Вопрос установки памятника Пушкину в Измаиле нужно решать положительно

Вопрос установки памятника Пушкину в Измаиле нужно решать положительноТема установки памятника А. С. Пушкину в нашем городе не нова для измаильчан. В градостроительном плане Измаила в свое время фигурировал бульвар Пушкина — на месте сноса старых строений между улицей Пушкина и Комсомольской.

Установка памятника поэту планировалась в начале бульвара. Однако с постройкой Дома быта все планы исчезли сами по себе. В последующие годы в кругах интеллигенции города дебатировался вопрос о месте установки бюста А. С. Пушкина и было определено конкретное место его установки в городском парке. Много воды утекло в Дунае и, по-видимому, еще утечет до того момента, когда осуществится идея установки памятника поэту, но в том, что это все-таки осуществится, сомнений нет.

Из официальных источников известно, что, получив «Пашпорт за № 2295 от 5 мая 1820 года… показатель сего пашпорта Коллежский секретарь Александр Пушкин отправлен по надобностям службы к Главному попечителю колонистов южного края России Генерал-Лейтенанту Инзову». Нас, измаильчан, наиболее интересует, как бы сейчас сказали, круиз, в котором поэт сопровождал И. П. Липранди с разрешения И. Н. Инзова, к которому с личной просьбой об этом обратился генерал М. Ф. Орлов.

Круиз в 575 верст по маршруту: Кишинев — Бендеры — Каушаны — Аккерман — Шабо — Татар Бунары — Измаил — Болград — Гречены — Готешты — Леки — Леово — Кишинев, состоялся с 13 по 23 декабря 1821 года.

Бессарабский край дышал недавними масштабными победами российских войск на поле брани. Здесь в памяти народной была жива и легенда о поэте-изгнаннике Овидии, сосланном на берега Дуная. Правда, некоторые авторы, в том числе П. П. Свиньин, автор описания Бессарабского края, считали, что Овидий был сослан в окрестности крепости Аккерман.

По этому поводу Александр Пушкин иронизировал, ибо Свиньин свое обоснование строил на том, что около Аккермана есть пресное озеро Лакул Овиолуй. Название это он связывал с именем Овидия! Хотя «Лакул Овиолуй» в переводе с молдавского языка означает «овечье озеро». Поэтому правомерно считать, что символическая встреча поэтов- изгнанников произошла в Измаиле «на берегу Дуная». Конкретику «круиза Пушкина в повозке Липранди» мы узнаем в основном из воспоминаний Ивана Петровича Липранди, написанных им в более поздние годы. Некоторые ставят под сомнение точность этих описаний, ссылаясь на то, что Липранди пишет о поездке в Шабо, «которое находится в трех верстах от Аккермана» (фактически — десять верст).

На мой взгляд, это безобидная описка, которая не может быть веским аргументом для сомнений в точности описаний в целом. Скажем, С. Радулов в 1864 году в «Постановлении о болгарских колониях» писал: «Табак сперва был переименован в Болград или Табак-Болград, но спустя три года начальство нашло более удобным положить основание центральной колонии над озером Ляпух (Ялпуг) в трех верстах от Табака на юг, и удержало название Болград, Табак остается и до ныне со старым именем».

Старое имя, судя по картам Молдавии ХVIII века, — Тобак. Есть данные, что Болград по предложению Инзова заложен «на берегу озера Ялпух, в пяти — шести верстах от селения Тобаки». Как видим, есть разночтения: Тобак, Табак, Болград, Табак-Болград, Табаки, озеро Ляпух, Ялпух, Ялпуг, «в трех верстах», «в пяти-шести верстах»…

Кстати сказать, распоряжение генерал-губернатора Воронцова: «… измерить дороги и назначить места для выставления верстовых столбов…» было принято позже. И именно Липранди не без едкой иронии замечает: «О столбах я вел нескончаемую переписку, и только через двенадцать лет, как я оставил Бессарабию, начали их ставить». Так что в количестве верст неточности вполне возможны и легко могут быть оправданы. Гораздо запутанней, порою из-за добрых побуждений, места и здания Измаила, в которых был Пушкин. Но важно то, что поэт был у Сергея Алексеевича Тучкова, и, как свидетельствует Липранди, Пушкин говорил ему: «… что если бы можно, то он остался бы здесь на месяц, чтобы просмотреть все то, что ему показывал генерал. У него все классики и выписки из них».

Судя по всему, между Пушкиным и Тучковым, который, как и Пушкин, часто был в немилости самодержавия, возникла обоюдная симпатия. Хотелось бы верить, что в Измаиле градоначальники будут придерживаться добрых традиций…

Следует также обратить внимание на следующее, хотя это вопрос, скорее, этического характера. Массово узнаваемый внешний образ поэта формируется в основном на портретных работах В. А. Тропинина, О. А. Кипренского, скульпторов М. К. Аникушина, А. М. Опекушина и других, то есть где поэт изображен в более зрелом возрасте и с бакенбардами.

В бессарабский период поэт был без бакенбард, это видно по автопортретам, картинам, скажем, художника Б. И. Лебедева: «Пушкин и И. Стамати», «Пушкин и Пестель», «Пушкин и В. Ф. Раевский», «Пушкин в цыганском таборе» и т. д. Пушкин без бакенбард менее узнаваемый. Поэтому отнюдь не праздный вопрос, какого возраста скульптурное изображение более приемлемо для Измаила? Также очень важно найти удачное место для установки памятника поэту.

Предложенное Ю. Андриановым место считаю неудачным. Тому есть горький пример — установка памятника Т. Г. Шевченко. Он не имеет положенного пространственного обзора, привязан искусственно к Дому культуры им. Т. Г. Шевченко, зажат между двумя потоками транспорта. В летнее время при переходе из одной зеленой зоны в другую он воспринимается как некое неоправданное «препятствие» на пути пешехода.

Я считаю, что памятник Т. Г. Шевченко заслуживает лучшего местонахождения. Даже в районе ДК были и есть «естественные» места для памятника Шевченко, которые бы соответствовали условиям “общения” с поэтом. Поэтому, чтобы не повторять ошибок, допущенных при установке памятника Т. Г. Шевченко, необходимо хорошо подумать над тем, где лучше установить памятник Пушкину. В отношении предложенного места, ныне занимаемого памятником Ленину, скажу, хотя поэт и говорил: «не продается вдохновенье, но можно рукопись продать» — не стоит его устанавливать на активном пути к базару и, по сути, базарном месте.

Я бы отдал предпочтение месту установки памятника в городском парке или где-то «на берегу реки Дунай», будь то в районе крепости (диорамы) или морвокзала, где полноценно реализовать все «за» гораздо труднее, но есть и некоторые преимущества.

Мне кажется, что вопросы узнаваемости поэта и место расположения памятника должны активно обсуждаться измаильчанами, а вопрос: быть или не быть памятнику, это давно прошедший этап обсуждения, решенный положительно и бесповоротно.

В. КОСТИКОВ

Вопрос установки памятника Пушкину в Измаиле нужно решать положительно

Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM

Друзья! Подписывайтесь на наш канал в Telegram и будьте всегда в курсе самых последних новостей. Клац и новости прилетают прямо к Вам в карман!