«Если я где-то буду нужна — я там буду»: экс-глава Килийской РГА Наталья Пятун рассказала о плодах своей работы и планах на будущее

Без четырех месяцев два года Килийскую районную государственную администрацию возглавляла Наталья Дмитриевна Пятун, назначенная на должность пятым президентом Украины Петром Порошенко 2 апреля 2018 года. Срок ее полномочий должен был закончиться вскоре после выборов нового главы государства, однако распоряжение об ее увольнении было подписано Владимиром Зеленским только спустя 9 месяцев работы нового руководства страны.

Эксклюзивное интервью с уже экс-главой Килийской РГА публикует «Бессарабия INFORM». Мы расскажем о трудностях, с которыми столкнулась глава района, плюсах и минусах работы на руководящей должности, плодах ее работы и планах на ближайшее будущее.

— Наталья Дмитриевна, Вы проработали главой Килийской райгосадминистрации год и девять месяцев. Тяжело покидать должность?

— Не все понимают процедуру назначения и увольнения глав администраций Это представитель президента, которого он назначает лично, чтобы он воплощал его политику в жизнь. И это нормально, что с приходом нового главы государства приходят и новые главы РГА. Нас увольняют с пометкой «в  связи с окончанием полномочий президента», и новый президент обязательно приводит свою команду. Я считаю, одним  из недостатков новой власти то, что у них слабая кадровая политика.  Я была готова к увольнению с апреля 2019 года. Вот уже 9 месяцев как есть президент. И все это время я понимала, что президент рано или поздно назначит на эту должность своего человека. Более того, когда я шла на эту должность, я знала, что это ненадолго. Однако для того, чтобы быть эффективным управленцем, нужно либо уже иметь большой опыт, либо дать человеку возможность его наработать. Времени, которое я проработала, недостаточно, чтобы реализовать себя на этой должности в полной мере. Есть проекты, которые я не завершила. И сейчас я правда не знаю, что с этим делать — как закончить то, что начала.

— Когда Вы пришли на эту должность, каково Вам было? Ведь, во-первых, администрация долгое время была без руководителя, а, во-вторых, для Вас это была совершенно новая сфера. 

— Профессионально-технический лицей, из которого я пришла на эту должность, где я проработала 6 лет, — это маленькое государство. Там не только среднее образование, там дают профессии сварщиков, токарей, электриков, поваров. Мне приходилось во все сферы вникать, работать с различными предприятиями, над государственным заказом кадров. Передо мной стояли задачи, начиная от замены окон и побелки стен до оснащения производственных лабораторий. Здесь, в РГА, наверное, только сфера деятельности шире. Она интересная, эта работа, но системе давно нужна перезагрузка, ведь главы приходят и уходят, а начальники отделов и другие сотрудники, привыкшие работать по «накатанным схемам», сидят здесь десятками лет… Я надеюсь, что с созданием громад проблемы сконцентрируются более точечно.  Мне говорили, когда я шла работать, что я должна идти со своей командой. Тогда я не понимала, зачем. А теперь мне понятно, кого бы я убрала, кем бы заменила, чтобы можно было в полной мере работать на благо района. Но тем не менее я считаю, что прошла этот путь достаточно успешно. Учитывая то, что у меня было не так много времени, думаю, что мой вклад ощутим и будет заметен в дальнейшем. Другое дело, когда главу РГА назначают вместе со сменой президента и всю каденцию он может работать. У меня, к сожалению, этой роскоши — времени — не было.

— О каких незавершенных проектах Вы упоминали выше? Приведите пример самых важных лично для Вас.

