Бывший начальник Лиманского рассказал в интервью OBOZREVATEL о причинах его увольнения и роли в этой истории нардепа Ткаченко

Журналисты одного из центральных СМИ Украины, интернет сайта OBOZREVATEL выяснили новые подробности увольнения Игоря Лиманского с должности директора Килийского филиала ГП «Центр сертификации и экспертизы семян и посадочного материала», а также узнали какую роль в этой истории сыграл нардеп от Бессарабии Александр Ткаченко. В рамках журналисткого расследования под названием «Мародерство от «слуг народа» во время пандемии», корреспондент Обозревателя пообщался с гендиректором ГП «Центр сертификации и экспертизы семян и посадочного материала» Василием Сахненко, который в деталях рассказал неизвестные ранее подробности. Публикуем материал киевских коллег без купюр и правок. 

Народный депутат от партии «Слуга Народа» от 141-го округа Александр Михайлович Ткаченко (не путать с экс-гендиректором канала 1+1 Александром Владиславовичем Ткаченко), которого ранее назвали разочарованием 2019-го года в Бессарабии, угодил в очередной громкий коррупционный скандал. Пока все борются с коронавирусом и думают, что предпринять для спасения людей, слуга народа Ткаченко отметился в лоббировании своих сподвижников, одиозных «бизнесменов»-коррупционеров, предприятия которых разворовывали рис, средства и имущество, принадлежащие государству на миллионы гривен. Как стало известно журналистам, нардеп Ткаченко попытался воспрепятствовать увольнению с должности руководителя Килийского филиала государственного предприятия «Центр сертификации и экспертизы семян и посадочного материала», скандально известного экс-депутата Килийского райсовета от «Батькивщины» Игоря Лиманского, которого недавно отстранили от должности в связи с обвинениями в масштабных хищениях. Для того, чтобы уладить ситуацию и оставить проворовавшегося делка при должности, как говорят наши источники, Ткаченко, надев желтое пальто, лично в сопровождении Лиманского отправился в Киев оказывать давление на руководителя центрального офиса госпредприятия. Чтобы детально разобраться в ситуации, мы решили тщательно проверить все факты, а также непосредственно пообщаться с гендиректором ГП «Центр сертификации и экспертизы семян и посадочного материала» Василием Сахненко.

Хищения на миллионы гривен: кого спасал Ткаченко

Государственное предприятие «Центр сертификации и экспертизы семян и посадочного материала» владеет землями сельскохозяйственного назначения практически во всех регионах Украины, где, соответственно, располагаются его филиалы. Государственные земли, как правило, сдают в аренду фермерам, которые эти земли обрабатывают и выращивают на них различные культуры, а от общего урожая по договорам часть урожая отходит государству.

Одно из таких представительств госпредприятия находится на Юге Украины в городе Килия Одесской области. В 2016 году Килийский филиал государственного предприятия «Центра сертификации и экспертизы семян и посадочного материала» возглавил некий Лиманский Игорь Васильевич, имеющий весьма неблаговидную репутацию в регионе. Произошло это после реорганизация, когда Одесский и Килийский филиалы были разделены.

После того, как Лиманский стал директором, работа велась по такому принципу: земля сдавалась в аренду фермеру (136 га – орошаемая земля под посадку риса в Килийском районе и 318 га в Утконосовке Измаильского района).

Став директором Килийского филиала госпредприятия, Лиманский заключил договор с фермерским предприятием «Агропівдень +», собственником которого являлся некий Кройтер Олег Сергеевич. Как выяснилось впоследствии, фермер Кройтер является супругом родной сестры Игоря Лиманского.

За все три года «работы» государственное предприятие фактически не получало прибыли, еще «живая» техника списывалась, как нерабочая, а под конец «сотрудничества» государство еще и оказалось «должно» фермеру 3, 6 миллионов гривен! Ситуация, надо заметить, — удивительная, парадоксальная, имеющая яркий коррупционный оттенок.

«Олег Кройтер является непосредственно мужем сестры Лиманского, говорит один из местных аграриев. — Изначально была допущена коррупционная составляющая при составлении этого договора. Этот договор они в Киеве, где находится центральный офис всех предприятий по всей Украине, даже не согласовывали. Вместе с фермером они начали работать. Никакими опытами, естественно, там никто не занимался. На земле сеялась то кукуруза, то подсолнух, те культуры, которые были им выгодны. Они потихоньку загоняли предприятие в долги. Только за 2019 год умудрились списать порядка 60 единиц техники (подали 90 единиц к списанию), которая якобы непригодна».

