“Главное – не терять надежду”: капитан из Измаила Геннадий Гаврилов вернулся после пяти лет заточения в Шри-Ланке (эксклюзивное интервю)

Уроженец Вилково, житель Измаила капитан Геннадий Гаврилов, которого более пяти лет незаконно удерживали на территории Шри-Ланки, обвиняя в контрабанде оружия, наконец-то доказал свою невиновность и вернулся домой. Как жил моряк вдали от своей семьи, какой ценой досталась ему победа, что помогало не опустить руки в борьбе за справедливость, какие политические изменения сделали его заложником ситуации и наоборот помогли в возвращении домой – моряк рассказал в интервью ИА “Бессарабия INFORM”. 

Напомним, “БИ” с 2017 года следила за историей заточения Геннадия Гаврилова в далекой Шри-Ланке. Для лучшего восприятия интервью советуем сперва ознакомиться с историей капитана. Мы рассказывали о том, как он попал в Шри-Ланку, что стало причиной ареста его судна, предъявления ему безосновательных обвинений, сроке в шриланкийской тюрьме, критическом состоянии здоровья и запрете выезда за территорию островного государства.

– Здравствуйте, Геннадий Иванович. Поздравляем Вас с долгожданным возвращением домой! Как настроение?

– Спасибо, замечательное!

– Не терпится узнать историю Вашего возвращения домой спустя пять лет заточения в чужой стране. Что стало главным толчком на пути к свободе?

– Меня отпустили, потому что суд за пять лет так и смог доказать мою вину. Нельзя словить рыбу в речке, в которой ее нет. Разбирательство длилось долго – обвинение все эти годы пыталось найти доказательство того, что я нарушил Закон их страны. Хотя если бы в самом начале наше Министерство иностранных дел написало письмо, подтверждающее мое гражданство, я уже давно был бы дома. Когда только было арестовано мое судно, ко мне не было никаких претензий: я не был ни под следствием, ни арестован. Но капитан порта не давал разрешение на мою замену. Это продолжалось 9 месяцев до моего официального ареста.

– То есть поддержка с Родины в тот момент могла спасти Вас от этих пяти лет в неволе?

– Да. Когда арестовали судно, я попросил мою компанию заменить меня другим капитаном. Она сразу дала соответствующий запрос на порт, однако капитан порта отказал, потому что ему запретили свыше. Я, видя свое положение, начал писать в наш МИД, что в Шри-Ланке нарушают мои права, и нужно срочно действовать. Представители МИДа убеждали: не переживайте, мы держим Ваш вопрос на особом контроле, пишем письма. Но когда пишут письма, то могут, как минимум, предоставить копии, которые я у них просил. И получилось так, что за 9 месяцев никаких действий от украинской власти не было предпринято. Меня никто так и не поменял.

Тогда компания посоветовала мне обратиться в суд, чтобы он дал мне разрешение на замену. Я так и сделал. Судья, не видя в моих действиях никакого криминала, одобрил. Я сразу поехал в порт, сообщил семье, что все хорошо, и я скоро буду дома. Но буквально через полчаса приехали офицеры, показали ордер на якобы мой арест на шриланкийском языке, который я не понимаю, забрали все документы, арестовали меня и отвезли в полицейский участок. Я сидел там ночь, с меня снова брали объяснительные. А утром меня повезли в тот же суд, который дал мне право покинуть страну, и на основании непонятных мне бумаг, которые офицеры предоставили судье, было принято решение о помещении меня в тюрьму.

– Все это, как Вы объясняли раньше, было связано с тем, что в стране на момент захода судна в воды Шри-Ланки сменилась власть на оппозицию. Но, по Вашему мнению, почему именно Вы попали в данную ситуацию?

– Во мне просто нашли козла отпущения. Я как капитан судна был промежуточным звеном между старой властью и компаниями типа моей. Весь смысл всего этого в том, что новая власть пыталась доказать, что документы, которые я имел на борту – на оружие, на перевозку, на боеприпасы – они якобы незаконные, потому что были получены, по их мнению, за взятки. По моему делу шло 13 представителей предыдущей власти. Те люди, которые подписывали эти разрешения.

– Кто все эти пять лет отстаивал Ваши интересы?

