Приговор — отпустить: в Измаильском суде провалилось очередное дело о продаже наркотиков

О преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков в Измаиле, ходят легенды. Сложилось устойчивое мнение, что такие правонарушения зачастую остаются безнаказанными. Особенно это касается эпизодов, связанных со сбытом наркотиков. Дела о наркоторговле либо не возбуждаются вообще, либо проваливаются в суде из-за отсутствия доказательной базы. Об одном из ярких примеров расскажет «Бессарабия INFORM». 

Неоднократно судимый житель села Матроска Измаильского района организовал у себя дома по улице Гагарина наркопритон. «Клиенты», которые приходили к нему за дозой, не выносили «товар» за пределы точки, а кололись прямо на месте — распространенная практика. Это длилось достаточно длительное время и информация об этом дошла и до правоохранителей.

В октябре 2014 года сектором БНОН Измаильского отдела тогда еще милиции было проведено несколько оперативных закупок наркотических средств у данного гражданина по месту его жительства. Это было подтверждено постановлениями о проведении закупок, протоколами обыска о выявлении и изъятии наркотиков и меченых денег в доме у наркодилера и другими документами. Преступника задержали 29 октября того же года. Пока длилось расследование он пребывал под стражей вплоть до 30 марта 2016 года, но потом его отпустили до суда.

Оказавшись на свободе, злоумышленник снова взялся за старое. Получив оперативную информацию о том, что в Матроске хорошо знакомый правоохранителям субъект по тому же адресу опять занимается преступной деятельностью в сфере оборота наркотических средств, в августе 2017 года полицейские наведались к нему с обыском. И снова нашли наркотики: расфасованную в три пакета маковую соломку общей массой более 600 граммов, медицинский шприц с ацетилированным опием объемом 6,2 мл, бутылки с растворителем (используется при изготовлении опиатных наркотиков).

Дело было направлено в Измаильский горрайонный суд. Мужчину обвинили в совершении сразу трех преступлений — предусмотренных ч. 2 ст.307 (Незаконное производство, изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка или сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов), ч. 2 ст. 309 (Незаконное производство, изготовление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта) и ч.2 ст. 317 (Организация или содержание мест для незаконного употребления, производства или изготовления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов) УК Украины.

Но доказать сбыт и организацию нарколаборатории и наркопритона сторона обвинения не смогла. Прокурор на суде не допрашивал ценных свидетелей, на показаниях которых составлялись процессуальные документы — сослался на то, что они отказались от своих показаний, которые давали в ходе досудебного расследования. А поскольку эти показания судом не рассматривались, по закону они не могут считаться доказательствами.

И еще один любопытный момент, который на суде зачастую срабатывает на руку наркодельцам и по большому счету спасает их от больших тюремных сроков, когда дело касается сбыта наркотиков. Оказывается, «согласно сложившейся позиции Европейского суда по правам человека наличие государственного интереса нельзя использовать в качестве обоснования относительно использования доказательств, полученных в результате полицейской провокации, поскольку применение таких доказательств подвергает обвиняемого на риск окончательно лишиться справедливого судебного разбирательства с самого начала;  внутригосударственное законодательство не должно позволять использование доказательств, полученных в результате подстрекательства со стороны государственных агентов. В противном случае такое законодательство не соответствует принципам «справедливого судопроизводства» (выдержка из судебного решения).

Объясним, что именно имеется в виду под термином «полицейская провокация». По убеждению суда, применение агентов под прикрытием должно быть ограничено сотрудниками полиции, которые могут действовать тайно, а не заниматься подстрекательством. Из обвинительного акта следовало, что полицейские подослали наркоманов совершить контрольную закупку. Это и стало основанием для привлечения обвиняемого к уголовной ответственности по ч.2 ст.317 УК Украины. Но о том, что обвиняемый знал, что у него в доме употребляли наркотическое средство, сторона обвинения никаких доказательств не предоставила. Поэтому суд не счел доказанной вину обвиняемого в организации наркопритона.

По поводу меченых денег, найденных при обыске, подсудимый объяснил, что это был долг, который ему вернул один из свидетелей (тот, что впоследствии отказался свидетельствовать против него на суде).

В результате суд признал обвиняемого виновным только по одной из предъявленных ему статей — ч. 2 ст. 309 (Незаконное производство, изготовление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта) УК Украины. Преступник остался на свободе — 1 год и 7 месяцев пребывания под стражей в период досудебного расследования ему засчитали  как день за два и решили ограничиться отбытым сроком наказания. Приговор был оглашен и приведен в действие 1 июня текущего года. А ведь если бы наркодельца признали виновным по всем трем статьям, он мог бы получить в совокупности лет 20, не меньше.

…Это дело — яркий пример того, как непросто доказать преступления, связанные со сбытом наркотиков, и как легко проваливаются такие дела в суде. Причины могут быть самые разные. А следствие всегда одно — расцвет наркопреступности в Измаильском районе и сотни загубленных жизней наркоманов.

Подписывайся на нашу страницу в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!