Первый шаг сделан: как Украина выборола статус кандидата в ЕС и что будет дальше

0 комментариев 14553 просмотров

Украина получит статус кандидата на вступление в ЕС. О том, какие европейские страны не хотели давать кандидатство и почему, как их удалось переубедить и что дальше ждет Украину на пути евроинтеграции – подробнее в материале РБК-Украина.

Завтра, 23 июня, начнется исторический для Украины саммит Евросоюза, на котором уже почти со стопроцентной гарантией будет получен статус страны-кандидата на вступление в ЕС.

Таким образом, в ближайшие дни Украина наконец-то начнет свой путь по вступлению в ЕС. Вопреки весьма распространенному мнению, ни подписание Соглашения об ассоциации, ни предоставление безвизового режима не были формальными этапами на пути к членству.

Хотя они, безусловно, очень приблизили Украину к Европе на практике – за счет реализации Соглашения и реформ в рамках подготовки к безвизу. По оценке главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, уже на данный момент Украина имплементировала около 70% норм, правил и стандартов ЕС.

Но на оставшийся до полноценного членства путь могут уйти еще многие годы. И дело будет не только в проведении реформ как таковых. Но и в поиске политических компромиссов с отдельными европейскими странами, ведь все ключевые решения по дальнейшей евроинтеграции Украины должны приниматься членами ЕС единогласно.

Аргументы и факты

Еще за несколько недель до саммита перспективы получения кандидатства выглядели довольно туманными. Помимо Дании, Швеции, Нидерландов, а также Австрии весьма прохладно к такой перспективе относились в двух ключевых европейских столицах – Париже и особенно Берлине. Тогда как именно поддержка кандидатства Францией и Германией могла склонить к такому решению остальных сомневающихся. Что во многом и случилось в итоге.

Скептики оперировали несколькими аргументами. Например, о том, что ускоренное кандидатство Украины (заявка на вступление была подана лишь в конце февраля) навредит евроинтеграции Западных Балкан. Албания, Черногория и Северная Македония уже много лет находятся в кандидатском статусе, Босния и Герцеговина – потенциальный кандидат. Но процесс их вступления очень затянулся, и ряд больших стран, в частности, Германия, хотели бы сначала разобраться с балканцами, а потом уже браться за дальнейшее расширение ЕС.

Конечно, звучала и традиционная критика о неготовности Украины к евроинтеграции, отсутствии реформ в ряде сфер, например, в антикоррупционной. Говорили и о том, что для начала сам Евросоюз должен реформироваться изнутри, изменить принцип консенсуса при принятии решений, когда одна-единственная страна может заблокировать какой-то процесс – а потом уже принимать в свои ряды Украину.

Кого-то пугал напор, с которым Украина начала требовать “ускоренной евроинтеграции”, кто-то опасался лишний раз “злить Москву”. Причем разные страны апеллировали к разным аргументам из списка – например, Швеция и Дания акцентировали внимание на реформах. Но в итоге, всех удалось переубедить.

Как рассказала вице-премьер по европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина, проблему Западных Балкан удалось снять после совместного заявления Албании, Черногории и Северной Македонии о поддержке кандидатства для Украины – после этого скептикам стало не к чему апеллировать.

“В то же время, решение Германии о предоставлении статуса кандидата Украине принималось фактически в “режиме реального времени” во время визита канцлера Олафа Шольца в Киев. И мы на самом деле не рассчитывали услышать такую единодушную и четкую поддержку четырех лидеров стран ЕС во время их визита”, – сказала Стефанишина.

В случае с европейскими тяжеловесами сработали несколько факторов. Например, во Франции закончились президентские выборы, и Эммануэль Макрон стал более свободен в своих политических действиях после переизбрания. В Германии работала и внутренняя критика в адрес канцлера Олафа Шольца из-за его политики по Украине, в том числе и от соратников по коалиции – “зеленых”.

Но еще более важно: до европейцев удалось донести мысль, что в сложившихся условиях отказ от предоставления кандидатства Украине, пусть и в самых мягких формулировках, станет огромным моральным ударом по украинскому народу, сражающемуся с российской агрессией. С другой стороны – крупнейшей дипломатической победой Москвы за последнее время. С третьей – заставит сомневаться в преданности европейцев своим же предыдущим заявлениям об “Украине как члене европейской семьи”.

Сработало и то, что Украина, оказавшись в тяжелейшей ситуации внешней агрессии, оккупации территорий, потери огромной части экономики, миграции населения и т.д., все же продолжила вполне нормально функционировать как государство. Эта устойчивость была отдельно подчеркнута в положительном выводе Еврокомиссии по кандидатству.