– Владелец судна, на котором я работал, хотя оно на момент ареста было в аренде у другой компании. Арендаторы палец о палец не ударили, а владельцы, компания “Sri Lanka Shipping Company”, были со мной до конца. Все это время я жил у них в офисе – в моем распоряжении была комнатушка три на три. Моими адвокатами тоже были представители компании.

"Главное - не терять надежду": капитан из Измаила Геннадий Гаврилов вернулся после пяти лет заточения в Шри-Ланке (эксклюзивное интервю)

– Почему суд длился так долго?

– Через пять лет снова прошли выборы – к управлению страной вернулись люди, которые были до того момента, как арестовали судно. Если бы власть не поменялась, я мог бы никогда так и не вернуться домой. С момента ареста судна обвинение пыталось найти доказательства моей вины. А их не было, потому что я невиновен. В начале 2020 года поменялась власть, и разбирательство приняло другое направление.

– Из Украины у Вас была хотя бы какая-то поддержка – чиновники, общественники?

– Только украинский представитель компании ITF (международная компания помощи морякам, – ред.). Он несколько раз приезжал сюда. Навещал меня также президент ITF.

– А многочисленные обращения в наш МИД, к нашему президенту никакого результата так и не принесли?

– Есть такая песня у Высоцкого: “А в ответ Тишина”. Никаких абсолютно действий. Единственное – в самом конце в посольстве поменялся секретарь, от него хотя бы какие-то движения были, старался присылать письма, которые нужны были для суда.

– Как Вы считаете, это простое равнодушие, или у украинской власти был какой-то интерес не помогать Вам?

– Равнодушие. Чужие проблемы их не интересуют.

– Власти Шри-Ланки, когда все закончилось, принесли Вам извинения за то, что отняли у Вас пять лет жизни?

– Просто сказали: “Вы свободны, можете ехать”. Никаких извинений, компенсаций не было.

– На момент нашего интервью в 2017 году из-за серьезных проблем с сердцем Вам была жизненно необходима операция. Вам ее сделали?

– Да, мне сделали операцию на сердце опять же за счет судовладельца. Если бы ее не сделали, я бы сейчас, скорее всего, с Вами не разговаривал. Обошлась она в три миллиона рупей, если перевести в доллары это 16 тысяч. Компания заплатила, потому что я все это время считался их работником.

– А фактически какую-то работу Вы выполняли? 

– Официально работать я не имел права. Но я числился в компании, и чтобы я не сидел без дела, был капитаном-наставником компании. Я курировал их буксиры, находящиеся в порте Galle, по безопасности.

– Ваша компания обязана была Вас поддерживать, содержать, или они вполне могли Вас бросить наедине с Вашими проблемами?

– Конечно, могли. Мне попался действительно порядочный судовладелец.

– Ваше нахождение в Шри-Ланке было для Вас очень сложным, или Вы привыкли к новой жизни?

– По началу было очень сложно. Вплоть до 2019 года я должен был каждый день ходить в полицию и отмечаться. Я не мог выехать из города никуда. Это очень напрягало. И только в 2019 году, когда суд перенесли в Коломбо (до этого он был в городе Galle, где я находился), мой адвокат обратился к судье с просьбой снять это ограничение, чтобы я мог спокойно посещать суды и не брать для этого постоянно разрешения. Судья дал на это добро. Запрет на выезд из страны у меня остался, а город я мог покидать без проблем.

"Главное - не терять надежду": капитан из Измаила Геннадий Гаврилов вернулся после пяти лет заточения в Шри-Ланке (эксклюзивное интервю)

– У Вас в Шри-Ланке появились друзья или что-то, что скрашивало Ваше ожидание возвращения домой? Расскажите о своих ощущениях, когда огласили решение суда, позволяющее Вам вернуться. 

– Да, друзья у меня там есть. Очень много. Было много людей, которые мне помогали. Никогда их не забуду. Насчет решения суда… Не люблю врать, каких-то особенных ощущений не было. Была пустота. Я доказывал пять лет, что ничего не нарушал. И вот это свершилось. Да, мне было радостно, что наконец-то все закончилось, но не было эйфории. Я перегорел. Когда я год находился в тюрьме, год после тюрьмы я пытался доказывать, объяснять, а от меня вообще ничего не зависело, я отпустил ситуацию и отдался времени.

– Поддержка со стороны родных из Украины Вам помогала верить в Ваше возвращение домой?