— К примеру, проект спасения рукава Дуная (затон КСРЗ) малого Тайманчука, частью которого есть наш бывший городской пляж. В этом направлении удалось значительно продвинуться. Не потому, что общественность говорит, что пляж грязный. Я сама это знаю. Я помню, как там отдыхали горожане, какая чистая вода там была. Также я понимаю, что такое для наших детей сегодня купаться на «большом» Дунае в районе поселка СРЗ, где водовороты, ямы — насколько все это небезопасно. Мне удалось убедить в важности этой проблемы областных чиновников и специалистов. Тогда на этот проект выделили стартовые 609 тысяч гривен. Директор проектного института Олег Чижик на совещании, где мы обсуждали проблемы экологии, заинтересовался этой темой и буквально через два дня приехал в Килию. Мы с ним поехали на пляж, он увидел весь этот ужас, пересыпку, не позволяющую циркулировать воде. Мы вызвали инженерную группу, в результате исследования которой стал вопрос, что нужно убрать эту пересыпку (переезд на остров Кислицкий). После многочисленных обсуждений мы пришли к общему знаменателю, что в данной ситуации оптимальным решением будет проектировка моста. Затем нам удалось значительно снизить стоимость изготовления проектной документации с 800 тысяч  гривен до 186-ти. И вот сегодня этот проект практически готов. Мы могли бы завершить его в 2019 году, однако долгое время все упиралось в споры — мост или переправа. Конечно, это глобальный эко-проект, реализация которого стоит больших денег.  Стоимость комплекса работ, включая строительство моста, — около 18 млн гривен. У нас есть договоренность с экологической комиссией, которая запланировала на выполнение этого проекта 2 миллиона гривен. Я была в проектном институте совсем недавно, депутат областного совета Юрий Маслов  подключился, дал своих специалистов. Я обращалась и к  народному депутату Антону Кисее — он тоже готов лоббировать этот вопрос в Верховной Раде, есть понимание народного депутата Анатолия Урбанского, который по завершению изготовления проектной документации ждет от меня письма. И жители города уже наслышаны, заряжены этим. Будем надеяться, что вскоре мы реализуем этот проект. У меня за него болит душа. Это моя задача, где бы я не работала.

— Планируете ли Вы передать наработки новому главе РГА? Или это только от его желания зависит, будет он продолжать начатые Вами проекты или нет?

— Мы еще не знакомы, но в любом случае я намерена обсудить с ним важные моменты. Он сейчас представляет новую власть, ему открыто много дверей. В оппозиции трудно что-то сделать, а у тех, кто у власти, всегда больше возможностей. Хотелось бы пожелать направить их и свою энергию на созидание. Я не знаю, какой будет позиция у нового главы РГА, но я буду очень рада, если он поддержит начатые мной инициативы.

— За время Ваших полномочий произошло несколько громких земельных скандалов, где Вас обвиняли в превышении полномочий. Считаете ли Вы напрасными Ваши действия относительно приведения в порядок арендных ставок?