“На критику в отношении реформ мы говорили: да, но у нас идет процесс, вот, мы даже во время войны пытаемся что-то делать, и что бы вы не говорили, в политической и экономической части мы отвечаем Копенгагенским критериям (о вступлении страны в ЕС, – ред.). А “ускоренного формата” нет, начинается долгий процесс, будет предвступительная стратегия, потом этап переговоров, мы все понимаем и вне очереди никуда не лезем, и процедура ничем не отличается от того, как вступали другие страны”, – сказал Геннадий Максак, исполнительный директор Совета внешней политики “Украинская призма”.

Кроме того, по странам Европы со специальной миссией ездили несколько украинских топ-чиновников, переубеждая отдельных скептиков, активно подключилось и экспертное сообщество. Ряд стран взяли на себя и непосредственную роль адвокатов украинского кандидатства, причем весьма неожиданных.

“За это время мы увидели, как Италия при лидерстве Марио Драги, Ирландия стали адвокатами евроинтеграционного движения Украины, наряду со странами Восточной Европы. Особо хочу отметить роль лидеров Словакии и Польши, которые, в свою очередь, фактически с нами делали турне по странам ЕС и убеждали других лидеров в исторической необходимости этого решения”, – сказала Стефанишина.

Кроме того, уже вдогонку пятничному выводу Еврокомиссии, Украина приняла ряд важных и надолго зависших решений, ратифицировав Стамбульскую конвенцию и одобрив Антикоррупционную стратегию. Тем самым послав Европе дополнительный сигнал о серьезности своих намерений.

Долгий путь

Главный успех Украины – в том, что она получит именно полноценный, полновесный кандидатский статус, а не его альтернативы, которые озвучивались в прошлые месяцы, вроде “потенциального кандидатства” или “кандидатства с условиями”.

Тем не менее уже в выводе Еврокомиссии указан ряд первоочередных шагов, которые должен сделать Киев, чтобы подтвердить свои амбиции и обещания. В частности, усилить борьбу с коррупцией, назначив глав НАБУ и САП, сделав ряд шагов в судебной сфере, имплементировать антиолигархический закон и изменить закон о медиа и т.д. Очевидно, эти рекомендации войдут и в итоговое решение саммита ЕС о статусе кандидата.

Комиссия отдельно подчеркнула, что будет мониторить прогресс по этим направлениям, а оценка будет дана в конце 2022 года. Более того, прямо прописано, что в случае отката Украины по каким-то пунктам, уже достигнутые шаги могут быть отмотаны назад. Проще говоря, статус кандидата, в принципе, могут и забрать.

Впрочем, на такой шаг Брюссель вряд ли пойдет, потому что это будет уже явным перебором, который не имел прецедентов. Зато заморозить Украину в кандидатском статусе, не переходя к следующему этапу, открытию переговоров о членстве – как раз вполне реально. К примеру, у Албании эта фаза заняла шесть лет, у Северной Македонии – почти пятнадцать.

На этом этапе, как и на последующих, Украине придется прислушиваться не только к мнению общеевропейских структур, так и к пожеланиям отдельных стран-членов ЕС. В этом и кроется разгадка того, почему Венгрия, с которой у Украины самые плохие отношения во всем ЕС, не стала блокировать предоставление кандидатства, хотя от Будапешта такого вроде бы можно было ожидать в первую очередь.

“Почему Венгрия готова сейчас голосовать за статус кандидата – потому что потом у нее откроются новые возможности для политического давления. Почему Северная Македония так долго не могла начать свои переговоры о членстве – потому что сначала Греция блокировала, потом Болгария”, – сказал Геннадий Максак.

Но даже если подобных проблем с венграми и другими членами ЕС не возникнет, у Украины есть другая нерешенная проблема – российская агрессия. И пока война с РФ не закончится на удовлетворительных для Украины условиях, перейти к стадии переговоров о членстве может быть непросто. И это явно не вопрос ближайших месяцев, о чем открыто говорят не только в Киеве, но и в европейских столицах.

Да и сам по себе этап переговоров – очень непростой, надо будет системно гармонизировать законодательство Украины с ЕС в 35 сферах. Только на это, а также на итоговое одобрение членства Украины в каждой из стран ЕС по отдельности, однозначно уйдут годы. Но процесс вступления все же наконец-то запущен.

Прокомментировать

Ваш email адрес не будет опубликован