К 100-летию начала румынской оккупации Бессарабии: как это происходило

Ровно 100 лет тому назад в зимние морозные дни на территории Пруто-Днестровского междуречья, именуемого Бессарабией, развивались события, в конечном итоге приведшие к исходу,  предрешенному несколькими месяцами ранее. Но наши предки об этом не знали и мужественно защищали родную землю от румынских оккупантов.

Формирование Сфатул Цэрий и провозглашение Молдавской демократической республики

В 1917 году в Бессарабии началось широкомасштабное национально-патриотическое движение за возрождение молдавской государственности. Его лидером становится Молдавская Национальная Партия (лидер – В. Строеску, окружение – П. Горе, В. Херца, П. Халиппа и др.). Одной из важнейших целей МНП считает создание Молдавской автономии в составе Российской Федеративной Республики.

Для усиления своего влияния среди солдат МНП создает Центральный Молдавский Военно-Исполнительный Комитет (ЦМ ВИК), который впоследствии устанавливает контакты с представителями Центральной Рады в Киеве и румынским правительством в Яссах.

Следующим этапом стал созыв Военно-молдавского съезда, который при поддержке Временного Правительства России проходит 20 – 27 октября 1917 года в Кишиневе. В нем приняли участие около 600 делегатов. Главная цель Съезда — объявить автономию Бессарабии в составе Российской Федеративной Республики.

На данном Съезде был частично сформирован временный парламент, получивший название Сфатул Цэрий (Краевой Совет). Он должен был руководить страной до созыва Учредительного собрания, которое бы определило политические и юридические основания для «автономии Бессарабии» (Молдавской республики). Однако впоследствии Сфатул Цэрий принимал решения, на которые не был уполномочен (Учредительное собрание так и не состоялось). Его депутаты вели двойную игру.

Созыв Сфатул Цэрий состоялся 21 ноября 1917 г. в Кишиневе. Его председателем стал Ион Инкулец. В парламенте большинство мест принадлежало молдаванам — 105 мандатов, ещё 15 мест занимали украинцы, 13 — евреи, 6 — русские, 3 — болгары, 2 — немцы, ещё 2 — гагаузы, по одному мандату принадлежало поляку, греку и армянину. Национальность одного депутата неизвестна.

К 100-летию начала румынской оккупации Бессарабии: как это происходило

2 декабря 1917 года Сфатул Цэрий провозглашает Молдавскую демократическую республику. Совет Народных Комиссаров во главе с В. Лениным, а также Петроградский Совет ее образование признали законным, чем узаконили власть Сфатул Цэрий в крае.

Однако Республике не удалось добиться полноценного международного признания со стороны европейских держав и США. Одной из причин являлось то обстоятельство, что Сфатул Цэрий не объявил сразу же Республику независимым государством — это было сделано значительно позже и при совершенно иных обстоятельствах. Другой причиной было неоднозначное отношение европейских держав к МДР. Так, Германия и Австро-Венгрия считали Республику не самостоятельным государством, а своего рода разменной монетой в отношениях с Румынией, рассчитывая за счет Бессарабии привлечь Румынию на свою сторону в войне с Россией.

В Сфатул Цэрий шли дебаты по поводу названия республики. Одним из вариантов была «Бессарабская республика». Но победила точка зрения П. Ерхана, который настаивал, что «название республике нужно дать по имени того народа, который преобладает численно в Бессарабии». При этом краевой парламент рассчитывал в Молдавскую республику включить и Буджак (южная часть Бессарабской губернии, состоящая из Аккерманского и Измаильского уездов, сейчас юго-западная часть Одесской области Украины), хотя молдаване и румыны здесь составляли небольшую часть населения — примерно 26—27%.

Молдавская демократическая республика, как и Бессарабская губерния, делилась на 8 уездов — Аккерманский, Бельцкий, Бендерский, Измаильский, Кишиневский, Оргеевский, Сорокский и Хотинский. Для облегчения управления уездами Сфатул Цэрий назначил в каждый из них своего коменданта. Столицей республики стал Кишинёв.

