Олег Постернак: Одесщина как невидимый фронт войны: путь от нашатыря к гранате

Часть первая. Этнополитическая

Перспектива разворачивания «русской весны» в Одесской области требует трезвого суждения. На первый взгляд экспертам и чиновникам трудно допустить реальную возможность подобного сценария в силу сухопутной отдаленности региона от российско-украинской границы и театра военных действий на Донбассе. Однако есть некоторые умозаключения и факты, указывающие на очевидные выгоды от эскалации насилия в юго-западной Украине, в получении которых заинтересованы какидеологические сторонники сепаратизма, так и местные клановые группы и их клиентелы. Сказывается также и геополитическое положение региона между Румынией, Молдовой и Россией.Интересы последней представляет ее сателлит – непризнанная Приднестровская молдавская республика (ПМР).

Олег Постернак: Одесщина как невидимый фронт войны: путь от нашатыря к гранате

В Одесской области существует три локально-территориальных очага возможного конфликта. Это западные приграничные районы Одещины и ПМР, собственно сама Одесса и юг Одесской области – Придунавье. Первые два могут быть дестабилизированы только при условии массированного внедрения вируса сепаратизма извне. В самой Одессе идея создания квазигосударственной организации под названием «Одесская народная республика» была фактически провалена событиями 2 мая. Из-за значительной несознательности местного населения в деле идентификации себя с русскими, решительного сопротивления патриотической общественности и фатального просчета главарей сепаратистов вопрос разворачивания тут бунта против Киева был поставлен на паузу. На периферии также удалось пресечь искусственные попытки «триумфального шествия» знамени борьбы с Киевом. Например, стремление организовать 9 мая массовое побоище между сторонниками сепаратизма и единства страны в Измаиле смогли потушить мэрия и общественность.

Наиболее чувствительным к сценарию сепаратизма является именно юг Одесской области. Край этнически неоднородный, в экономическом плане депрессивный, а в электоральных предпочтениях политически консервативный. Географически он напоминает угол-аппендикс, закрытый реками Дунай и Днестр, Румынией и Молдовой. Преимущественно аграрный край с преобладанием сельского населения, казалось бы, должен быть аполитичным. Тем не менее ряд этнических, электоральных и международных факторов говорят нам о другом.

Олег Постернак: Одесщина как невидимый фронт войны: путь от нашатыря к гранате

Информационно регион находится в основном под влиянием российских телеканалов.Несмотря на предписания Национального комитета по вопросам телевидения и радиовещания, операторы рынка не сократили пакет вещания каналов РФ. Около 40% населения регулярно смотрит новостные выпуски федерального российского телевидения, остальные – частично. Новостные сюжеты о мнимых «зверствах» Нацгвардии, химическом оружии, фосфорных бомбах, лавине беженцев, катастрофических разрушениях, «героях-ополченцах» и прочая квазиреальная желчь заполнили сознание жителей местности до предела. Как результат, большинство из них убеждено, что украинские СМИ лгут и распространяют «националистическую ересь», а США осуществляет свой подлый сценарий поссорить братские славянские народы.

Ситуация накалилась в конце июля – начале августа этого года. Со стороны Украины на границе с ПМР начали рыть 450-километровый ров, а группа украинских войск развернула тактические учения на территории области. Отрабатывались полевое поведение и взаимодействие частей, осуществлялись тренировки на военном полигоне вблизи Болграда.Особое внимание во время учений было уделено югу Одесской области, что свидетельствует о том, что руководство оборонного ведомства взяло курс на усиление здесьвоенного присутствия. Но в скором времени среди жителей начались настоящиепанические настроения, связанные сопасениемразворачиваниявоенных действий. Колонны военной техники, движущиеся по основным сухопутным магистралям края, посеяли грандиозный страх и кривотолки на рынках, в транспорте и быту со всеми вытекающими для товарного фетишизма последствиями.

