нановский был взят под стражу после вынесения судебного приговора. Знакомим с последним словом обвиненного.

Нановский

«Уважаемый суд!

Обращаюсь к Вам с последним словом и надеждой в этом сфабрикованном уголовном деле. После всего рассмотренного и высказанного в суде я пришел к убеждению, что все происшедшее имеет своей целью лишь одно — освобождение кресла городского головы города Белгорода-Днестровского любой ценой. Даже ценой необоснованного лишения свободы человека на восемь лет.

Не согласился бы Михаил Махнев написать злополучное заявление, на эту роль «назначили» бы другого депутата. И этого другого также бы возил на заседания суда один из планируемых претендентов на пост городского головы на близких местных выборах и подсказывал бы ему ответы.

На протяжении всего срока разбирательства суд отводил вопросы политического характера. Но именно опостылевшие горожанам длительные политические интриги и есть основным мотивом заявителя и стоящих за его спиной лиц.

О политическом заказе и провокации, среди прочего, свидетельствуют обращения никому не известных в городе общественных организаций о привлечении их в качестве третьих лиц в данном уголовном деле, и письма депутатов из числа моих политических оппонентов в Генпрокуратуру и в сам суд. Что это есть, как не длительное давление на суд?

Учитывая особенности взаимоотношений между людьми в небольших городах, каким есть и Белгород-Днестровский, в отношении меня была подготовлена и осуществлена провокация.

Несложным было предсказать, что я, как городской голова, буду вынужден выслушать в своем рабочем кабинете любой бред действующего депутата, а не выставлю его за дверь или не спущу по лестнице.

О характере данного дела красноречиво свидетельствует и то, с какой скоростью действовали правоохранительные органы и прокуратура при рассмотрении заявления Махнева — еще до его написания и подачи.

После получения заявления Михаила Махнева сотрудники органов МВД и прокуратуры, не объяснили этому «простому человеку», что у того нет даже мало-мальски законного права на пользование коммунальной собственностью автостанции по адресу: г. Белгород-Днестровский, ул. Измаильская, 56. И поэтому, его право на ведение предпринимательской деятельности в этом конкретном месте не может быть нарушенным.

Не посоветовали заявителю заключить, согласно закону, хозяйственный договор на равных со всеми условиях, а в чрезвычайно срочном порядке, игнорируя нормы права, принялись защищать интересы территориальной громады, которые в данной ситуации как раз нарушал якобы пострадавший.

В отношении меня лично начали осуществляться незаконные действия, нарушались мои конституционные права.

До непосредственной передачи обвинительного акта в суд мне так не позволили ознакомиться с процессуальными документами, которые составлялись при проведении следственных действий с моим участием.

Этого не было сделано ни даже после вынесения соответствующей судебной ухвалы, ни даже после подачи жалобы адвокатом. Я был лишен возможности обжаловать действия следователя и прокурора.

Мое же обоснованное и доказательное заявление о невиновности, поданное в ходе досудебного следствия, стало поводом для предъявления обвинения за частью 1 статьи 364 Криминального кодекса Украины.

При открытии документов стороной обвинения меня лишили возможности ознакомиться с «видеодоказательствами», аргументируя отказ их засекреченностью. Это при том, что как документы они были рассекречены еще в январе-феврале 2014 года.

Следователь и прокурор подавали ходатайства следственному судье Приморского района города Одессы с искаженными данными. В них яркими красками описывался беспринципный мэр, цинично вымогающий за подписание договора аренды земли 10 000 долларов у чуть ли не сироты, у предпринимателя, у инвестора.

Мне не хочется верить в то, что и следственный судья при вынесении ухвал на обыск, освидетельствование, взятие под стражу и прокурор Одесской области при вынесении постановления 23 января 2014 года о том, что я уже якобы взял 8 000 грн., делали это умышленно. Я верю в законность, и мне хочется думать, что они просто не разобрались досконально во всем случившемся.

Отмечу, что основная масса депутатов Белгород-Днестровского городского совета уже пустила в этом органе прочные корни, сохраняя свои места от созыва к созыву. За длительный срок своего нахождения у власти они привыкли жить по своим правилам, зачастую – вне законов Украины. Мои попытки изменить установившиеся порядки привели к их протестам и неоднократным попыткам инициировать и провести мою отставку.

Михаил Махнев, как депутат, привык работать вообще вне правового поля, свидетельства чего я предоставлял суду. Также законные требования коммунального предприятия «Ассорти», как пользователя земельного участка автостанции по ул. Измаильская, 56, были восприняты им как угроза его незаконному бизнесу.

Для всех граждан Украины порядок ведения хозяйственной деятельности одинаков. Рассматриваются только поданные заявления и документы и по ним принимаются решения соответствующими органами в рамках закона.

Просто устные пожелания депутата никак не подлежат рассмотрению местными органами или предприятиями в бесспорном порядке.

