100 дней войны: военные эксперты об итогах и перспективах

0 комментариев 9261 просмотра

Больше трех месяцев и ровно 100 дней длится полномасштабная война России против Украины. Сейчас на дворе уже лето, а для всех украинцев продолжается февраль месяц. Кажется, что с даты полномасштабного вторжения прошло не так уж и много времени. Но для всех нас это целая вечность.

Мы и дальше продолжаем жить в постоянном страхе бомбежек, но уже привыкли к сиренам, которые предупреждают о приближении беды. У каждого из нас война забрала близких людей, а для кого-то обернулась настоящей бедой. Мы никогда не думали, что в 21 веке увидим кровавый геноцид на Киевщине и Черниговщине, а Мариуполь будет просто стерт с лица земли.

Все мы каждое утро просыпаемся с одним и тем же вопросом: когда кончится война? В НАТО уверены, что это произойдет за переговорным столом. Но “Минск-3” Украине не нужен. При этом в Альянсе считают, что все переросло в войну на истощение. То есть, кто кого.

Запад повторяет: Путину не удалось добиться своих изначальных целей. Да, Москва не захватила Киев. После поражения на северном направлении русская армия с позором была отброшена за границу. Но никто не вернет нам потерянные в Буче и других городах и городках жизни.

Запад знает, как быстро перерезать этой российской гидре голову. Это еще большие экономические санкции плюс мощное оружие. Но США и некоторые страны-члены ЕС очень долго думают, давать ли нам, например, дальнобойную артиллерию, пока из Москвы угрожают бить по центрам принятия решений. И это не в Украине, а в Америке.

Украинцы уверены в своей победе. И мы хотим видеть, что в ней также уверены и на западе.

ТСН.ua собрал мнения американских и украинских генералов и военных экспертов, попросив их подытожить 100 дней широкомасштабной войны и определить основные перспективы на будущее.

Кевин Райан, бригадный генерал в отставке, старший научный сотрудник Центра Белфер при Гарвардской школе Кеннеди

Некоторые западные официальные лица прогнозируют, что война в Украине будет “продолжаться” месяцами вплоть до следующего года. Но я считаю, что неспособность России полностью мобилизовать и, как следствие, неспособность восполнить потери людей и техники, сужают ее цели и подрывают время ее “специальной операции”. В то время как украинские военные обладают способностью накопить больше резервов и получать почти бесконечную помощь Западу. Россия будет первой, кто предложит прекращение огня, и масштабы и размах боевых действий, которые мы видели до сих пор, рано или поздно закончатся.

Бен Годжес, генерал-лейтенант, бывший командующий сухопутными войсками США в Европе

Смогут ли россияне поддерживать бои после августа? Я не вижу как. У них проблемы с поддержанием (логистикой – ред.), живой силой, транспортом и техникой. Я просто не знаю, какая у них ситуация с артиллерией и реактивными боеприпасами. Мы знаем, что у них заканчивается высокоточное оружие. Но я не уверен относительно обычной артиллерии и ракет.

Поэтому я все еще вижу, как битва на Донбассе длится месяцами, но кульминация России придется на август, а ВСУ перейдут к контрнаступлению в сентябре, к концу лета. Я остаюсь оптимистом, потому что война – это испытание воли. А у украинцев самая высокая воля. И это испытание логистики. И я вижу, что логистическая ситуация в Украине улучшается с каждой неделей, а логистическая ситуация в России медленно ухудшается. У них нет ни союзников, ни друзей.

Стивен Пайфер, бывший посол США в Украине, старший научный сотрудник Brookings Institution

Спустя сто дней неоправданной войны России против Украины украинские военные и силы территориальной обороны показали себя гораздо эффективнее, чем ожидалось. Упорство и решительность украинской обороны, безусловно, удивили Кремль и российский Генштаб. До конца марта Москва отказалась от своего первоначального плана вторжения, целью которого было взять Киев и оккупировать, возможно, две трети Востока Украины.

Сейчас русская армия пытается отыграть свои усилия, чтобы захватить Донбасс. Однако непонятно, удастся ли им это, даже учитывая ограниченную цель, которую они себе поставили. Хотя можно надеяться, что украинские военные смогут собраться с силами и провести большое контрнаступление, чтобы вытеснить россиян. Сделать этот переход от обороны к наступлению может оказаться сложным (в том числе преимущества, которые, как правило, получает защитник, могут тогда быть в пользу российской стороны).

Это может стать войной на истощение, которое затянется на некоторое время. Я хотел бы, чтобы украинские военные одержали верх и оттеснили россиян, по крайней мере, к линии 23 февраля, но война на истощение кажется более вероятным сценарием на ближайшую перспективу.

Андрей Загороднюк, министр обороны Украины (2019 – 2020 гг.), председатель правления Центра оборонных стратегий

Главных итогов 100 дней этой полномасштабной русской войны, по моему мнению, два.

Первый – мы остановили врага, и в целом ряде направлений заставили его пойти назад. ВСУ сильнее, чем думал весь мир.

Второй – возможности армии РФ оказались намного меньше, чем ожидалось. Все считали, что с третьим в мире оборонным бюджетом на 60 млрд долларов у них будет какая-то суперармия. А суперармии нет, украинская армия гораздо эффективнее их.

Нельзя сказать, что ВСУ в феврале встретили врага неподготовленными. Командования готовились и с декабря-января понимали, что риск начала войны был очень высоким. Но были вещи, которые вызывают удивление. К примеру, Херсон. Каким образом были выполнены планы по подготовке по крымскому направлению? Это большой вопрос. По Киеву мы понимаем, что во многом столица была не полностью готова к обороне, многое выстраивалось уже по ходу событий.

Сейчас мы ясно понимаем, что можем победить, когда у нас будет оборудование – новые поставки военной техники и боеприпасов. Поэтому ключевой вопрос победы – сотрудничество с нашими партнерами. Раньше я уже говорил: если бы летом у нас была вся техника, которая нам нужна, то даже до зимы мы могли бы точно освободить все украинские территории, захваченные от 24 февраля. Единственный момент – я бы не привязывался столько ко времени, сколько к событиям. А ключевое событие – это предоставление нам оборудования в том объеме, который нам нужно. Как только это случится, дальше плюс 2-3 месяца и в принципе ситуация претерпевает коренные изменения.

Прокомментировать

Ваш email адрес не будет опубликован