В земельном вопросе также нужно понимать предназначение администрации. Администрация — это исполнительный орган. Я видела своей задачей наполнение бюджета. И я вижу результат — бюджет 2019 года выполнен на 101,7 процентов, причем в очень непростых условиях. Кредиторской задолженности у нас, к счастью, нет. На 2020 год мы запланировали те же 40 млн. В условиях реформы децентрализации, которая, на мой счет, неплохая, но катастрофически непродуманная, достаточно сложно решать бюджетные вопросы. Поэтому было просто необходимо искать источники наполнения бюджета. И когда мы говорили, что у нас от 3 до 5 тысяч земель государственного значения используются с ущербом для бюджета, когда мы имеем 143 долгосрочных договора, оформленных много лет назад и приносящих району копейки, важно было сделать что-то радикальное. За последние 5 лет не прошел ни один аукцион на право аренды земли. Договора подписывались из-под полы, и это была лазейка для отдельных людей, чтобы пополнять не бюджет, а улучшать собственное благосостояние (не буду называть фамилии). Такая ситуация сложилась в Десантном. Все помнят, какой серьезный там был конфликт между РГА и сельхозпроизводителями. И спустя время я могу только гордится тем, что там происходило. Мне сегодня говорят — Вы нарушали права людей. А эти люди не нарушали права своих же односельчан? Они воровали у собственных родственников и соседей, платили по 500 гривен за гектар, не имея права на этой земле работать, работая по незаконным бумагам. Но когда даже их незаконные договора  закончились, то полгода они даже не пытались их продлить, считая, что это райгосадминистрация должна бегать за сельхозпроизводителями. А мы решили эти земли передать другим людям, согласным платить по 3500 за гектар. Конечно, старые арендаторы, привыкшие за бесценок пользоваться землей, возмутились и стали обвинять всех и вся в незаконности. Но даже без учета десантненских сельхозпроизводителей нам удалось значительно увеличить процент арендной ставки по району. Ужасно, что в 2019 году была сильная засуха, принесшая серьезный неурожай. Но мы провели сумасшедшую работу и вывели многих фермеров из тени, что будет ежегодно приносить результат. Мы отработали более 60 фермеров, мы ушли с трех процентов арендной ставки. Теперь средний показатель по району — 8 процентов, что держит нас на достойном уровне среди других районов области. А раньше мало того, что подавляющее большинство платило минимальных 3 процента, некоторые недобросовестные фермеры позволяли себе платить 0,8 процента и в то же время говорить о каком-то ущемлении прав.

— А какого Вы мнения о продаже земли? Как думаете, рынок земли улучшит ситуацию или ухудшит?

— Могу сказать только то, что это несвоевременное решение. Я допускаю, что крупные хозяйства отложили какие-то деньги и готовы покупать землю. А есть же фермеры среднего звена, которым это не под силу. Вместо того, чтобы отработать законодательство в нужное русло, чтобы закрыть все эти просветы в законах, которые позволяют наживаться и чиновникам и арендаторам на земельных вопросах, правительство запустило невозвратный процесс. Зачем продавать землю, если можно заставить за нее платить? А что еще в Украине есть, кроме земли? Ведь 30 процентов всех мировых запасов чернозема — это Украина. Я считаю, что это безбожный закон. В этом году нас тоже преследует засушливая погода и бесснежная зима. Это несомненно приведет к потерям урожая. В таких случаях государство обязано поддерживать сельхозпроизводителей, обеспечить дотации и компенсации, а не подталкивать людей к вынужденной продаже земли.

— А каким Вы видите выход?

— Я считаю, что необходимо создать государственные земельные банки для тех, кто не может сам обрабатывать свою землю и обязательно усовершенствовать систему налогообложения. Недопустимо менять целевое назначение лесов на земли сельхоззначения, и тем более допустить возможность их продажи.

— Также ли категоричны Вы в отношении реформы децентрализации? Что можете сказать о создании громад на примере Килийской и Вилковской ОТГ?

— Само предложение добровольного объединения — это хорошо. Плохо то, что нет той структуры, которая анализировала бы, что остается, и что потом со всем этим делать. Я очень поддерживала Павла Бойченко, который еще будучи главой районного совета, сказал, что видит весь Килийский район одной громадой. Кто виноват, что Вилковская громада изъявила желание объединиться? Сегодня Вилковской громаде очень сложно. Там заварили кашу одни люди, а расхлебывают другие. Если бы там был совет, который бы шел в одном направлении, там бы не было большинства тех проблем, которые сегодня не дают им развиваться. Но там «лебедь, щука и рак». Мне нравится, что Килийская громада пошла другим путем — переговоры проводятся даже с оппонентами. И это правильно — каждый человек имеет право на свое мнение. Все силы нужно консолидировать и направлять на развитие. А что остается, кроме этих двух громад? Большинство сел с минусом в бюджете, которым после объединения в одно ОТГ будет очень сложно не то, что развиваться, но и просто решать основные проблемы. Конечно, все зависит от руководителя, но я очень боюсь за те села.

— Что лично Вам дала работа на должности главы РГА? 

