Лицо Бессарабии: «Если бы была возможность прожить жизнь сначала, я ничего не менял бы» — Иван Русев

Национальный природный парк «Тузловские лиманы», расположенный в Татарбунарском районе, известен уже далеко за пределами Одесской области и даже Украины. Во многом это заслуга известного ученного и природозащитника Ивана Русева, который уже не один год, иногда даже во вред своему здоровью, болеет за его сохранность. В преддверии 60-летия Ивана Трифоновича, которое он отмечает сегодня, 28 февраля, «Бессарабия INFORM» в рамках рубрики «Лица Бессарабии» поговорила с ним о его природоохранной деятельности, о настоящем и будущем Парка и об Украине. 

— Большинство людей знают Вас как ученого из Одессы. Откуда Вы родом, кем были Ваши родители? Расскажите о своей семье.

— Я родом из очень красивого села Дмитровка Татарбунарского района, которое раньше и вот сейчас опять называется Дельжилер. Оно расположено в долине речки Бакчаклия, которая исчезла как и многие другие малые реки.  Родился я в конце зимы и,  как говорила мама,  в рубашке, которая, видимо, в какой-то степени защищает меня до сих пор.

 Мои родители — простые труженики. Мать  имела четыре класса образования, но  очень много знала и была мудрой женщиной. Работала она в райпотребсоюзе, а потом в колхозном ларьке, где продавала овощи. Отец  управлял мастерскими, в которых занимались деревообработкой. В юности на бричке он ездил в Арцизский район, где в одной из немецких колоний изучал столярное дело. Я помню  изготовленный отцом стол, который был в нашем доме…

Семья у нас большая – родители воспитывали четырех детей: два сына и две дочери. С детства нам прививали  уважение к родителям и трудолюбие. Родители очень хотели, чтобы  мы  учились. Пришло время –  все дети вылетели из гнезда и получили высшее образование.

Я остался в городе. Он конечно, тянет, как и любого цивилизованного человека, к каким-то культурным явлениям, но я не могу там долго находится — скучно. Меня тянет в природу.

— Иван Трифонович, Вы – известный ученый и природозащитник. Кем Вы стали раньше и когда начался этот путь?

— Наверное, все-таки раньше я стал природозащитником. Еще в 80-м году мой преподаватель поручил мне выступить на телевидении с теми данными, которые я собрал как студент. Речь шла об очень ценных заливных лугах в дельте Днестра, их важно было сохранить. Тогда я подумал, что ко мне могут прислушаться и осознал, что становлюсь на путь защитника природы.

Предпосылкой также было и то, что в университете нас привлекали к различным рейдам, связанным с охраной природы.  Могу точно сказать, что в студенческие годы я становился прежде всего природоохранником, хотя, наверное, это были параллельные процессы.

Когда я учился на втором курсе, студентам, которые хотели заниматься наукой, предложили интересную форму  обучения: они могли вольно посещать лекции. Мне повезло, я попал в тройку таких студентов. Как и все, я сдавал зачеты и экзамены, но кроме этого начал больше исследовать Днестр, заниматься наукой, писать статьи.

Ключевым моментом стало то, что я, как ученый, оказался  в 1982-м году на Аральское море. Там я  должен был вести мониторинг окружающей среды с точки зрения поиска возбудителей чумы. Аральское море умирало от резкого сокращения стока рек Сырдарьи и Амударьи, песчаные и солевые бури заставляли людей уезжать, эта катастрофа побудила меня к природоохранной деятельности. Тогда я понял, что наука сама по себе никому не нужна, она должна быть прикладной в охране природы. Нет смысла изучать и  хранить знания на полках, когда могут исчезнуть целые экосистемы.

Лицо Бессарабии: "Если бы была возможность прожить жизнь сначала, я ничего не менял бы" - Иван Русев

— В конце 2015 года Вы начали работать в национальном природном парке «Тузловские лиманы». Два года Вы управляли парком. Что, будучи руководителем, Вы планировали сделать и что удалось?

