RU UK
RU UK

«Войну спланировал шпион, а не генералы». Почему Путин катастрофически ошибся в Украине и лично ответственен за провалы своей армии — WP

0 коментарів 145449 переглядів

Ви можете обрати мову сайту: Українська | Русский (автоперевод)


Считая себе безукоризненным экспертом по Украине, Владимир Путин по всей вероятности лично спланировал вторжение, не удосужившись поделиться намерениями с широким кругом советников либо прислушаться к тем, кто считал РФ неготовой к такой войне.


Об этом пишет американская The Washington Post в своем материале, который базируется на мнениях представителей разведок и правительственных кругов США, Украины, стран Европы и НАТО.

Предлагаем ознакомиться с полным переводом этого текста.

Спустя более чем шесть недель после начала войны с Украиной президент России Владимир Путин все еще чувствует горечь поражения.

Тысячи смертей россиян на полях сражений. Отступление российских военных на трех фронтах [вероятно подразумеваются Киевская, Черниговская и Сумская области — прим.ред]. Миллионы украинцев, которые никогда не простят Москву. Невиданная доселе изоляция — и опасно мало достигнутых целей.

Сейчас Путин перегруппировывает силы, чтобы сосредоточить свою военную кампанию на востоке Украины — что считается «планом Б», после того как его войскам не удалось свергнуть украинское правительство или силой захватить контроль над крупнейшими городами Украины. Все это время лишь крепнут вопросы о том, как российский лидер, привыкший вмешиваться в политику безопасности и известный своими выпадами против «безрассудных» войн за смену режимов, мог забрести в такую стратегическую трясину.

Эта проблема — часть более широкой дилеммы, которая будет долгие годы занимать историков: как могла Россия — страна с такими глубокими семейными, культурными и историческими связями со своим западным соседом — настолько неверно понимать Украину?

Ответ на этот вопрос пытаются по крупицам собрать чиновники в США и Европе. Они говорят, что в итоге предстает образ высокомерного и изолированного лидера, окруженного предубеждениями и искаженной информацией, который настоял на принятии катастрофического решения, не удосужившись проконсультироваться со всеми своими советниками. По словам этих источников, Путин очертя голову бросился [вторгаться] в Украину, уверенный в своей способности обеспечить быструю победу и выдержать любой ответный удар внутри созданной им в РФ авторитарной системы. Фундамент его предположений — заблуждения об Украине, уходящие корнями в глубоко в колониальное прошлое Москвы.

«Исторически сложилось так, что в России вообще не было экспертизы по Украине, — говорит Алина Полякова, президент и главный исполнительный директор базирующегося в Вашингтоне Центра анализа европейской политики (CEPA). — Если вы не верите, что некая страна — это настоящая страна, а ее народ — это настоящий народ, зачем вам вкладываться в какую-либо экспертизу того, чего, по вашему мнению, не существует?»

Отпечатки пальцев бывшего шпиона

В преддверии войны некоторые лидеры в Европе и в Украине исключали возможность того, что Путин решится на вторжение, поскольку не видели возле границ достаточного количества российских сил, которые бы позволили Москве добиться успеха в наступлении несколькими фронтами и последующей оккупации.

Чего они не осознавали, так это того, что Москва вынашивала глубоко ошибочные предположения — особенно в том, что касается силы духа президента Украины Владимира Зеленского и готовности украинцев сопротивляться. Москва действительно планировала крупномасштабное вторжение — но непродуманное. По словам аналитиков, операция несет на себе «отпечатки пальцев» самого Путина.

«Очевидно, что это была военная операция, разработанная шпионами, а не генералами», — говорит Марк Галеотти, почетный профессор Университетского колледжа Лондона и старший научный сотрудник Королевского объединенного института оборонных исследований. — С чисто военной точки зрения она не имеет смысла”.

По словам американских и европейских чиновников, Путин держал свои планы в строгой тайне, даже высшее военное командование и его доверенные советники не знали, что Россия собирается пойти в наступление.