Действительно ли высока вероятностьначалабоев в многонациональной Одесской области? Конечно, тут нет места межэтнической напряженности. Проявление трений на данной почве имеет скорее бытовой и случайный характер и вовсе не похоже на котел страстей, который присутствовал в Боснии или в Северном Кавказе. Регион стараниями центральной власти всегда позиционировался как мозаичный конгломерат живущих в мире и согласии национальностей, довольствующий культурными правами и возможностью быть избранным в органы власти. Но в ценностном, социальном и осознано гражданском плане он украинским сейчас не является.

Олег Постернак: Одесщина как невидимый фронт войны: путь от нашатыря к гранате

Украинцы. В более-менее благоприятном положении находится Килийский, Татарбунарский и Белгород-Днестровский районы Одесской области, где вес украинского этнического населения преобладает над второй по списку этнической группой соответственно в 2, 6 и 9 раз. Однако украиноязычное население в своем большинстве крайне неорганизовано и лишено активной позиции, а политическое сознание более авторитарно, чем свободоцентрично. Местные украинцы послушны и прагматичны. Говорить о достойном патриотизме с их стороны приходится лишь отчасти.

Русские. Эта этническая группа представлена старообрядцами-липованами, проживающимив основном в сельской местности,и русским городским населением крупных городов Придунавья. В Измаиле русские составляют чуть больше 40% населения. И если первые ведут закрытый образ жизни и далеки от политики, удовлетворяясь своей конфессиональной и корпоративной замкнутостью, то вторые принимают активное участие в политической коммуникации, воспринимают революцию исключительно как американскую технологию, выступают категорически против евроинтеграции, Путина считают своим кумиром, а государство Украина называют искусственным и бессмысленным образованием.

Молдаване лидируют по количеству населения в приграничном с Молдовой Ренийском районе (около 50%) и компактно проживают сельскими общинами в Измаильском, Болградском и Килийском районах. Определенное аттрактивное действие на них имеет позиция Молдовы и Румынии, однако отношение к последним событиям в Украине среди этой группы скорее больше нейтральное, нежели осуждающее. Румыния в прошлом несколько раз пыталась использовать молдаван края для организации давления на украинскую власть с целью признания их этническими румынами, но безуспешно. К слову сказать, среди этой группы есть определенное количество симпатиковевроинтеграции Украины, опять-таки, с оглядкой на опыт Румынии и Молдовы.

Болгарское население края сформировалось еще в ХІХ в.благодаряколонизаторской политике России. Существует мнение, что в этот край переселялись преимущественно те болгары, которые не желали воевать в те времена за независимость своей страны от Турции. В силу этих исторических и субъективных факторов социально-политический портрет болгарского населения края характеризуется сильным русофильством. Именно среди болгарского населения после достижения Украиной независимости в 1991-1992 годах были зафиксированы локальные вспышки сепаратизма. В 1991 году в Болградском районе, где болгары составляли 60% населения, был проведен референдум, на котором 82,8% избирателейподдержалосоздание такого округа.Правда, эта попытка была заблокирована. В 2012 году болгары Измаила инициировали вопрос о признание болгарского языка региональным, но опять безуспешно. Местные болгары в своем большинстве сильно тяготеют к России, склонны оправдывать действия В.Путина и критично относятся к новой украинской власти.

Гагаузы — православный тюркоязычный народ края, общая численность которых составляет около 27 тысяч человек. Исторически и ментально тяготеют к Турции и автономной Гагаузии в составе Молдовы. В случае провозглашения независимости последней есть риск сепаратистского брожения в гагаузской среде украинского Придунавья.

Таким образом, местное население юга Одещины в случае распространения вируса сепаратизма будет либо на объективно нейтральных позициях, либо посильно сочувствовать и даже симпатизировать врагам единства страны. Не зря Г.Лебон говорил, что идеи не влияют на поведение, пока они не переведены на язык чувств.

 Часть вторая. Электорально-политическая

Южная часть Одесской области не только имеет национально-пестрый состав населения, но и крайне консервативную и однообразную электоральную историю, доказывающую, что самым значительным фактором политического самоопределения является административный ресурс и целевое давление местной бюрократии на подконтрольные ей контингенты избирателей.Олег Постернак: Одесщина как невидимый фронт войны: путь от нашатыря к гранате

К примеру, в трех избирательных округах, охватывающих Придунавье,  на парламентских выборах 2012 года за Партию регионов проголосовали 46%, в то время как в среднем по Одессе – 35%, Херсонской области – 29%, Николаевской– 40%, Запорожской– 41%, Днепропетровской– 36%.

