Защити своих родных и близких

Андрей родился и вырос в русскоязычном Кривом Роге. Затем учился в Днепропетровске, а  работать поехал в Киев. 

Защити своих родных и близких

Там он женился, обзавелся собственной квартирой и жил спокойной размеренной жизнью: воспитывал двух маленьких дочерей и в общем-то, был счастлив. Когда в стране начались военные действия и была объявлена первая волна мобилизации, ни секунды не задумываясь, он пошел воевать. А задумался он гораздо позднее…

В тренировочный лагерь в Новых Петровцах Андрей приехал в состоянии аффекта. Мысли скрываться от мобилизации у него не было, мужчина понимал, что это его священный долг — как, например, для женщины родить и воспитать ребенка. Но осознание того, насколько круто, буквально на 360 градусов, в считанные дни изменилась твоя жизнь, оно, разумеется действовало, как холодный душ. Но сомнений у Андрея не было, ведь за его спиной находились родители, жена, дети, и ему совесть не позволила испугаться и спрятаться за них. Он понимал, что это его первый в жизни по-настоящему мужской поступок.

Первая боевая командировка стала для Андрея интересным приключением. Когда сюжеты популярных фильмов переносятся в твою жизнь, то поневоле начинаешь ощущать себя главным героем одного из них. Что бы ни говорили, но оружие, военная тактика и стратегия всегда были интересны даже для мальчишек, что уже говорить о взрослом мужчине.

— Когда приехали в Попасную, она уже была под контролем украинской армии, — рассказывает Андрей. — Я ходил по городу и всматривался в пустые и потухшие окна. Затем мы с ребятами услышали шорох и зашли в одну из квартир. Там никого не оказалось, но помещение с хорошим ремонтом и дорогой мебелью было испорчено вандалами, которые находились в городе до нас. Мы зашли в детскую комнату. Игрушки и вещи были втоптаны в грязь солдатскими сапогами. Мое внимание привлекла фотография в рамке. На ней были изображены 2 девочки — почти как мои дочки. Фото валялось на полу, стекло треснуло, изображение было все в пыли. На улыбки детей кто-то намеренно наступил грязной обувью. На меня нахлынули воспоминания — ведь меня дома тоже ждут маленькие дочки — и, вместе с тем, безудержное чувство гнева. Кто-то посмел прийти на нашу землю и втаптывать в грязь фотографии наших детей. И я подумал, что если бы я и все мои боевые товарищи не встали на защиту родины, то какой-то вражеский сапог втаптывал бы уже в грязь и фото моих маленьких дочерей. И эти мысли стали для меня будто прозрением: пока беда не касается тебя лично, когда она где-то далеко, ты ее не отождествляешь с собой, со своими родными и близкими. А когда будут топтать фотографию уже твоих детей (хорошо, если не жизнь), то тогда, возможно, уже будет поздно.

Андрей признался, что патриотизма, как такового, в первые дни военной службы у него не было. Все мы любим в той или иной степени родину, но всегда есть что-то роднее, ближе, что-то приоритетнее. Осознание истины пришло тогда, когда он понял, что родина — это дети, родители, жена, близкие родственники, это вон те малыши из детского дома, это пацаны из интерната, это старушки на лавочках у подъезда… И если ты не станешь их защитником, не обеспечишь их спокойствие и безопасность — их больше некому защитить.

И именно военное, такое непростое для нашей страны время показало всем ценность настоящего мужчины: за его могучей спиной в бронежилете каждый может чувствовать себя в безопасности.

 Олег Янчук

Подписывайся на нашу страницу в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!
powered by CACKLE