— Да, 2015 год стал для меня решающим в плане кардинальной смены деятельности. Я занимался в основном наукой, исследовал дикую природу, писал статьи, но будучи по сути и природозащитником, я мечтал когда-нибудь работать в национальном парке. Я стоял у истоков создания нескольких нацпарков: «Нижнеднестровский» и «Тузловские лиманы». На Днестре мафия не пускала меня. А в ситуации с «Тузловскими лиманами» министерство понимало, что в Парке накопилось  много проблем и предложило мне возглавить его.  Для меня «Тузловские лиманы» были известны в общих чертах, но далеки по ощущениям. Я ощущал Днестр, Полесье, пустыню, где я работал. А вот такие песчаные пересыпи нашего края были для меня далеки. И я рискнул. Ведь у человека одна жизнь, и если выпадает шанс, нужно его использовать.  Мне поставили одно условие – завершить «Проект организации территории…», а я поставил два условия: сам формирую команду и два года руковожу, чтобы показать какой-то результат.

Все пошло немного не так. Я недооценивал ситуацию, думая, что имея определенный  опыт смогу переломать хребет коррупции. Мне это не удалось и до сих пор не удается, хотя, конечно, какие-то успехи есть. Но и министерские чиновники недооценили меня, они предполагали, что я, представителя общественности,  где-то споткнусь и они смогут поймать меня  в какую-то ловушку. Но команда сформировалась и мы работаем  максимально открыто, показывая, что мы делаем, для чего, куда двигаемся. Это правильная стратегия.

После двух лет работы в Парке на должности руководителя, я решил передать управление своему заместителю – Ирине Выхристюк, а сам возглавил научно-исследовательский отдел.

— Охарактеризуйте, пожалуйста, важность Парка несколькими словами. Какая из них самая весомая?

— Самая главная функция Парка–поддержание биосферных процессов. Если уникальные экосистемы нацпарка с тысячами видов животных и растений будут сохранены, то все экологические процессы будут происходить естественно и нормально. Это даст нам чистый воздух, рыбу и другие ресурсы для местных жителей. При этом условии будут развиваться рекреация и туризм.

— Как изменилась окружающая среда в Татарбунарском районе за то время,как вы наблюдете за ней?

Я начал наблюдать за окружающей средой еще с детства. Когда я был в классе 4-5, я очень полюбил рыбалку. Мог встать в часа в 4 утра и побежать на водохранилище, где целый день стоял с удочкой. Еще я ездил много на велосипеде, любовался природой. Вокруг было много лесополос. Мой дедушка Иван был бригадиром по насаждению лесополос в середине 50-х годов, и мне было больно смотреть, как они исчезают.

Я также помню, как меня поразило опрыскивание всего, что было вокруг моего дома. С самолетов поля опрыскивали химическими веществами. Тогда я понял, что это негативно отразится на состоянии природы.

Я видел много птиц на прибрежных территориях, которые были достаточно широкими и позволяли многим животным жить там. Сейчас этих прибрежных полос почти нет.

Самое главное – это, конечно, озеро Сасык. Этот огромный уникальный лиман, известный во всем Советском Союзе, имел большой запас рыбы, лечебной грязи. Сюда, на отдых и лечение,  приезжало ежегодно много людей. И когда Сасык начали отдамбовывать, я вспомнил Аральск, и понял, что с нашим водоемом будет происходить что-то нехорошее. Я начал собирать материалы и современем написал одну книгу о Сасыке, потом вторую. Понимал, что Сасык гибнет и до сих пор, к сожалению, он и жители окрестных сел страдают от бездумного вмешательства людей в природу.

— Многие следят за событиями в НПП «Тузловские лиманы», видят Вашу бескомпромиссную борьбу с браконьерами и на территории Парка, и в судах. Из каких источников Вы черпаете силу и вдохновение?

— Я с детства люблю природу и особенно птиц, которые являются наивысшим проявлением экосистемы, вершиной пирамиды. Когда я вижу птиц, я заряжаюсь, получаю много энергии. Особенно, если я вижу редких птиц. Находясь в природе, я очень меняюсь: у меня прекрасное настроение, я веселый, разговорчивый. Город давит на меня: смог, шум, суета угнетают. Главный источник сил – это, конечно, природа. Второй–это родная пища и напитки. Бессарабское вино для меня – особенное. Я считаю, что хорошее вино  в  умеренных дозах – это лекарство для человека.