На президентских выборах 2010 года во втором туре за В.Януковича в округах Придунавья проголосовали 80% избирателей, в то время как в среднем по Одессе – 73%, Херсонской области – 60%, Николаевской – 71%. Запорожской – 71%, Днепропетровской – 63%.

По аналогии с Крымом и Донбассом своих представителей в местных советах после выборов 2010 года получили пророссийские партии, в частности, «Родина», «Русский блок», «Прогрессивно-социалистическая партия».

Таким образом, по уровню поддержки Партии регионов и ее бывшего лидера, шедших на выборы с пророссийской тематикой, Придунайский край опережал многие южные регионы страны и фактически занял нишу третьей части «пророссийского пояса» после Донбасса и Крыма.

В случае успеха на юге Одесской области распространение вируса сепаратизма будетиметь свою очевидную событийную последовательность. Точек поражения четыре:  органы местного самоуправления, личный состав силовых ведомств, слаборесурсные проукраинские силы и средства массовой коммуникации.

Центральная власть, грубо вытесняя из системы традиционного «кормления» бывших «регионалов», не оставляет им возможности для удовлетворения прерванных революцией кадровых амбиций и лишаетнадежды на восполнение потерянных ресурсов.Тем самым она толкает их на необходимость освоения пророссийской идеи.

Составы сельских, поселковых, городских и районных советов крайне слабы в отношении украинской повестки и сосредоточены либо на собственных эгоистических интересах, либо на выкачивании максимально возможных дивидендов от изменившейся политической конъюнктуры.

В регионе пытаются выстроить свои стратегии новые партийные команды, в частности «Сильная Украина», «Партия развития Украины», еще неструктурированныегруппы Президента Петра Порошенко и днепропетровского губернатора Игоря Коломойского. Свои интересы в крае имеют народные депутаты Александр Дубовой («Батькивщина»),Антон Киссе (беспартийный), бывший депутат и «регионал» Игорь Плохой. Каждого из них заботит лишь перспектива досрочных парламентских выборов и усиление своего влияния на местные органы власти.И можно с уверенностью прогнозировать, что практически никто из местной элиты не осмелится выступить в защиту территориальной целостности страны из-за нежелания нести электоральные убытки.

Районные администрации представляют собой жалкие бюрократические придатки, исполнительная дисциплина которых катастрофически хромает. В большинстве случаев там сидят кадры, пережившие нескольких президентов и их представителей на местах,которые занимают трусливо нейтральные или чаще всего скрыто-антиукраинские позиции. Всевозможные проукраинские марши, автоколонны и акциине могли дать должного эффекта для косной и ретрограднойпериферии.

Практика подготовки террористической деятельности на Донбассе показывает, что самым уязвимым звеном оказались милицейские и другие силовые ведомства, с легкостью перешедшие на сторону боевиков за соответствующую плату.Высока вероятность того, что подобные факты могут повториться и в Придунавье. В городах края действуют маргинальные дружины, казачьи отряды и молодежные группировки, которых можно легко через соответствующее поощрение использовать как «пушечное мясо» сепаратистов.

Не способны в силу разных конъюнктурных и идеологических позиций быть на страже информационной безопасности и ведущие СМИ региона, прежде всего интернет-издания и коммунальное телевидение. Хоть объемы их влияния на аудиторию не следует преувеличивать, но нет гарантий, что в условиях сепаратистского шабаша они не станут рупорами манипулирования общественным мнением в руках противников единства страны.

Немногочисленные проукраинские активисты и патриотически настроенные граждане не имеют опоры, разобщены по разным политическим клубам и способны лишь скромновысказывать свою точку зрения без особой результативности в преодолении доминирующихпророссийских взглядов. Как показал опыт Донбасса, именно эта категория граждан стала жертвой «бело-сине-красного» террора, подвергалась пыткам, издевательствам и убийствам.