Да, действительно, из этого всего списка какая-то часть была непригодна, но определенная часть, говорит фермер, была нормальной техникой.

«Они подсунули документы на списание. Поехали пофотографировали совершенно другую технику в определенные колхозы, где все разбито, и подали фотографии с другой техникой и произвели вот это списание. Эта техника просто была украдена из филиала. Вот так они работали», — сообщает наш источник в Килие.

На протяжении всего времени работы Килийского филиала, поговаривают местные аграрии, очень сильно занижался урожай, показывалась засуха. Некоторые поля в прошлом году были остановлены благодаря агроному Килийского предприятия.

«Они хотели просто списать поля, что типа ничего на них нет, ничего не растет. А затем просто самовольно убрать урожай и вообще не показать, что что-то на них было. Но когда приехала комиссия и пересмотрела, то увидела, что действительно поля есть, они засеяны и их надо убирать. Эта афера в прошлом году у них не удалась», — уточнил собеседник издания.

Следует заметить, что на должность руководителя Килийского филиала Игорь Лиманский был назначен еще при предыдущем руководителе госпредприятия Романе Карпляке. По сообщениям СМИ, обоих связывали тесные коррупционные связи, именно поэтому в центральном офисе якобы закрывали глаза на их проделки.

«В 2017 году приспешников Лиманского в коррупционной банде госпредприятия — Романа Карпляка, Дмитрия Гавловского и Андрея Чубенко — Служба безопасности и Генпрокуратура арестовали при получении взятки в полтора миллиона гривен. Карпляк даже некоторое время сидел в СИЗО», — сообщали СМИ.

Когда после смены власти в Украине, в центральном офисе ГП «Центр сертификации и экспертизы семян и посадочного материала» в Киеве сменилось руководство, то различного пошиба мелким жуликам запахло жаренным, так как подходы кардинально изменились.

Когда они посмотрели на всю эту картину, то увидели, что отчетность никто не сдавал, , что региональные филиалы выживают, а на местах творится полный «беспредел».

«С такими горе-директорами, которые находились на местах, они решили провести аудиторские проверки, посмотреть, как обстоят дела на предприятиях. Пересмотрев эти невыгодные договора, руководство ГП в первую очередь приняло решение разорвать их», — говорит наш источник внутри предприятия.

Так произошло и в нашем случае – контракт с «Агропивдень+» Олега Кройтера был разорван, а Игорь Лиманский, дела в отношении которого расследует СБУ и Нацполиция, отстранен от должности.

И кто бы вы думали пришел на помощь мелкому жулику? Народный депутат от партии «Слуга народа» Александр Михайлович Ткаченко, избранный по 141 округу в Бессарабии.

«Коррупция и мародерство»: зачем Ткаченко подставляет Зеленского?

По нашей информации, которую подтвердило несколько источников, «крышей» проворовавшегося делка выступил в столь смутное время Александр Ткаченко. Он в сопровождении Лиманского отправился лично в Киеве оказывать давление на нового генерального директора ГП «Центр сертификации и экспертизы семян и посадочного материала» с тем, чтобы оставить Лиманского при должности. Маловероятно, что народный депутат не знал, кого защищает. Все дело в том, что такого плана люди составляют его окружение.

Такого плана действия нардепа в период пандемии COVID-19, когда медучреждения и люди нуждаются в помощи, а он решает вопросы мелкого жулья, которое хочет оставаться у кормушки, можно назвать не как иначе, как «мародерство». Да и по какому праву нардеп вообще должен вмешиваться в политику госпредприятий? Когда люди выбирали на парламентских выборах народных депутатов, то голосовали, по сути, за Зеленского. Избранники должны были быть благодарны своему лидеру и избирателям, отстаивая интересы громады, а не решая «шкурные вопросы» мелких коррупционеров.

Отметим, что это уже далеко не первый так называемый «зашквар» нардепа Ткаченко. От начала каденции, когда он убегал от избирателей, он уже попадал в ряд громких скандалов. По сообщениям СМИ, он вместе со своим братом и помощниками якобы лоббировал разрешение охоты в Дунайском биосферном заповеднике в интересах некого убийцы по прозвищу «Карась-Чуркин».