— Раз Вы уже сказали о птицах, то сколько пернатых Вы спасли от гибели?

— На Днестре, когда я был студентом и потом, когда уже был ученым, я организовывал экспедиции для детей. Всего их было около двадцати. Вместе с ребятами мы ходили на рейды, особенно в период охоты. Мы находили убитых птиц, составляли акты и обращались в суд. Первый из них состоялся 30 лет назад. Тогда это касалось убитых пеликанов. Выиграть суд не удалось, но мы показали, что за права пернатых можно бороться.

Если говорить о том, что удалось, то на Днестре есть Карагольский залив, где за счет сгонно-нагонных явлений  мелководья периодически заливаются. На этом месте огромная компания хотела построить  рыборазводные пруды. Для этого необходимо было построить десятки километров  дамб. Одесским экологам, среди которых был и я, удалось остановить реализацию этой идеи, что позволило сберечь эту природную территорию, где летают такие редкие птицы как каравайка, колпица и другие.

Лицо Бессарабии: "Если бы была возможность прожить жизнь сначала, я ничего не менял бы" - Иван Русев

Печально, что несмотря на огромные усилия, которые мы с друзьями прилагали на протяжении 30 лет, экологический баланс Днестра нарушен,  птицы страдают из-за дефицита воды по вине плотин Днестровской ГЕС.  Считаю, что я недоработал, нужно было жестче бороться.

Если говорить о любимом месте, имея в виду конкретную точку на карте, то где оно? 

— Последний год я много об этом думал и остановился на «Тузловской Амазонии» — удивительно живописном местечке на территории НПП «Тузловские лиманы». Я знаю места, где много птиц, но туда либо трудно добираться, либо там не тот «набор» птиц, либо не тот запах. В этом месте есть все. Последние два месяца я бывал там очень часто и каждый раз как будто рождался заново. Насколько там интересно, что я с раннего утра и до поздней ночи ходил бы там, наблюдал за птицами и писал. Больше мне ничего не надо.

— Многие знают Вас именно благодаря тому, что Вы ежедневно очень интересно  пишете в «Фейсбуке» о том, что видите и что защищаете. Что побуждает Вас делать это?

— С юности у меня так заведено: если я что-то исследовал, узнал, то обязательно должен рассказать об этом. Потом я начал выступать на телевидении и осознал, что очень важно донести зрителю информацию о хрупком мире природы. Я решил: все, что я увидел, сфотографировал как ученый, журналист или природоохранник,  я должен донести людям, чтобы оно не умерло. Может, информация зацепит чью-то душу, заставит задуматься. Для меня это важно.

То, что я писал на протяжении двух лет, будучи руководителем Парка, я хочу обобщить в книгу под названием «Календарь борьбы за корону Посейдона».

— Иван Трифонович, Вы как ученый много времени проводите в экспедициях, разъездах,  часто не бываете дома.  Семья  с пониманием относится к Вашей работе, поддерживает  Вас?

— Вопрос непростой. Когда я женился, то предложил супруге поехать в какой-то заповедник, но жена не захотела, предпочла город. Я «притормозил» свои желания. Позже мне предлагали возглавить Дунайский биосферный заповедник. У меня были маленькие дети, семья не соглашалась на переезд и я отказался. Но по большому счету моя супруга дала мне огромную возможность заниматься наукой и любимой работой. Если бы она не сидела с детьми, не воспитывала их и не понимала, чем я занимаюсь, у меня ничего не получилось бы. Она входила в положение.

Лицо Бессарабии: "Если бы была возможность прожить жизнь сначала, я ничего не менял бы" - Иван Русев

Иногда я уезжал в экспедиции на 2-3 месяца, писал письма из пустыни, которые приходили позже, чем я возвращался домой. Было очень сложно. Когда я был дома, то всегда брал детей с собой: на велосипедах, пешком, на каяках мы проводили время на природе.Мои дети знают, что такое природа и ее защита – они много раз принимали участие и в экспедициях и в различных пикетах. Их у меня трое, ни один из них не  избрал профессию природоохранника, хотя в душе они  таковы.