Общеизвестно, что российский лидер не пользуется смартфоном и редко — интернетом. Он годами вытеснял российские независимые медиа и создавал авторитарную систему правления, лишенную конструктивной обратной связи или несогласных. К началу этого года, по словам американских и европейских чиновников, он работал в атмосфере «эхокамеры», окруженный советниками, которые, по словам Галеотти, «усвоили, что царю не стоит приносить плохие новости». По словам источников в официальных кругах, изоляция Путина усугублялась пандемией коронавируса и его ограниченными контактами с другими людьми.

Сейчас совершенно очевидно, что можно говорить о комбинации [двух факторов]: люди не говорили ему того, что он должен был бы услышать, а он не слушал, когда ему говорили о том, что он не хотел слышать”, — полагает Джеймс Клеверли, британский министр по делам Европы и Северной Америки.

Путин давно рассматривал независимую Украину как некое недоразумение после распада советской империи, с которым ему необходимо было разобраться лично. Согласно книге российского журналиста Михаила Зыгаря Вся кремлевская рать, Путин в течение многих лет лично контролировал политику в отношении Украины, потому что больше никому не доверял.

«Надо заниматься Украиной, не то мы ее потеряем»”, — говорил Путин на встречах еще в начале 2000-х, утверждает Зыгарь, который назвал компанию его ближайших советников «коллективным Путиным», поскольку они стремились приспосабливать свою деятельность к тому, чтобы предвосхищать его желания.

Уверенность Путина в его личной экспертизе по Украине проявилась в длинном трактате, который он опубликовал прошлым летом. В этой статье украинцы были представлены людьми, которые по своей природе ничем не отличаются от русских, но оказались в заложниках у западных правительств, жаждущих радикально настроить их против Москвы.

«Такой взгляд привел Путина и других к убеждению, что если попросту обезглавить украинскую власть во главе с Зеленским, „вырубить“ политическое руководство, то оставшаяся часть украинского общества будет источать пророссийские настроения», — отмечает Андреа Кендалл-Тейлор, старший научный сотрудник Центра новой американской безопасности.

Россия ошиблась в Украине, «поскольку это была операция, полностью срежиссированная Путиным», — сказал WP американский чиновник, чьей специализацией является Россия и который, подобно другим источникам, общался с изданием на условиях анонимности ввиду чувствительности информации.

По его словам, Путин убежден в своей правоте «настолько, насколько это возможно».

Невероятное высокомерие

По словам чиновников из Украины, США и Европы, идея вторжения была подкреплена предположением о быстром крахе украинских властей. В первые дни войны российские государственные медиа уже начали продвигать новости о том, что Зеленский якобы бежал из страны, даже когда он публиковал видео из Киева.

Путин ​​был свидетелем стремительного падения украинского правительства, когда бывший президент Виктор Янукович бежал в Россию в 2014 году. По словам Зыгаря, Путин тогда кричал на Януковича, призывая его не уезжать из Киева, а когда тот бежал из столицы, реагируя на прозападное восстание, называл его «мудаком и трусом». Эти события могли натолкнуть Путина на мысль о том, что подобный сценарий возможен с Зеленским.

Заблуждение Путина о слабости украинцев сочеталось с чванливым видением российской мощи. В конце 2014 года он, как известно, хвастался одному из высокопоставленных европейских чиновников, что может легко захватить Киев «за две недели», если захочет — заблуждение, в которое он, похоже, продолжал верить до тех пор, пока не попытался это сделать.

«Он непоколебимо верит в свою способность контролировать события», — сказал WP высокопоставленный сотрудник разведки НАТО.

Возможно, ни один момент не проявлял уровень заблуждения [властей РФ] так, как попытка элитной группировки российских десантников в начале вторжения высадиться в аэропорту Гостомель на северо-западе от Киева — очевидно, с намерением с ветерком ворваться в украинскую столицу.

«Если посмотреть на то, как все в итоге разыгралось, то можно разглядеть [в планах Москвы] невероятное высокомерие, — сказал европейский чиновник. — Посмотрите на высадку десанта в аэропорту Гостомель, задачей которого явно было смести власть в Киеве — и на то, как их разбили».