«Александр Ткаченко по инициативе своего брата и некого господина Петрусенко якобы лоббирует разрешение охоты в Дунайском биосферном заповеднике в интересах близкого к Барвиненко одиозного егеря Килийского района Сергея Иванова по кличке «Карась-Чуркин», который обвинялся правоохранителями в умышленном убийстве человека в центре Килии, но так и не понес за это наказание». Журналисты писали также о том, что «депутат занимается чем угодно, но только не вопросами округа», и это сильно не нравится избирателям.

Чтобы узнать детали коррупционного скандала вокруг Килийского филиала, а также выяснить, действительно ли Ткаченко приезжал в Киевский офис ГП «Центр сертификации и экспертизы семян и посадочного материала» заступаться за Лиманского, мы пообщались с новым гендиректором предприятия Василием Сахненко, который как раз пришел разрушить пирамиду вот таких коррумпированных руководителей. Предлагаем его интервью без купюр.

«Ткаченко считал, что Лиманского выгнали из родового гнезда»

— Василий Александрович, сложилась такая ситуация, что в Килийском филиале ГП «Центр сертификации и экспертизы семян» сменилось руководство. Поговаривают, что вследствие работы предыдущего руководителя у центрального офиса перед филиалом возникла задолженность в 3,6 млн. гривен. Соответствует ли это действительности и как бы вы охарактеризовали ситуацию?

— Ну, там и так, и не так. Первое. Там за последние два года была сформирована перед предприятием «Агропивдень+» кредиторская задолженность в размере 3,6 миллиона гривен. Как она сформировалась? На то время директор филиала Лиманский Игорь Васильевич нанял предприятие для обработки земли и выращивания. И выращивали они таким образом, что в итоге хозяин земли оказался должен тому, кто на ней работал.

То есть механизм каков? Поселились у вас в квартире арендаторы, ушли, побили у вас мебель, а вы остались им должны. Должны за то, что они, бедняги, разбили руки, когда ломали вам мебель. Где-то так выглядит ситуация.

На самом деле, это земля государственная. В основном, это рисовые чеки, на которых должны выращивать рис. Но Лиманский перессорился со всеми так, что в эти чеки воду ему не подавали. Есть люди, которые не умеют себя вести абсолютно.

Технология выращивания риса предусматривает затопление почвы, потом земля набирает влаги, затем вода уходит, высевается, и опять затопление. Ему (Лиманскому. – Авт.) воду не давали, поэтому он на рисовых чеках сеял подсолнечник. Показывал урожайность, которая не позволяла предприятию, которое он нанял, получать прибыль. И из-за этого государство оказалось ему должно 3,6 миллиона гривен. Кстати, это предприятие принадлежит его свояку, мужу его родной сестры. Это если вкратце охарактеризовать ситуацию.

— Правда ли, что по договору фермер обязан 80% урожая забирать себе, а 20% отдавать государству? Прописывались ли в договорах конкретные культуры, которые должен выращивать фермер?

— Ничего этого в договорах не предусматривалось. По сути, этот документ даже договором аренды нельзя назвать. Это такой договор, который предполагал выращивание любой культуры, договор не предусматривал какой-то конкретно культуры. То есть отдали на откуп определенное количество земли, на которых позволялось выращивать что-либо, собирать урожай и из полученного урожая отдавать порядка 20% в центральный офис, то есть государству. Ничего этого не было. Кроме убытков, ничего не было.

— Правда ли, что когда зашла комиссия в Килийский филиал, то обнаружила, что была списана техника, которая еще рабочая? Правда ли, что государственное имущество списывалось и вывозили это имущество люди Игоря Лиманского, когда он был уже отстранен от должности?

— Сегодня мы формируем коллектив аудиторов, которые детально разберутся в этом вопросе. Подтвердить или опровергнуть это я не могу, потому что лично там не был и этого не видел. Но я предполагаю, что все вами описанное могло быть.

В плане списания техники, то это наша политика: списать все, что непригодно к эксплуатации. С тем, чтобы потом не держать сторожей, которые охраняют кучу металлолома. Ну, а я думаю, что в деталях разберется уже аудит.

— То есть еще пока нет заключения аудита, инвентаризации и т.д.?

— Нет, такого еще пока нет.