– Безусловно. К сожалению, мать меня не дождалась, она тяжело болела. Супруга, дети, друзья очень скучали и сейчас очень рады моему приезду. Еще многих близких не успел навестить, планирую посвятить этому какое-то время. Я пока адаптируюсь. Ощущения разные. Подходы к жизни кардинально разнятся в Украине и Шри-Ланке. Привычки за пять лет у меня выработались новые. Я изменился. Потихоньку все вернется к прежней жизни.

– Многое ли изменилось, пока Вас не было? Что Вы успели заметить?

– Измаил сильно изменился в лучшую сторону. Стал красивее, чище. Рынок преобразился. Мэру респект. Пока больше нигде не был.

– А сможете Вы когда-то снова вернуться в море?

– Да, я планирую. Как минимум, по той причине, что мне нужно кормить семью. Пять лет меня не было, вернулся домой я с пустыми руками. Для того, чтобы снова пойти работать, нужно восстановить документы капитана, которые сегодня стоят очень дорого, но я буду заниматься этим, чтобы как можно скорее снова уйти в рейс.

– Не появился у Вас страх перед морем? Вы столько всего пережили…

– Говорят, там где страх, там разума нет. Это жизнь. Что я могу поделать, если так произошло? Значит, это опыт для меня. Отрицательный он или положительный – все равно опыт. Если бы у меня в сфере бизнеса были возможности, то дело другое, на это тоже нужны деньги. Кроме того, я всю жизнь в море, ничего другого не знаю.

"Главное - не терять надежду": капитан из Измаила Геннадий Гаврилов вернулся после пяти лет заточения в Шри-Ланке (эксклюзивное интервю)

– Что бы Вы посоветовали людям, которые сейчас находятся в подобной ситуации?

– Если кто-то находится или попадет в такую ситуацию, мой совет – не падать Духом. Поднять руки и сказать “сдаюсь” можно в любой момент. Но продолжать бороться и быть примером для своей семьи, для детей – вот, что важно. Все, что не убивает нас, делает сильнее. Ведь ещё древние мудрецы говорили: “Упадешь телом, поднимут. Упадешь Духом, затопчат”.

– А были моменты, когда у Вас опускались руки, появлялись мысли, что Вы никогда не вернетесь домой?

– Была у меня одна такая ситуация на суде. Все это время мне не предоставляли переводчика. Я просто не понимал, о чем идет речь. И на одном из слушаний прокурор что-то сказал судье, и в этот момент все адвокаты (а в Шри-Ланке такая система, что адвокаты всех заседаний, которые запланированы на этот день, присутствуют на каждом из них) обернулись на меня. Потом я узнал, что прокурор просил для меня пожизненное заключение. Если бы я это понял сразу на суде, то представьте, каким бы было мое состояние.

– За пять лет жизни в Шри-Ланке Вы выучили их язык?

– Немножко да. Хорошо не понимаю, но могу что-то попросить, спросить.

– Помощь каких людей Вы бы хотели выделить? Кому Вы обязаны своим возвращением домой?

– Огромную благодарность за моё освобождение я выражаю представителям компании “Sri Lanka Shipping Company “, а именно директору компании Captain Lester Weinman, заместителю директора компании Mr. Asanka Amarakoon. Адвокату Mr. Asela Seresinhe. Представителям ITF Украина Григорук Олегу и его заместителю Михаилу Ивановичу Кирееву. Представителям ITF Sri Lanka Ranjan Perera. Представителям Nautical Institute of Sri Lanka Capt. Harindra Perera, Capt. Nalaka, Mr. Nelson Almelia, Mr. Anil, Mr. Chithro and all staff SLSC in the Galle. А также Громову Александру, представителю посольства в Индии. И всем остальным людям, которые в трудные для меня времена пребывания в неволе помогали и поддерживали меня на пути к возвращению в Украину.

"Главное - не терять надежду": капитан из Измаила Геннадий Гаврилов вернулся после пяти лет заточения в Шри-Ланке (эксклюзивное интервю)

"Главное - не терять надежду": капитан из Измаила Геннадий Гаврилов вернулся после пяти лет заточения в Шри-Ланке (эксклюзивное интервю)

"Главное - не терять надежду": капитан из Измаила Геннадий Гаврилов вернулся после пяти лет заточения в Шри-Ланке (эксклюзивное интервю)

Понравилась новость? Поделитесь ею с друзьями!