Как Килия обретает и теряет историю

В августе 2014 года Килийским коммунальным предприятием «Світло» проводилась прокладка новых труб водопровода в жилом дворе в старой части города по адресу: ул. Татарбунарская, 6, 8 (угол улицы Мира). В ходе земельных работ строителями был выявлен участок культурного слоя городища и некоторые строительные остатки. Усилиями местных энтузиастов А. В. Доноса, И. А. Донос, И. В. Цынзаря, при поддержке отдела культуры Килийской райгосадминистрации и Килийского историко-краеведческого музея были произведены зачистки и раскопки. Главным строительным объектом, выявленным при проведении траншеи, оказался обложенный камнем колодец. Водопроводчики внесли коррективы в свой проект и провели водопровод в обход археологической находки.

В сентябре 2014 года сотрудник Отдела археологии Северо-Западного Причерноморья Института археологии НАН Украины и специалист по археологии Средневековья Григорий Богуславский, имеющий опыт работы в раскопках османских городских центров региона (Белгород-Днестровский, Измаил), прибыл в Килию для предварительного обследования и оценки перспектив раскопочных работ. Однако к приезду специалиста траншея оказалась засыпанной. Он смог ознакомиться с собранным исследователями-добровольцами фотоархивом, в котором были зафиксированы все стадии раскопок участка и многочисленный археологический материал. Это позволило ему сделать предварительные заключения, что при проведении хозяйственных земляных работ был открыт средневековый археологический объект.

Тогда Килийский горсовет (это решение было единогласно поддержано депутатами), заключил договора с Институтом археологи НАН Украины для проведения в месте выявления полноценных археологических раскопок, на который из городского бюджета было выделено пять тысяч гривен. Перспективной целью археологических работ должна была бы стать консервация и музеефикация. Раскопочные работы в виде шурфовок в Килии были запланированы на весну 2015 года.

Григорий Богуславский рассказал: «Зачистки траншеи и выборка заполнения колодца дали довольно обильный археологический материал в первую очередь бытовой керамики, как османского, так и более позднего времени. Найдены обломки керамических ваз, фрагменты каменных жерновов, курительные трубки и пушечные ядра, найденные в колодце, которые датируются XVII-XVIII веками. В целом археологический материал из зачисток траншеи и выборки заполнения колодца распределяется по шести векам: с пятнадцатого по двадцатый, что предполагает длительное функционирование колодца. Большую часть находок из заполнения колодца удалось сохранить и доставить в фонды Килийского историко-краеведческого музея.

Главным выявленным строительным объектом оказался колодец, при этом никакого связующего раствора на камнях обкладки нет; при виде сверху выглядит многоконечной звездой или цветком с лепестками.

По завершении раскопочных работ нами были предприняты меры по временной консервации раскопанного строительного объекта. Устье колодца для защиты от осадков и выбрасывания мусора было накрыто деревянной плитой (старой дверью), а вокруг шурфа установлено временное предупредительное ограждение. Перед отделом культуры Килийской райгосадминистрации и горсоветом был поставлен вопрос о необходимости стационарного ограждения вокруг шурфа, — поделился Г. Богуславский.

Археолог предложил три способа дальнейшей музеефикации колодца предположительно османской эпохи, располагавшегося в черте городской застройки Килии турецкого времени. Первый — достройка стен обкладки колодца и выведение его на уровень современной поверхности. Данный вариант видится не очень удачным, поскольку за «новоделом» достройки будут полностью скрыты оригинальный вид и аутентичная техника строительства этого позднесредневекового гидротехнического сооружения.

Второй путь представляет собой консервацию шурфа как археологического объекта «под стекло», подобно тому, как это было сделано с фрагментом фундамента Десятинной церкви на Замковой горе в Киеве или с фрагментом эллинистического поселения «Приморский бульвар» в Одессе.

Третий — предполагает доступ к колодцу для туристов и прочих любознательных людей. В таком случае также потребуются дополнительные сооружения вокруг колодца: спуск на глубину шурфа (ступеньки?); опять же укрепление стенок шурфа, выкопанного в довольно рыхлом грунте; возможно, какие-то дополнительные достройки (скамейки, к примеру). Впрочем, здесь уже открывается простор для фантазии не столько реставратора, сколько ландшафтного дизайнера.

Каково же было изумление археолога, когда побывав недавно вновь в Килии, в числе очередных находок, выявленных уже во время работ по реконструкции улицы Мира, он обнаружил, что место раскопок 2014-2015 годов оказалось засыпано… мусором. Григорий Семенович говорит, что уже в его первый визит некоторые жители близлежащих домов высказывали недовольство соседством с археологической находкой в их дворе.

Бывая на Закарпатье, я не уставала удивляться как умеют там на протяжении веков сохранять свои исторические артефакты, окружая их реальными или мифическими легендами, наделяя магическими и чудодейственными силами, в которые охотно верят туристы.

А у нас вот так умеют «беречь» историю. Колодец, уже по сути своей, призван быть источником, будь-то влаги, будь-то гордости за богатое историческое прошлое, является прямым свидетелем жизни Килии османского периода. Что двигало людьми, когда археологический объект превращали в помойку?

14955788_218557621902407_2230954088629545306_n

14980574_218557671902402_5374232502545495092_n

15036754_218557525235750_3519227464962141210_n

Автор Анна БУЛИЙ

  • Колодец

    В Килии есть не только люди, но и варвары!