7 декабря 1917 года был организован Совет Генеральных Директоров (правительство), состоящий из девяти генеральных директоров (министров) во главе с Пантелеймоном Ерханом, который одновременно был и министром сельского хозяйства. Были назначены комиссары в уездах, делались попытки создания армии, создавались комитеты по выработке законов. Однако Сфатул Цэрий не располагал ни административными, ни финансовыми возможностями для поддержания общественного порядка в республике.

Вторжение оккупантов на буджакские земли

К 100-летию начала румынской оккупации Бессарабии: как это происходило

В Буджакском крае в ноябре—декабре 1917 года хаос достиг своего апогея. Большинство населения не понимало, в какой стране оно живет, настолько широким был выбор: Российская республика, Советская Россия, Украинская республика, Молдавская республика, Румыния, Одесская советская республика, загадочная страна «Румчерод» (сокращенное название Центрального исполнительного комитета Советов Румынского фронта, Черноморского флота и Одесского военного округа) или в вольный Буджак. Обыватель Буджака просто не понимал, кому же подчиняться?

Сфатул Цэрий был не в состоянии сконцентрировать власть в своих руках и навести порядок внутри страны. С мест постоянно поступали сообщения о неподчинении его указаниям, грабежах помещичьих имений, изгнании представителей Сфатул Цэрий из сел. Местная власть в ряде сел перешла к крестьянским комитетам. К тому же резко активизировались местные большевики, которые к концу 1917 года фактически установили контроль над Кишиневом, а 1 января 1918 года с помощью Румчерода даже провозгласили в крае Советскую власть.

В этих условиях руководство Сфатул Цэрий добилось 20 декабря 1917 года принятия большинством  депутатских голосов решения о предоставлении Совету Генеральных Директоров полной свободы действий по решению текущих задач (т.е. по сути, чрезвычайные полномочия).

Исходя из этого недвусмысленного разрешения, СГД в тот же день обратился к Румынии с просьбой ввести войска на территорию Республики «в целях подавления анархии».

Такой шаг правительства Молдавской Республики оказался для Румынии весьма кстати. Дело в том, что между Германией и Румынией существовали секретные договоренности, согласно которым с 9 – 26 декабря 1917 года Румыния вынуждена была уступить Болгарии Добруджу. При этом ей предоставлялась возможность занять Бессарабию, то есть Молдавскую демократическую республику.

Не дожидаясь завершения переговоров, 7 декабря 1917 года под предлогом закупки продовольствия два полка румынской армии пересекли Прут, заняли Леово и несколько приграничных сел. Большевики Кишиневского гарнизона выставили заслон румынским войскам, а революционно настроенные солдаты взяли под контроль приграничную станцию Унгены.

В Кишиневе и других городах распространялись прокламации, направленные против Сфатул Цэрий и обвиняющие его в продаже Бессарабии Румынии. Правительство МДР отвергало эти обвинения.

21 декабря в «Бессарабской жизни» была опубликована информация, что «сёла Погэнешть, Сарата Рэзешть и Войнешть окружены румынскими армиями, которые стреляют по населению».

26 декабря 1917 года А. Маргиломан (который в марте 1918 года станет премьер-министром Румынии) отмечает в своем дневнике, что вместе с приказом о немецкой оккупации Румынии «был составлен проект оккупации Бессарабии». Таким образом, известно, что немецкие оккупанты и румынские политические лидеры уже 26 декабря 1917 года решили судьбу Молдавской демократической республики, за три месяца до так называемого объединения (27 марта 1918 года).

28 декабря 1917 года на заседании Сфатул Цэрий в Крестьянской фракции П. Ерхан поставил на голосование вопрос о необходимости ввода румынских войск «для борьбы с анархией, охраны продовольственных складов, железных дорог и заключения иностранного займа». Это предложение было принято большинством голосов (38). Военный министр МДР Г. Пынтя заявил: «Молдавское население, и в особенности солдаты-молдаване, были возбуждены и разгневаны тем, что придут румыны, чтобы отобрать у них землю, добытую в результате революции, и свободы, завоёванные после века страданий».

