Директор Измаильского порта Андрей Ерохин: «В 2020-м мы потеряли 25% грузооборота. Тяжело, но мы выстояли»

Локдауны по всему миру в связи с пандемией коронавируса в 2020 году негативно сказались на всех отраслях экономики: снизились объемы строительства и производство автотранспорта, упало производство металлопродукции существенно уменьшилось, что повлекло за собой снижение потоков сырья — железной руды. В этом году Измаильский морской торговый порт потерял около 900 тыс. тонн окатыша: отгружено 1 млн 211 тыс. тонн против 2 млн 164 тыс. тонн в 2019 году. Об этом начальник предприятия Андрей Ерохин рассказал в интервью Измаильскому телевидению, передает «Бессарабия INFORM». Общее падение груза по итогам года он оценил в 20-25%.

Как отметил Андрей Ерохин, основные поставщики Измаильского морского порта — это комбинаты, выпускающие железорудное сырьё, которое предприятие перегружает и отправляет далее в Европу и Сербию.

«Транзитный уголь ушёл от нас и уже не вернется никогда. Россия перегружает его через свои порты, затем груз идёт на Констанцу, поднимается вверх по Дунаю и дальше — в Болгарию по черноморским направлениям в Черное море. Южный поток построен, газификация идет полным ходом: через Турцию — в Болгарию. Поэтому нам можно рассчитывать только на те грузы, которые используются в промышленном производстве. То есть это 90% того, что мы перегружаем и что ожидаем. Объем отгрузки химических удобрений немного упал в связи с засухой. Обычно мы грузили их 100 тыс. тонн в год. Если в 2019 году Измаильский порт перегрузил 90 тыс. тонн химических удобрений, то на середину декабря 2020-го — 64 тыс. тонны. Для порта это не критично, хотя груз хороший, он маржинальный, дорогой. Но для нас это тоже важно, потому что мы считаем и боремся за каждую тонну.

Основная номенклатура грузов, включая металл, идёт примерно в том же объеме, что и годом ранее. Увеличилась отгрузка руды за год на 300 тыс. тонн. имеется ввиду железорудный концентрат (продукты обогащения железной руды — прим. авт.). Единственное, что нас очень «подкосило» — это снижение отгрузки окатыша, потому что производство металлопродукции также снизилось. Заменить его просто нечем, потому что транзитного угля у нас просто нет с 1 мая 2018 года. Если и бывает, то в очень мизерных объемах. Грузопоток всегда отыщет себе лазейку и будет идти туда, где нет санкций, где можно работать комфортно и стабильно, даже если это выходит дороже, чем у нас», — пояснил Андрей Юрьевич.

Что касается падения грузов окатыша, то здесь сыграл также свою роль уход сербского завода от меди и окатыша украинского производства. Они перешли на более дешёвое сырьё- руду, частично производства Криворожского бассейна, а частично бразильского. Её перегружают через румынский порт в Констанце, откуда сырье и попадает в Сербию. На этом мы потеряли где-то 900 тыс. тонн окатыша.

«Год был тяжёлым, но мы выстояли. Ни одного дня не было задержки по зарплате, по социальным выплатам. Все взятые на себя обязательства по коллективному договору мы выдерживаем, на мой взгляд, с оценкой «хорошо». Есть спецодежда, обувь, в летний период обязательно — вода. Работающие на вредных производствах в обязательном порядке получают молоко. 

План по прибыли не удалось выполнять, но по крайней мере сотрудникам нашим платим исправно. Платежи на все уровни, кроме центрального бюджета, сохранены, не упали, мы их выдерживаем», — резюмировал Андрей Ерохин.

Директор Измаильского порта Андрей Ерохин: "В 2020-м мы потеряли 25% грузооборота. Тяжело, но мы выстояли"

Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM

Друзья! Подписывайтесь на наш канал в Telegram и будьте всегда в курсе самых последних новостей. Клац и новости прилетают прямо к Вам в карман!