Моя семья – надежный тыл, который позволил мне стать таким, как я есть.

— Каким Вы видите будущее Украины?

Лицо Бессарабии: "Если бы была возможность прожить жизнь сначала, я ничего не менял бы" - Иван Русев

— Украина – моя родная страна. Я горжусь тем, что Бог наделил нас, украинцев,  абсолютно всем, начиная от Черного моря, Крыма до Карпат, Полесья…  И горжусь тем, что родился именно здесь. Верю, что Украина обладает огромным потенциалом: природным и людским. Если бы во времена  Советского Союза  время миллионы людей не погибли в лагерях ГУЛАГа, не были истреблены коммунистической системой, генетический потенциал  украинской нации был бы одним из самых перспективных. Мы вырвались из этой системы и восстанавливаемся.

Со своими сыновьями я принимал участие в революционных процессах  нашей страны. Понимаю, что эволюционный путь возможен, но он может длиться годами, столетиями и тысячелетиями, а жизнь уходит. Я чувствовал, что мог помочь сегодня и поэтому вышел на майдан. Когда я увидел тысячи  людей, которые были едины, я понял, что эти ребята не сдадут Украину. Она имеет огромный потенциал и огромное будущее. Украина будет одной из передовых стран по туризму – у нас есть что посмотреть, а также в аграрном направлении, рыбопромышленном,  как транспортный коридор  — мы находимся в центре Европы.

— Что является Вашим хобби?

 Мне очень повезло: моя профессия и хобби всегда вместе. Я очень люблю природу и люблю фотографировать. Фотоаппарат у меня был с юности. В студенческие годы  мы работали на поле, где сельские дети трудились  по 20 часов в сутки на току.   Когда зарплата в среднем была 130-140 рублей, мы получали 300. Я купил себе фотоснайпер, видеокамеру и очень много снимал. Я не могу находиться в природе без возможности фиксировать увиденное. Можно, конечно, убеждать словом, но когда ты показываешь картинку, отображающую красоту природы, это намного эффектнее. Мое хобби – фотография.

Лицо Бессарабии: "Если бы была возможность прожить жизнь сначала, я ничего не менял бы" - Иван Русев

—  Считаете ли Вы себя счастливым человеком?

— Да. Если бы была возможность прожить жизнь сначала, я ничего не менял бы. Всевышний дал мне ряд испытаний, когда необходимо было определиться с кем ты и куда идешь.  Первое испытание – это Аральское море. Эта экологическая катастрофа, о которой я пытался говорить и писать. Ее скрывали. Людей, выезжающих оттуда, расселяли, чтобы они молчали. Эта ситуация сделала переворот в моем сознании. Понимаю, что это было испытание.

Потом, когда на Днестре мы создавали национальный парк, нам угрожали. Но мы не свернули и прошли это испытание, став сильнее.

Подписывайся на нашу страницу в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!

Лицо Бессарабии: "Если бы была возможность прожить жизнь сначала, я ничего не менял бы" - Иван Русев

Позже я был депутатом Одесского областного совета, председателем экологической комиссии. В то время появился огромный проект, предусматривающий строительство нефтетерминала. Все документы должны были проходить через нашу комиссию. Ребята в кожаных куртках старались любой ценой получить согласование проекта: пытались подкупить, угрожали, предлагали оплатить издательство моей книги… В такой ситуации, когда у тебя есть доли секунды на принятие решения, у тебя формируется характер.

Эти испытания закаляли меня и я готов нести  свой крест.

— О чем мечтает Иван Русев?

— Я мечтаю, чтобы в нашей стране воцарился порядок, чтобы люди достойно жили, чтобы в бессарабской части Украины побольше было объектов природно-заповедного фонда. Чтобы то, что дано нам  Богом,  мы не уничтожили как дикари, а  сохранили как цивилизованные люди.

— Иван Трифонович, в преддверии Вашего юбилея хочется пожелать Вам крепкого здоровья, семейного благополучия, новых открытий, творческих успехов и процветания Парку, в котором Вы трудитесь.  И пусть Ваши мечты осуществятся!

Беседовала Ирина Бурлаченко

powered by CACKLE