В тот же день в Кишинёве начал работу фронтотдел Румчерода, деятельность которого была направлена на подготовку сопротивления румынским войскам, которые готовились к вводу в Бессарабию.

30 декабря 1917 король Румынии Фердинанд I решает оккупировать Бессарабию. В начале января 1918 года, воспользовавшись революционной неразберихой, румынские войска наводняют территорию МДР.

6 января 1918 года Инкулец и Ерхан направляют румынскому правительству телеграмму: «Протестуем против ввода румынских войск на территорию МДР».

8 января 1918 года Пынтя, военный министр МДР «дал приказ молдавской армии выступить против врага». Молдавская армия, насчитывавшая 7 – 8 тысяч солдат, пыталась противостоять 100 – 160-тысячной армии Румынии.

10 января 1918 года в Болград, где проходил Солдатский съезд 6-й армии, внезапно ворвались румынские войска. После непродолжительного боя гарнизон Болграда в 800 штыков был разоружен румынскими войсками, составлявшими 2,5 тысяч штыков. Этот день можно считать началом интервенции Румынии.

Одной из причин вторжения Румынии на территорию Бессарабии было стремление с помощью бессарабского хлеба и конфискации огромных продовольственных складов поправить свое экономическое положение, подорванное войной.

В середине января 1918 года в Аккерманском и Измаильском уездах начались локальные бои против наступления армии Румынии.

21 января румынские войска напали на уездный город Измаил, где находилась важнейшая база российской армии и флота, многочисленные склады и службы. 22 января, после боя с матросами Дунайской флотилии и рабочим отрядом, румыны захватили город. Эта победа была достигнута благодаря политической неразберихе, царившей в Измаиле.

23 января Румчерод, который тогда заседал в Одессе, объявил войну Румынии. Теперь местная советская власть стала официально находиться в состоянии войны с Румынией. Но это не остановило румынских интервентов — 25 января после непродолжительного боя с румынской армией была захвачена Килия.

26 января — 15 февраля проходила героическая оборона Вилково. Из Одессы и Севастополя на Дунай были направлены несколько военных судов с десантом революционных матросов и красногвардейцев (одна тысяча штыков).

С 30 января обороной Вилково руководил легендарный матрос-анархист Железняк — Анатолий Железняков (командующий флотом, действующим против Румынии, председатель Революционного штаба Дунайской флотилии). Но малочисленные полуанархические отряды Железняка были не в силах бороться против регулярной армии.

В середине февраля, после отхода советских войск из Вилково, сопротивление румынским войскам продолжилось двухдневной обороной местечка Татарбунары и села Кубея.

В ответ на интервенцию Советская Россия и Советская Украина прервали с Румынией дипломатические отношения и в январе 1918 года оказались в состоянии войны с ней. Центральная Рада отправила правительству Румынии ноту протеста и также начала военные действия против агрессора на Хотинщине.

С начала марта разгорелись бои на подступах к Аккерману. Оборону города возглавил большевик — комиссар Н. Шишман. В уезде была проведена мобилизация и созданы 1-й Бессарабский полк и Аккерманский фронт (в 30 км от города), державший оборону против румынской армии до 9 марта силами в 2 тысячи штыков.

14 февраля командующим фронтом, действовавшим против наступавших румынских войск в Бессарабии и Приднестровье, был назначен Муравьев. Перед ним была поставлена задача не только не допустить румынские войска в Приднестровье, к Одессе, но и захватить всю Бессарабию, вернуть ее под власть Советской России.

За сутки Муравьев перевез в эшелонах свою трехтысячную армию из-под Киева к Днестру, где румынские войска вышли к городу Бендеры. Армия Муравьева объединилась с Особой Одесской армией, которая была спешно создана в январе 1918 года. Она состояла из малодисциплинированных отрядов численностью около 4—5 тысяч человек. Особая армия в начале февраля разгромила румынские части, попытавшиеся переправиться через Днестр. Румынское командование пошло на перемирие, которое длилось недолго.

Большевиками была создана Верховная коллегия российско-румынских дел. Первым шагом коллегии было прекращение переговоров о перемирии и предъявление Румынии ультиматума о немедленном очищении Бессарабии. Румыны отказались выполнить это требование, и 16 февраля, после четырех дней перемирия, военные действия возобновились.