— Правда ли, что во время работы комиссии на вас как на руководителя центрального офиса оказывалось давление с целью оставить Лиманского при должности и откатить эту ситуацию назад?

— Я не знаю, как это назвать: давление или не давление. Но была поднята такая вот волна доброжелателей Лиманского, приезжал депутат от «Слуги народа».

— Александр Михайлович Ткаченко от 141-го округа в Бессарабии?

— Да. Этот депутат считал, что мы Лиманского выгнали из родового гнезда, такова его позиция была. Когда ему объяснили, он перестал так думать. Потом подъезжал глава какого-то объединения фермеров. Я, к сожалению, не запомнил.

— Артеменко?

— По видимому, да. Тоже пришлось объяснять. Я готов объяснять каждому, что я делаю, как я делаю, для чего я это делаю. Мне совершенно ничего не стоит объяснить людям свою позицию, свое поведение, и свою политику в отношении любого подразделения.

— Если вкратце, почему был отстранен от должности господин Лиманский?

— Он был отстранен от должности по двум причинам. Первая причина – это не прибыльность работы. Все три года работы филиала не было прибыли.

Вторая причина – это обращение прокурора с просьбой разобраться в подписании договора. Это называется в юриспруденции конфликт интересов, когда договор подписывается с родственником.

Примечание автора: Как следует из официальных документов прокуратуры, оказавшихся в нашем распоряжении, в отношении деятельности Игоря Лиманского Измаильской городской прокуратурой расследуется два уголовных производства: за № 12018160310000450 от 21.08.2018 по ст. 356 УК Украины, а также за № 2018160310000658 по ст. 290 УК Украины. Там же сообщается, что жена Олега Кройтера – Алена Васильевна – родная сестра Игоря Л манского.

— Имеется в виду компания «Агропивдень+»?

— Да. Там как раз и было все это прописано в обращении прокурора. Поэтому мы потребовали разъяснений. Разъяснения нам не были предоставлены. До этого на время разбирательства мы решили отстранить его от занимаемой должности, провести аудит и уже получить какие-то выводы аудиторской группы. В любом случае, руководить аудитом будет из офиса наше управление, а предприятие будет оказывать услуги.

— Действительно ли есть уголовные производства касательно деятельности Игоря Лиманского на должности главы Килийского филиала?

— Да, было уголовное производство. На каком этапе оно я не знаю. Без особого движения оно туда-сюда шатается. Не могу сказать активная ли это фаза, или фаза сбора доказательств.

— Господин Лиманский на подконтрольных ему региональных СМИ начал выражать свою позицию, которая сводится к тому, что с компанией «Агропивдень+» разорвали контракт, не уведомив ее? Действительно ли это так, и входило ли в ваши обязанности их уведомлять?

— Мы их уведомили, как это предполагает договор. Мы сообщили им, что контракт расторгаем, что у них деятельности не будет. Попросили «Агропивдень+» калькуляцию их затрат на работы, с тем, чтобы реально оценить уровень размера кредиторской задолженности. Это если вкратце, потому что рассказывать об этом можно долго и печально. Так, как они это любят.

— То есть центральному офису было попросту не выгодно сотрудничество с контрагентом «Агропивдень+», бенефициар которого – родственник Игоря Лиманского Олег Кройтер?

— Безусловно.

— Появилась информация, что вы взяли нового контрагента, который согласился работать по форвардным контрактам, то есть платить наперед?

— По сути, да. Мы самому Лиманскому предлагали порядка двух месяцев назад. Мы ведем работу по переподписанию всех существующих договоров предприятий. В том числе и ему было дано право подобрать контрагента с тем, чтобы построить работу прибыльно по договору. Сама система договоров предполагает невозможность быть убыточным предприятию. То есть в любом случае предполагается какой-то уровень урожайности, которая опять-таки предполагает получение какого-то валового продукта, который продается по форвардному контракту. По этому форвардному контракту осуществляется предоплата. Она же и обеспечивает саму доходность.

— Которая непосредственно идет уже в центр?

— Да.

— Как бы вы описали разговор, который состоялся между вами, Игорем Лиманским, депутатом от «Слуги народа» Ткаченко и аграрием? Чего они добивались?

— Ткаченко хотел понять причины. Хотя человек приехал настроенный таким образом, что мы тут непонятно чем занимаемся, что мы увольняем «честного» руководителя. Когда ему объяснили, он извинился. Потом после разговора он еще перезванивал и уточнял сумму прибыли этого контракта. И когда я ее озвучил, он попросту перестал задавать вопросы.

