Депутат Одесского облсовета Иван Бойченко: А нужны ли нам депутаты?

Нужны ли сегодня депутаты областных и районных советов, насколько оправданны расходы на содержание так называемых реабилитационных центров для детей и подростков?

На эти и другие вопросы в интервью «Oдесса News» ответил депутат Одесского областного совета, председатель постоянной комиссии по вопросам прав человека, свободы слова и информации Иван Бойченко.

Последнее время часто приходится слышать от чиновников, что печатные СМИ устарели. В моде интернет-издания. А как насчёт депутатства? Может, эта форма народного представительства на областном или районных уровнях тоже устарела?
— На мой взгляд, уже давно назрели определённые изменения. Возможно, следует уменьшить депутатский корпус, повысить его ответственность, и, одновременно, предоставить хоть какие-то материальные средства депутатам для их работы на избирательных округах. Ведь даже на поездки по округу (а это, например, в моём случае, 7 сёл Ренийского района) расход бензина для автомобиля немалый. Есть и другие расходы, но все они лежат на самих депутатах.

А что значит быть депутатом сегодня, на Ваш взгляд? Это престиж и привилегии или дополнительные заботы и ответственность?
— Конечно же, это не привилегия. Те права, которые мы получаем вместе с мандатом, в том числе и возможность, делать запросы в различные органы и учреждения, они, скорее, механизм, позволяющий нам выполнять свои депутатские обязанности. Быть депутатом — это большая ответственность и, конечно же, постоянная «головная боль». Но, когда ты понимаешь, что смог помочь людям, решил те или иные жизненно важные для них вопросы, или сумел воплотить в реальность какие-то социальные, инфраструктурные проекты, представляющие практический интерес для громады, тогда с моральной точки зрения это компенсирует все затраты.

Люди, в большинстве случаев, представляют работу депутата областного совета как его участие в пленарных сессионных заседаниях, где принимают какие-то проекты решений: обсуждают, спорят, голосуют. Но, вероятно, основная работа должна проходить, все-таки, в избирательных округах?

— Как я уже сказал, мой избирательный округ – это семь сёл, расположенных в Ренийском районе. Нацеленность моя была всю эту каденцию — на решение социальных и инфраструктурных проектов, предусмотренных областным бюджетом. Для того, чтобы понять, какими проблемами живут люди, какие вопросы первоочередные, а какие вторичны, для этого нужна непосредственная и постоянная коммуникация с активными представителями местной громады. Поэтому я решил, что организовывать депутатскую приёмную в городе не имеет смысла. Я сам приезжаю к своим избирателям в сёла, когда это необходимо. Провожу личные встречи с активистами, председателями сельских советов. Иногда участвую в заседаниях, которые проводят представители местной власти. Получая информацию, так сказать, из первых рук, я владею социально-экономической ситуацией в моём округе и могу донести эту информацию до председателя Одесского областного совета и губернатора.

В основном, приходится решать комплексные задачи, но иногда люди обращаются за конкретной помощью. Как известно, Бессарабия лидирует по количеству онкобольных. В определённой степени это связано и с проблемой питьевой воды, которая является там одной из самых актуальных на сегодняшний день. Адресная материальная помощь, которую мы просим оказать этим людям, выделяется из областного бюджета. Конечно же, она кардинально не решает вопрос, но для них очень важна.

А приходилось ли разбираться в каких-то конфликтах, которые возникали в вашем округе?
— В основном, это земельные проблемы. Люди в сёлах живут небогато. Их дома стоят немного, но вот земельные паи, которые им когда-то при ликвидации колхозов были выделены, сегодня имеют значительную стоимость. Но далеко не у всех простых селян есть акты — правоустанавливающие документы на землю. Этим пользуются и чиновники, и фермеры, которые в юридическом смысле неплохо подкованы или имеют своих юристов, адвокатов. Отсюда нередкие захваты чужих земельных паёв и, как следствие, разгорающиеся конфликты.

На мой взгляд, каждый, кто живёт в селе, должен иметь земельные наделы, оформленные как его частная собственность, которой он может не только пользоваться, но и распоряжаться. Но очень важно, чтобы был создан механизм защиты простых людей. Чтобы их земельные участки не были скуплены у них за бесценок и люди остались ни с чем.

В начале осени в Одессе разгорелся скандал вокруг детского реабилитационного центра, или проще говоря, приюта под названием «Свитанок». Сейчас идёт досудебное расследование. Но уже можно говорить о том, что никакой «реабилитации», психологической моральной поддержки от персонала оказавшиеся там дети и подростки не получали. Ребята, пережившие психологические травмы в собственных семьях, оказались в условиях ни чем не лучше, чем те, из которых они сюда попали. Так в чём же проблема? Непосредственно в персонале этого приюта или, может, гораздо глубже. Может, сама система таких приютов себя давно уже не оправдывает?
— Когда правоохранительные органы стали расследовать то, что случилось в «Свитанке», выяснилось, что администрация по непонятной причине не допускала к детям представителей ни одной из религиозных конфессий, зато свободный доступ на территорию приюта имели сотрудники охранной компании «Центр». Они постоянно имели контакт с воспитанниками приюта. И контакт этот был весьма специфическим – избиения, унижения, оскорбления детей… Вина в том, что там происходило, лежит и на сотрудниках приюта, и на самой системе таких вот «центров», которые, на мой взгляд, следует ликвидировать. Дети, которых временно или насовсем отбирают у их биологических родителей, должны попадать в семьи, а не в казённые заведения. У сотрудников службы по делам детей должен быть чёткий план в отношении каждого отобранного ребёнка. Два-три месяца — этого срока вполне достаточно, чтобы определить, смогут ли родители дальше воспитывать ребёнка или их следует лишить родительских прав. Нет ничего более приемлемого в этом случае, чем дома семейного типа. Только там ребёнок может получить заботу и тепло, которого у него не было в его родной семье. Дети с трудной судьбой очень сильно отличаются от своих благополучных сверстников. Они более ранимы. Поэтому им надо больше искреннего внимания, больше заботы и тепла. Я знаю об этом не понаслышке, так как мои родные сёстры воспитывают, помимо своих детей, и вот таких ребят, которых они усыновили.

Ещё одна очень болезненная тема – это квартирное мошенничество в отношении одиноких стариков. Снова участились случаи исчезновения престарелых людей, в квартирах которых через какое-то время появляются новые жильцы. Каким образом могло бы государство предупредить возможные преступления, готовящиеся «чёрными риэлторами» и их подельниками против беспомощных одиноких пожилых людей?
— Если посмотреть на опыт других стран, то, например, в США такую функцию – заботу об одиноких престарелых людях, на себя берут представители бизнеса. Там есть эти специальные пансионаты, уровень комфорта и качество условий проживания в них обусловливается той суммой, которую люди могли внести. Персонал, да и сами хозяева в таких заведениях ведут себя по отношению к своим клиентам очень заботливо и доброжелательно. Но, конечно, требуется всё-таки постоянный и жёсткий контроль и со стороны государства во избежание каких-либо злоупотреблений.

Возвращаясь к вопросу, который я задала Вам в самом начале, так всё-таки, что же такое депутат – это призвание, миссия?
— В идеале — это служение. Служение людям.

Депутат Одесского облсовета Иван Бойченко: А нужны ли нам депутаты?

Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM

Друзья! Подписывайтесь на наш канал в Telegram и будьте всегда в курсе самых последних новостей. Клац и новости прилетают прямо к Вам в карман!