18 февраля Особая армия вошла в состав группы войск Муравьева. Он телеграфирует Ленину: «Положение чрезвычайно серьезное. Войска бывшего фронта дезорганизованы, в действительности фронта нет, остались только штабы, место нахождения которых не выяснено. Надежда только на подкрепления извне. Одесский пролетариат дезорганизован и политически неграмотный. Не обращая внимания на то, что враг приближается к Одессе, они не думают волноваться. Отношение к делу очень холодное — специфически одесское».

Требовались большие деньги, и Муравьев обращается к Одесской городской думе и местной буржуазии с речью, в которой требует в тревдневный срок предоставить ему 10 миллионов рублей на оборону Одессы от румын: «Черноморский флот мною сосредоточен, и я вам говорю, что от ваших дворцов ничего не останется, если вы не придете мне на помощь! С камнем на шее я утоплю вас в воде и отдам семьи ваши на растерзание. Я знаю, что в ваших сундуках есть деньги. Я люблю начинать мирно. Дайте немного денег, будете с нами вместе. Я знаю этот город. Деньги есть».

В середине февраля румынские войска подошли к Бендерам, создавая реальную угрозу для Одессы. 20 февраля войска Муравьева начали наступление против румынских частей. Главный удар наносился в районе Бендер. Там был разгромлен румынский полк и захвачено три орудия. Одновременно Муравьев приказывает 8-й армии ударить по румынам в районе Бельцы—Рыбница.

За шесть дней боев, ко 2 марта, войска Муравьева разгромили войска противника у Рыбницы и Слободзеи, сорвали попытки румын закрепиться в Приднестровье. У румынской армии было захвачено 15 орудий и большое количество стрелкового оружия, в плен попало 500 румынских солдат.

Муравьев предложил Москве начать наступление на Кишинев—Яссы силами своей армии, предлагая начать мировую революцию с Молдовы и Румынии. Муравьев также разрабатывает более скромные планы передислокации под Аккерман 2 тысяч солдат и наступления в сторону Измаила.

Информаторы сообщали, что румынская армия «…разбросана по некоторым пунктам маленькими отрядами с незначительной артиллерией, и их силы в общем ничтожны. Эти отряды держатся крайне пассивно, и с их стороны намечаются лишь некоторые, весьма слабые попытки занять некоторые пункты у Днестра, где они могли бы закрепиться». С таким врагом армия Муравьева могла справиться… Но сил и времени опять же не хватало…

Под влиянием военных неудач румынское командование предложило перемирие. Представители Антанты подталкивали Румынию к миру, до 3 марта 1918 года еще надеясь организовать союз Румынии и Советских республик против наступления австро-немецких войск. Верховная коллегия российско-румынских дел также стремилась к скорейшему подписанию перемирия и решению вопроса о границах.

Переговоры по этим вопросам с румынскими представителями возобновились в Одессе в начале марта 1918 года. Румынский премьер-министр Авереску (уроженец села Озерное Измаильского района), решил пойти на подписание мира на условиях полного вывода румынских войск из Бессарабии в течение двух месяцев. Румынское командование обязывалось не вмешиваться во внутреннюю жизнь Бессарабии.

Подписывайся на нашу страницу в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!

8—12 марта 1918 года, после переговоров в Одессе и Яссах, был подписан мирный договор — «Протокол ликвидации русско-румынского конфликта». 8 марта советские войска получили приказ прекратить военные действия против румынских войск.

С начала марта 1918 года Румыния выходит из союза с Антантой и попадает под германо-австрийское влияние. Румынские власти понимают, что австро-германские войска, захватившие в начале марта 1918 года Киев и Винницу, со дня на день будут в Одессе и уничтожат или заставят отступить армию Муравьева. 9 марта, забыв о своих обязательствах по договору, Румыния захватывает Аккерман и соседнее село Шабо, завершив этим захват Южной Бессарабии.