— Теперь я знаю, что смогу вернуть своему Килийскому профессиональному лицею те 32 га земли, которые абсолютно незаконно у него в свое время забрала администрация. Их мы самостоятельно обрабатывали, а на вырученную прибыль планировали развитие, но нас лишили этой возможности.  Тогда от меня как директора долго прятали распоряжения, один Бог знает, каким образом я добивалась ознакомления с ними. Работая на этой должности, у меня появилась надежда, что я верну эти земли. Я направила письма в Офис Президента, познакомилась с людьми, которые могут мне помочь. Благодаря нашему депутату облсовета Олегу Бабенко нам выделили 600 тысяч гривен и мы застеклили все четырехэтажное здание, где сейчас расположено студенческое общежитие. Совсем скоро еще часть здания пойдет под жилье студентам, а другая — под учебные классы.

— Чему, по Вашему мнению, новый глава РГА должен без отлагательств уделить внимание?

— Наша боль — это озеро Китай. Более 5 тысяч гектаров водной глади. Около двух гектаров озера уже просто нет, потому что транспортирующий канал Кофа не расчищался годами. Так сложилось, что отложения в Кофа уже выше дна канала. Нонсенс этой ситуации в том, что на озеро наложен режим СТРХ (специальное товарное рыбное хозяйство), который не предполагает аренду. Я называю этот режим узаконенным браконьерством. Те люди, которые хозяйничают на озере (киевская фирма), должны отвечать за разведение аборигенных видов рыб, сохранение экологической составляющей, улучшение водообмена, а они просто браконьерничают. Представьте себе, у жителей села за рыбалку брали 50 гривен в час, что абсолютно противозаконно. Кроме того, они пытались добиться того, чтобы мы им расчищали каналы. Это стоит понимать так: мы должны были обеспечивать им благоприятные браконьернические условия. На сегодняшний день система проверок в государстве практически не работает, не отработан механизм проведения проверок на местах в полномочиях администраций. В 2018 году я подняла этот вопрос на уровне области, и после нескольких совещаний нам удалось снять этот браконьерский режим. Однако это решение было обжаловано в суде, и суд предоставил этой фирме право работать на озере, пока проводится разбирательство. И никто за озеро не боролся. Меня поражает равнодушие людей — им нужно объяснять, постоянно что-то за кого-то делать. А ведь это в интересах местных жителей — тех, кто живет на берегу этого озера. Они должны болеть за это, однако, к сожалению, пока эта проблема не решена, хотя озеро критически важно для Килийского района и для сел, расположенных рядом. Это один из резервных фондов так называемого Китайского куста, где можно открыть рыбоперерабатывающие предприятия и рыболовецкие легальные причалы, создать рабочие места и таким образом пополнять бюджет. 

— В чем Вам не удалось добиться результата, который Вы ожидали?

— Трудно сдвинуть с места проблему легализации рабочей силы и выплаты минимальной заработной платы. Мы создали комиссию, которую собирали хотя бы раз в месяц. Бились, как рыба об лед, однако здесь у местной власти нет полномочий. Мы не можем пойти на предприятие и свободно узнать, сколько у них рабочих мест, какую зарплату получают сотрудники. Мы можем только подозревать, а на основании этих подозрений писать письма в Областную государственную администрацию — выезжать или не выезжать для разбирательств они решают исключительно на свое усмотрение. А проблема серьезная. На одном из предприятий, где работает более 200 человек, 80 из них получают заработную плату ниже минимальной. Руководство это даже не скрывает, а, кроме того, умудряется объяснить, оправдать себя. В законодательстве, к сожалению, много пунктов, которые объясняют, почему человек не получают минимальную зарплату.

Так же с субсидиями. Я никогда не поддерживала власть, которая ужесточила получение субсидий. И чем дальше — тем труднее получить материальную помощь. А к нам приходят десятки людей, рыдают, просят помощи, а мы ничем не можем им помочь. Приведу цифры — если в 2018 году за субсидиями к нам обратилось 6373 человека, которым выплатили 17 млн 310 тысяч гривен, то уже в 2019 году удалось собрать необходимые документы только 4938 людям, а выплатили им только 11 миллионов 823 тысячи гривен.