Точно также произошло и с аграрием. У него была позиция такая: «Мол, как так, неизвестно кому отдаете. Предложили контракт на таких условиях, а почему нам не предлагали?». Я сказал, что мы предлагали два месяца назад. Мы сформировали условия, отдали в руки Лиманскому договор, с которым он должен был бы пообщаться с фермерами, которые хотели бы поработать. Но когда мы ему назвали сумму, он тут же отказался, сказав «я на таких условиях работать не буду». Этот глава фермерского объединения.

— Исходя из этой суммы, можно понять, сколько они себе забирали последние три года.

— Ну да. Как минимум.

— О каких цифрах вообще идет речь?

— Речь идет о 4000 гривен с гектара.

— А там два участка порядка 500 гектаров. То есть государство недополучало миллионы гривен?

— Конечно.

— Это будет еще иметь уголовную перспективу?

— Мы обратились в правоохранительные органы с просьбой оказать нам помощь и рассмотреть возникновение этой кредиторской задолженности, законность ее образования. Думаю, правоохранители разберутся. Есть заявление в Нацполицию и СБУ.

У нас есть прецеденты, когда по такой кредиторке, если мы понимаем, что люди порядочные, мы понимаем, что где-то руководство просило сформировать такую кредиторку. Люди всякие бывают. Мне условно нужно сделать предприятие прибыльным, я его делаю прибыльным. Не так это просто, но и не очень сложно. Так вот есть случаи, когда 8 000 000 гривен и человек после разговора просто отказался от кредиторки. Мы просто поговорили и 8 000 000 было списано.

— А были ли какие-то угрозы, что мы, мол, вас жалобами завалим и т.д.

— Ну, напрямую это не звучало. По крайне мере, от тех людей, с которыми я разговаривал. То, что они на месте поднимают какую-то волну, я думаю это – защитная реакция на наши действия. А так – я ничего не боюсь, готов показывать эти договора. Я спокойно иду в министерство с этими документами, я иду в Фонд госимущества Украины и спокойно это все показываю. Мы ничего ни от кого не скрываем.

-А правда, что когда эти трое к вам приехали, депутату Ткаченко было показано некое видео, как Лиманский вывозит технику с предприятия?

— Нет, такого не было.

— Но какое-то видео все же существует?

— На то время у меня не было такого видео. Возможно, оно есть у тех, кто сейчас обрабатывает эти земли.

Там есть факты, в которых нужно разбираться. Условно ему когда-то здесь списали технику, подписали документы на списание. Трактор он продал как металлолом, а так он его доремонтировал и он у него работает вполне как трактор. Есть и такое.

Это все характеризует работу предприятия, как оно работало раньше. Оно работало таким образом.

— А чего они сейчас добиваются публикацией заказных материалов в СМИ, где говорят, что у них якобы забрали засеянные поля?

— Засеянные поля. Вот — условно засеяно поле. Они по этому полю (любое поле берем, условно 100 ГА), чтобы посеять, перед тем необходимо вспахать и закультивировать, внести удобрения. Когда взошло – средства защиты. То есть уровень затрат, он – считаемый. А они хотят это представить как затраты порядка семи тысяч на гектар, а по факту там может быть три тысячи на гектар. Никто же не знает.

— И таким образом образовалась вот эта мифическая задолженность?

— Таким образом рисовалось.

— Подскажите, а когда к вам приезжала делегация от Лиманского?

— Неделю назад примерно (интервью было записано 16 марта. – Авт.). Это было 10-го марта.

У них задача сегодня защитить то, что они рисовали до этого года, а также то, что нарисовали уже в этом году.

— Потому что в ином случае их ждет ответственность?

— Да. Больше того, мы предлагали с этим же Кройтором, если он такой хороший, переподписать контракт на наших условиях с гарантированной у государства доходностью и под нашим контролем. Они отказались.

Продолжение следует…

Бывший начальник Лиманского рассказал в интервью OBOZREVATEL о причинах его увольнения и роли в этой истории нардепа Ткаченко

Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM

Друзья! Подписывайтесь на наш канал в Telegram и будьте всегда в курсе самых последних новостей. Клац и новости прилетают прямо к Вам в карман!

загрузка...
powered by CACKLE