Молдавская демократическая республика прекращает свое существование

К 100-летию начала румынской оккупации Бессарабии: как это происходило

В условиях осадного положения, когда была запрещена любая политическая деятельность, когда четыре румынские дивизии уничтожали, поджигали, грабили, расстреливали мирное население, ликвидировали сопротивление молдавских войск и гражданских отрядов в сражении при Бендерах, Бельцах, именно в эти дни — 24 января 1918 года, Сфатул Цэрий объявляет «независимость» Молдавской республики.

В Декларации независимости МДР отмечается намерение СЦ выполнить требования Съезда молдавских солдат и Декларации от 2 декабря 1917 года об организации выборов и «созыве Учредительного собрания Молдовы». Статья 79 проекта Конституции МДР предусматривает: «для того, чтобы решить вопрос о вступлении МДР в какой-либо политический союз с любым другим государством на основе конфедерации, федерации или объединения, необходимо голосование всего народа (референдум), в котором примут участие все граждане, достигшие 21 года вне зависимости от пола, вероисповедания, национальности». Но всем этим действиям было уже не дано спасти ситуацию.

В Бессарабию прибыли румынские генералы Броштяну, Презан, Скина. Их цель — организовать объединение этой территории с Румынией. Они начинают запугивать и изолировать депутатов, выступавших за независимость республики, мстят тем, кто открыто и мирно протестует против румынской армии. Были убиты около 17 депутатов. Еще 38 членов Сфатул Цэрий после 14 января 1918 года бесследно пропадают.

20 марта 1918 года Инкулец, Чугуряну (новый глава правительства Молдавской Республики) прибывают в Яссы с намерением отправиться в Бухарест (оккупированный немцами) для подписания мира. Однако их “поставили в известность о решении румынского правительства принять объединение”. В то же время румынское правительство предлагает Инкулецу и Чугуряну представить на обсуждение этот вопрос в Сфатул Цэрий.  Также им “посоветовали не выступать против”.

26 марта в Кишинев по случаю объединения прибыл премьер-министр Румынии Маргиломан, он лично редактирует текст декларации объединения.

27 марта 1918 года депутаты Сфатул Цэрий решают вопрос объединения. Здание, в котором проходило заседание, было оцеплено румынскими пулеметчиками и жандармами, в небе кружили несколько румынских самолётов. Голосование было открытым, что фактически предопределило его исход.

На тот момент членами Сфатул Цэрий числились 138 человек. Отсутствовали 13. За присоединение к Румынии высказались 86, против — 3 (украинцы А. Осмоловский и М. Старенький, а также Шт. Баламез — по одним документам — молдаванин, по другим — болгарин). Воздержались 36 человек. Тайное голосование дало бы, вероятно, другие итоги.

Хотя присоединение Бессарабии носило условный характер, и она первоначально получила статус автономии, уже 22 апреля 1918 года декретом короля Фердинанда I на территорию региона было распространено действие румынских законов.

Еще больше автономия края была ограничена декретом Фердинанда I № 1626, согласно которому с 1 августа 1918 г. в Бессарабии вводилось осадное положение, ликвидировавшее все права и свободы граждан.

И наконец, завершающим актом событий периода декабря 1917 – ноября 1918 годов стало заседание Сфатул Цэрий 27 ноября 1918 года, на котором было принято решение о безусловном присоединении Бессарабии к Румынии. Из 162 депутатов «Сфатул Цэрий» в зале присутствовали только 46, из которых, по словам премьер-министра Румынии А. Маргиломана, «не набралось и 30», чтобы поддержать этот акт.

Вскоре после принятия этого решения Сфатул Цэрий прекратил своё существование. Значительная часть депутатов выразила протест по этому поводу и даже направила меморандум румынскому правительству с требованиями восстановить автономию согласно акту от 27 марта, но их претензии не были приняты во внимание. Следующие 22 года Бессарабия входила в состав Румынии.

Хорошо запомнились гражданам Советского Союза слова, произнесенные Сталиным на счет оккупации Бессарабии: «На основании какого международного права отсекли господа «союзники» от СССР Бессарабию и отдали ее в рабство румынским боярам? Если это называется международным правом и международным обязательством, то что же называется тогда грабежом?»