Как заявлял в суде Михаил Махнев, с 1996 года он занимал территорию по адресу: Измаильская, 56 для размещения диспетчерского пункта автостанции и при этом принимал непосредственное участие в решении ее судьбы. То, как депутат в составе комиссии еще 2009 года, т.е. при предыдущем мэре, то как секретарь постоянной земельной комиссии в 2013 году. При этом 19 января сего года Махнев заявил, что лично в октябре-ноябре 2013 года составлял заключение постоянной земельной комиссии горсовета, которым указанная депутатская комиссия не поддержала решение об утверждении проекта землеотвода земельного участка в постоянное пользование коммунального предприятия «Ассорти».

13 и 19 января сего года в суде Махнев сообщал, что как секретарь земельной комиссии, он был в курсе рассмотрения вопросов передачи в постоянное пользование коммунальному предприятию «Ассорти» указанного земельного участка, который, согласно договору от 1 июля тринадцатого года, частное предприятие Махнева ЧП «Автостанция» получило в пользование до 31 декабря 2013 года. Он так и заявил о своей роли, цитирую: «Я сам был участником процесса».

Свидетельства Махнева в суде не подтверждены полноценными и бесспорными доказательствами, ни свидетелями, ни документами. Его свидетельства содержат в себе противоречащие друг другу заявления и аргументы.

Так, Махнев заявляет, что все деньги, которые он якобы мне передал, принадлежали ему лично и заработаны им как спортивным тренером и т.п. Так он говорил 13 января сего года а уже спустя всего шесть дней в этом же зале отвечает на вопрос суда следующим образом, что деньги ему давали и он за них даже расписывался.

После того, как ни один из свидетелей не подтвердил факт вымогательства и получения неправомерной выгоды, оказания давления с моей стороны в процессе выполнения должностных обязанностей, Михаил Махнев подал суду ходатайство о привлечении двух новых свидетелей, т.к он якобы одалживал у них деньги в сумме 8 000 грн. — по 4 000 у каждого.

Из таких показаний потерпевшего очевидно вытекает следующее: желающий быть крупным инвестором депутат Михаил Махнев, бизнесмен с миллионными доходами в прошлом, зная о том, что у него и его частного предприятия нет законных оснований для продолжения работы ЧП «Автостанция», берет под роспись в органах МВД денежные средства в сумме 8 000 грн, еще 8 000 «одалживает» у двух частных лиц, берет свои 8 000 грн. и с двумя видеокамерами идет в кабинет городского головы, оборудованный видеонаблюдением. Об этом походе знает множество людей, но при всем этом именно в этот момент Махнев почему-то смиряется с моим якобы вымогательством. Я не брал и не собирался брать у него ничего, тем более хоть что-то даже отдаленно напоминающее деньги. После моего отказа, он не поднялся и не ушел, продолжал сидеть и мяться. Я никогда не понимал манеру разговора, поведение и поступки депутата Махнева — вставлять в разговор неуместные слова и самому отвечать на самим же поставленные вопросы.

Мы с потерпевшим никогда не вели телефонных бесед. Если бы он не ходил в кабинет мэра и не брал меня измором по поводу своего частного предприятия, мы бы встречались только на сессиях горсовета. А эти сессии он никак не хочет добровольно покидать даже после вступления в силу приговора суда в отношении совершенного ним мошенничества. У меня-то и номер его телефона появился накануне событий, ставших предметом судебного разбирательства. Появился, когда из-за смены областного руководства возник шанс избавиться от долгого политического противостояния в городском совете. И стороны стали стремиться все-таки договориться, а не воевать.

Но, видимо, мои противники не устояли перед соблазном все-таки добиться своей цели любыми способами.

Законы Украины говорят четко: «Громадяни мають рівні конституційні права і свободи та є рівними перед законом».

И еще. «Особа вважається невинуватою у вчиненні злочину і не може бути піддана кримінальному покаранню, доки її вину не буде доведено в законному порядку і встановлено обвинувальним вироком суду. Ніхто не зобов’язаний доводити свою невинуватість у вчиненні злочину. Обвинувачення не може ґрунтуватися на доказах, одержаних незаконним шляхом, а також на припущеннях. Усі сумніви щодо доведеності вини особи тлумачаться на її користь».

Прошу высокий суд дать надлежащую оценку доказательствам обвинения, полученным незаконным путем, показаниям свидетелей, потерпевшего, моим свидетельствам и документам. Я не совершил ничего из того, в чем меня обвиняют. Прошу суд меня оправдать, чем восстановить справедливость и веру в действие закона».

Источник

  • Дима

    Сие Слово опубликовано, видимо, с целью дать возможность народу ознакомиться с излагаемыми подробностями политических интриг и проникнуться их тайным, двойным, или непостижимым смыслом. И высказать свои чувства по этому поводу. Высказываю: не верю. Суды рассматривают дела по существу, устанавливают фактические обстоятельства, умысел, причинно-следственные связи и т.д. Суды поступают именно так, надеюсь. А я, обыватель, всего лишь читаю опубликованное Слово и — не верю.

Loading...
Loading...