В контексте всего этого возникает логичный вопрос: откуда взяться боевикам в регионе? Во-первых, несмотря на лояльность к Россииздешнегонаселения, последние события зафиксировали отсутствие желания у него брать оружие и бороться с фейковой «фашистской хунтой». Никаких народных ополченцев и «зеленых человечков» за полгода противостояния из его состава не возникло. Значит, как и в ситуации с Донбассом, боевики (которых позже антиукраинская пропаганда окрестит «народным ополчением Бессарабии») будут исключительно гастролерами.

А во-вторых,Одесская область занимает 2 место по количество внутренних мигрантов из Крыма. Соответственно следует предположить, что под видом крымских переселенцев могут проникать обученные и подготовленные боевики. Аэродромы и железнодорожные узлы, особенно в Измаиле, Рени иБолграде, спокойно можно использовать для скрытой переброски групп террористов. Их расквартирование,последующий захват административных зданий, установление флагов России, проведение «референдумов»станет делом времени.

Часть третья. Геополитическая

Олег Постернак: Одесщина как невидимый фронт войны: путь от нашатыря к гранате

Возможным плацдармом для инфильтрации террористов в Одесскую область является Приднестровская молдавская республика (ПМР). Последние действия ее властей подтверждают эти факты. Комитет госбезопастности Приднестровья, двигаясь в фарватере интересов России, официально заявил о том, что переодетые в форму армии ПМР провокаторы планируют осуществить нападение на места дислокации Государственной пограничной службы Украины с территории Приднестровья. Как тут не вспомнить немецкую провокацию в Глейвице в 1939 году для оправдания атаки на Польшу.Любопытно, но где логика в утверждении, что Украина способнаорганизовывать в условиях противостояния на Донбассе еще один фронт боевых действий? И это при том, чтокак раз со стороны ПМР зафиксированы активные действия разведывательных беспилотников и вертолетов.На сайте КГБ Приднестровья даже размещено объявление о наборе контрактников для военной службы в погранотрядах.

В случае начала боевых действий в регионе Россия представит миру эту ситуацию как конфликт армии «беззащитного» Приднестровья и наемников «киевских фашистов». Кстати, в Приднестровье только по официальным данным проживает около 28% этнических украинцев и около 40 тыс. жителей имеют украинские паспорта. Чем не креативный повод для российской пропаганды обвинить Украину в будто бы атаке на Приднестровье для защиты прав украинского населения ПМР?

Силовой потенциал этой республики основывается на складах оружия бывшей 14-й армии, 5-7 тыс. срочных военнослужащих (при мобилизации теоретически может быть доведено до 50 тыс., но маловероятно), подразделениямиротворцев из России. Между прочим, в составе армии ПМР есть структура народного ополчения, которую можно пополнить офицерами, военнослужащими и наемниками из России и направить в зону конфликта, продолжая тем самым и дальше виртуозно обходить нормы военного права. Сложно представить, как Россия сможет быстро и незаметно перебросить свой дополнительный контингент через украинское воздушное пространство, но необходимости в этом может и не быть.

Нужно понимать, что в Приднестровье ни граждане, ни чиновники не желают войны, но они однозначно находятся на стороне России, интерес которой в подбрасывании дров.И если Кремль даст отмашку, то напряжение будет неизбежно. Правящие группыреспублики пребывают в определенном страхе потерять прибыльную власть. Взамен за участие приднестровцев в конфликте Россия может принять эту бутафорную республику в свой состав в качестве нового субъекта федерации. Ведь сейчас риски для ПМР крайне высоки в силу ее неопределенного статуса, экономической слабости и геополитической уязвимости. Особенно важен тот факт, что ассоциация Украины и Молдовы с ЕС подрываетпрежнюю систему торгово-экономических отношений. С другой стороны, ПМР кажется совсем не нужной России в силу новых экономических расходов и острого обострения отношений с Западом. Интерес Путина сводится не столько к технологии «собирания земель русских» как мероприятия для удержания рейтинга, сколько к принуждению США разделить зоны влияния в мире и закрепить изменившийся баланс.