Я вообще не удовлетворена тем, как государство относится к незащищенным слоям населения. Это видно на примере нашего Терцентра, у которого на сегодняшний день 286 подопечных, требующих помощи на дому, и 23 — в стационарном отделении  дома престарелых в Десантном. Это те люди, о которых в силу жизненных обстоятельств больше некому позаботиться, и о них заботится государство. Была я недавно в стационаре — удручающее зрелище. Государство содержит этих больных с их же пенсии. Нет нормальных туалетов, нет столовой — люди едят, держа тарелку на коленях. Нет комнаты отдыха — телевизор висит в длинном, неприспособленном коридоре. И сегодня то, что государство годами не решало, оно решило сбросить на громады. Последнее время мы вели переговоры и с Вилковской и Килийской ОТГ, чтобы они взяли часть ответственности за этих людей на себя. Надеюсь, на положительный исход этой истории.

— Есть ли проблемы, которые, по Вашему мнению, усугубились за последние два года? 

— К сожалению, да. Это животноводство. В связи с пережитой эпидемией африканской чумы  пришлось вырезать все поголовье. Мне кажется, это безвозвратно. Уже мало кто захочет этим заниматься, начинать с нуля. Кроме того, по нормам еще несколько лет разводить свиней запрещено. Но эта проблема не только со свиноводством. Если раньше у нас были тысячи поголовья крупного рогатого скота, то сегодня это всего лишь 895.

— Есть конкретные сроки ликвидации районных государственных администраций?

— Точно не ясно. Понятно, что это или полгода, или год. Когда будут созданы все громады, а это ориентировочно март 2020 года, закончится административно-территориальное устройство, тогда в РГА не будет никакого смысла. Никто не дает ответы на вопросы конкретно, но я думаю, что весной, а в крайнем случае осенью, этот орган будет ликвидирован. Тогда в Измаиле будет создана префектура. 

— Какие у Вас планы на ближайшее будущее?

— В первую очередь, я хочу отдохнуть, отпустить эту ситуацию. А дальше посмотрим. Возможно, попытаюсь вернуться в любимый лицей — буду участвовать в конкурсе. Я знаю, что меня там ждут. Я считаю, где родился — там и пригодился.  Для меня важно чувствовать себя комфортно, понимать, что я там, где я должна быть, где я полезна. Это и, конечно же  семья, для меня — самое главное в жизни. А на какой должности я буду и в какой роли — это второстепенный вопрос. Если я где-то буду очень нужна — я там буду.

— Что хотелось бы сказать напоследок?

— Я неоднократно сталкивалась с недоработками системы, несовершенством законодательства. Поэтому считаю, что когда в Верховную Раду или на важные руководящие должности пойдут люди с опытом, а не ребята с желанием раскачивать собственные амбиции, тогда будет порядок. На всех уровнях необходимо работать над тем, чтобы Закон действительно работал, чтобы его было невозможно обойти.

— Будут ли у Вас пожелания или, может, советы новому руководителю? 

— Волнующих и важных вопросов много, поэтому я от всей души желаю новому руководителю проникнуться любовью к Килийщине и принести максимум пользы людям, живущим в нашем благодатном крае.

— Спасибо Вам, Наталья Дмитриевна, за откровенные и развернутые ответы на вопросы. Успехов в дальнейшей деятельности. 

"Если я где-то буду нужна - я там буду": экс-глава Килийской РГА Наталья Пятун рассказала о плодах своей работы и планах на будущее

Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM

Друзья! Подписывайтесь на наш канал в Telegram и будьте всегда в курсе самых последних новостей. Клац и новости прилетают прямо к Вам в карман!

загрузка...
powered by CACKLE