Александр Габуев, старший научный сотрудник Московского центра Карнеги, говорит, что власти России не считают Украину, которая некогда контролировалась Москвой, заслуживающей детального изучения.

«Было ложное ощущение осведомленности, — сказал Габуев. — Это то, в чем Россия совершенно ошиблась».

Когда выяснилось, что изначальные предпосылки были ложными, российские военные оказались не в состоянии перегруппироваться, обремененные проблемами с топливом, боеприпасами, транспортом, продовольствием, логистикой, а также деморализацией солдат, которым не сказали, что они идут воевать.

«Если изначальный план плох, а никакой другой не подготовлен, то о запасе прочности говорить не приходится», — отмечает Скотт Бостон, старший аналитик по вопросам обороны компании Rand Corp.

Для сбора информации о таких странах как США и Китай Россия полагается в первую очередь на свою Службу внешней разведки (СВР), однако когда речь идет о странах «ближнего зарубежья», включая Украину, Москва привлекает ФСБ, преимущественно внутреннюю разведывательную службу.

Андрей Солдатов, российский журналист, чьей специализацией являются российские спецслужбы, говорит, что ФСБ все время неверно трактовала и всенародные массовые движения, которые являются фундаментом политической культуры Украины.

Американские и европейские чиновники говорят, что провалы России на начальных этапах войны привели к неприязни между российскими военными и разведывательными органами, а также к серьезным поискам «козлов отпущения».

Неясно, что именно российская разведка сообщала Путину об Украине перед войной, но многочисленные источники в официальных кругах США и Европы говорят, что ближайщие советники Путина продемонстрировали нежелание предоставлять российскому президенту информацию, которая бы ставила под сомнение его предположения. По словам западных чиновников, работники российских служб безопасности, представлявшие более низкое звено, считали вторжение непродуманным, однако их опасения не доходили до верхов.

В разведывательных кругах США и Европы репутация ФСБ резко контрастирует с репутацией ее предшественницы КГБ, считавшейся безжалостной и коварной службой. Несколько нынешних и бывших чиновников охарактеризовали российскую службу безопасности как коррумпированную, отягченную раздутым бюрократическим аппаратом, и в конечном счете оторванную от реальности.

Сотрудник украинской разведки рассказал, что ФСБ потратила миллионы на вербовку сети пророссийских коллаборантов, которые в итоге говорили Путину и его главным советникам, включая нынешнего директора ФСБ, именно то, что они хотели услышать: что центральная власть в Киеве не удержится и сопротивление рухнет.

Этот собеседник назвал в качестве одного из значимых источников недостоверной информации пророссийского политика Виктора Медведчука, крестным отцом дочери которого является Путин. Медведчук — украинский политик, долгое время продвигавший российские интересы — в прошлом году был обвинен в государственной измене. Украинские власти заявили, что он сбежал из-под домашнего ареста вскоре после вторжения, однако 12 апреля Зеленский опубликовал фотографию, на которой Медведчук в наручниках и одет в военную форму, а за его задержание поблагодарил украинскую СБУ.

Европейские чиновники говорят, что Кремль также получает информацию от связанных с Януковичем и оторванных от реальности бывших элит, которые, как и Медведчук, лишь выиграли бы от захвата власти Россией. За несколько недель до вторжения британское правительство предупредило, что российская разведка планирует заговор, центральная роль в котором отводилась бывшему премьер-министру в правительстве Януковича, главе его администрации и вице-премьер-министру.

Безотносительно к этим потокам информации Путин считает себя самым крупнейшим экспертом по Украине, говорит Солдатов, отмечая склонность российских чиновников полагать, что они понимают Украину.

«Подобный уровень шовинизма можно видеть во всем, — отмечает Солдатов. — Это прямое наследие неудачного имперского прошлого».


Переклад новин російською мовою відбувається в автоматичному режимі. Помітили помилку? Виділяйте слова і натискайте Control-Enter. Дякуємо за допомогу

Прокоментувати

Ваша email адреса не буде опублікована