Вхождение ПМР в конфликт будет означать втягивание и Республики Молдовы, у которой появится возможность вернуть ранее потерянный край в свой состав. Президент Молдовы Н. Тимофти на встрече с официальными лицами НАТО уже обвинил Россию в том, что она не осуществляет согласованных шагов по демилитаризации территории Молдовы. Посему Украине следует понять, что конфликт в этом стратегическом узле имеет шанс стать неизбежным. Значит необходимо тщательно работать с властями Молдовы в направлении военно-политического сотрудничества. Украина как ассоциированный член ЕС может выступить гарантом возвращения Приднестровья в состав еще одного ассоциированного члена ЕС – Молдовы.

Следует правдаотметить, что в самой Молдове позиция населения в отношении России является более лояльной, чем в Украине. Больше половины граждан Молдовы тяготеют к России и считают, что присоединение Крыма к ней является объективным и даже оправданным. Более 40% населения высказывается за присоединение страны к Таможенному союзу. Полностью пророссийской является Гагаузия – приграничный с Придунавьем автономный регион Молдовы. Еще в феврале тут был проведен референдум, в результате которого около 98 % избирателей поддержали интеграцию в Таможенный союз. Манипулирование плебисцитарной формой демократии последнее время позволяет сохранять видимость правого поля в геополитических играх, что доказывает ситуация и с «референдумами» в Крыму и на Донбассе.С юридической точки зрения они ничего общего с мировой практикой прямой демократии не имеютискореепоходят на соцопросы.

Все-такидо нынешних событий на Донбассе самым большим страхом для жителей Придунавья являлся приход вовсе не русских. В 1918-1939 годах территория между Днестром и Дунаем входила в состав Королевства Румынии. В Румынии функционируют партии, организации и движения, последовательно и открыто выступающие за возвращение Бессарабии (территория современной Молдовы и украинского Придунавья) в состав «RomаniaMare». Приход румын в результате смены власти в Украине в  феврале 2014 г. воспринимался частью населения почти как спасительный факт в условиях накачивания идеей предполагаемого развала Украины. Ситуацию подогревала деятельностьвыстроенной годами ранее сети прорумынских информаторов и пропагандистов, задача которых была агитационная деятельность в среде молдавского населения края.

И, несмотря на все вышесказанное, следует признать, что румынская угроза скорее была психологическим страхом, нежели реальной стратегией. Румыния, являясь членом ЕС и НАТО, не могла и не сможет открыто и нагло пренебрегать нормами международного права ради агрессивного включения Бессарабии в свой состав.Наоборот, сама Румыния распространяет идею о том, что в долгосрочной перспективе она может оказаться жертвой внешней политики России, дополнительно торгуясь с ЕС. Пытаясь усилить свои позиции в НАТО, Румыния инициировала идею «восточного вала» – серию укрепительных мероприятий под эгидой Альянса. На самом деле Румыния почувствовала острую уязвимость в связи с временным переходом Крыма в состав РФ. Ив ближайшее времяРоссия развернет машину своего максимального воздействия на результат президентских выборов в этой стране, которые предполагаются в ноябре. Возможность использоватьв Румынии свое влияние для продолжения практикиразгосударствления Украины может стать самым желаемым призом для Путина в его сверхжелании вернуть России статус мирового гегемона.

Конечной целью всех этих геополитических игр должно стать восстановление СССР под новой вывеской – «Евразийский союз». В мае текущего года произошла формализация экономического союза между Россией, Казахстаном и Беларусью (ЕАЭС). По задумке В.Путина в нем должна была быть Украина, но Евромайдан и смена власти сломали так долго выстраиваемуюсхему евразийского империализма. Поэтому те военные действия, которые охватили Донбасс и которые могут быть скопированы в другие локальные зоны, носят не только освободительный и национальный характер, но и антиимпериалистический по своей сути. Это не только цивилизационная баталия между Востоком и Западом, миром индивидуалистической свободы и авторитарного коллективизма. Это и битва 21-го века с 20-м, или, если хотите, удобного смартфона с грузным телевизором.

Олег Постернак, политический аналитик

 

Подписывайся на нашу страницу в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!