Вьетнамско-афганский синдром по-донбасски

Число самоубийств среди американцев — участников вьетнамской войны к 1975 году превысило число погибших в самой войне в три раза.494063 Вьетнамско-афганский синдром по-донбасски

Уровень разводов среди ветеранов составил около 90%. Треть всех заключенных в американских тюрьмах прошли Вьетнам. И это при том, что в США работало множество социальных программ, которые помогали «вьетнамцам» избавиться от «комплекса Рембо», алкогольной зависимости и прочих последствий посттравматического синдрома (ПТС)…

С теми же проблемами столкнулись сначала в Советском Союзе с «афганцами», потом в России с «чеченцами». Ни в СССР, ни в РФ никакие реабилитационные программы, естественно, не работали. По отношению к тысячам здоровых и не очень мужчин выстроили позицию «Мы вас туда не посылали». И каждый остался наедине со своими бедами. Последствия многие помнят…

Собственно, и сегодня в конфликте на востоке Украины «кадыровцы» и группы «гастролеров» — это во многом продукт чеченских войн. Люди, которые не видят своего применения вне войны, социализацией которых никто не занимался.

Очень скоро аналогичная проблема встанет и перед Украиной. Причем встанет еще острее, потому что абсолютное большинство воюющих на востоке солдат не являются профессиональными военными, то есть к стрессовым ситуациям их не готовили.

Сегодня госпитали и психиатрические больницы принимают бойцов с диагнозом «острая реакция на стресс» (ОРС) по 5-6 человек в сутки. По разным оценкам, за время АТО с различными симптомами психических нарушений госпитализировали от 1000 до 3000 военнослужащих.

Но эти цифры не отражают действительность. Необходимость убивать других людей и видеть смерть близких плюс неспособность контролировать ситуацию не могут пройти бесследно. Длящаяся травмирующая ситуация мобилизует все резервы организма, но дома, в спокойной обстановке, наступает реакция.

ОРС — транзиторное расстройство значительной тяжести, которое развивается у лиц, исходно не имевших видимых психических нарушений, в ответ на исключительный физический и психологический стресс. У них характерны перебои со сном, сниженное настроение, усталость и раздражительность. Многие словно застревают в травмирующей ситуации, прокручивая ее снова и снова. Прячутся от несуществующих взрывов, рвутся в бой, проживают заново самые страшные эпизоды своей жизни.

К примеру, в Днепропетровском госпитале боец с таким диагнозом трижды пытался совершить суицид. Во время боя он внезапно развернулся и начал стрелять по своим. Двоих убил, нескольких ранил. Уже в госпитале осознал произошедшее. Теперь говорит, что не может с этим жить. И подобных историй множество.

Пока фактически идет война, в больницы попадают только бойцы с острыми расстройствами. Когда она закончится, окажется, что посттравматический синдром так или иначе проявляется у каждого участника событий. Не только у тех, кто воевал, но и у жителей оккупированных территорий, волонтеров и даже тех, кто с маниакальной настойчивостью следил за происходящими ужасами якобы со стороны.

Длительное медикаментозное лечение и психологическая реабилитация очень скоро окажутся доступными далеко не всем, кто в этом нуждается. Системный подход и запуск соответственных государственных программ необходим уже сейчас. Иначе завтра все будут удивляться, почему же так повысилась агрессивность и конфликтность всего общества.

Расстройство психики в глазах обывателя существенно отличается от, к примеру, травмы колена. С раненной ногой человек обязательно обратится к врачу. Реакция на стресс не так очевидна, а быть «психом» стыдно, нужно быть мужиком и справляться с ПТС самому.

«Справляются» обычно с помощью алкоголя. Или начинают распускать руки дома. В любом случае матери придется объяснять ребенку, почему «папа вернулся не такой».

Проблема организации программы реабилитации ветеранов и беженцев с пострадавших территорий не только в отсутствии политической воли. Если с психиатрией все более-менее понятно, то психологов, специализирующихся на подобных диагнозах, в Украине практически нет. Большинство волонтеров, предоставляющих помощь бойцам сегодня, — вчерашние студенты. Да и работающие в госпиталях профессионалы тоже не имели такой практики ранее.

Но это не значит, что на переживших войну людей можно махнуть рукой. Американцы начали заниматься вопросами реабилитации поздно — и получили всплеск преступности, суицидов. Русские не начали вообще — и получили тысячи не вписывающихся в мирную жизнь молодых и сильных мужчин, «скучающих по войне». От большинства из них Россия, судя по всему, намерена избавиться на Донбассе. Поэтому Украине уже давно пора шевелиться, потому что в дальнейшем проблема ПТС будет расти как снежный ком.

Татьяна СЕМЕНЕЦ

Loading...
Loading...