Хто у перші дні війни спалив справи Медведчука та Януковича? Деталі гучного скандалу

2 коментаря 55701 перегляду

Известный активист Сергей Стерненко 7 июля обнародовал сенсационную информацию. По данным его источников, в первые дни агрессии России Государственное бюро расследований якобы уничтожило материалы громких уголовных производств, касающихся «харьковских соглашений», массовых хищений в армии и подрыва обороноспособности Украины (период правления Януковича), разгона Майдана и дела Виктора Медведчука.

Активист настаивает, что указания уничтожать документы давал сам директор Государственного бюро расследований Алексей Сухачев. «По указанию Сухачева в период с 24.02 по 26.02 в Хмельницком (именно туда эвакуировалось ДБР в начале вторжения) были уничтожены материалы этих уголовных производств в части НСРД (негласных следственных (розыскных) действий – ред). И еще так же относительно около 140 других уголовных производств… Спросил еще одного знакомого прокурора, и он мне эти данные подтверждает», – написал Стерненко в своем телеграмм-канале.

Активист предположил: уничтожение резонансных уголовных дел может быть использовано в интересах государства-агрессора.

Хто у перші дні війни спалив справи Медведчука та Януковича? Деталі гучного скандалу

Учитывая сенсационность обвинений, журналисты издания «Главком» обратились в правоохранительные органы через официальные и неофициальные каналы. Источники издания подтверждают правдивость обнародованной информации. Более того, в распоряжение редакции попала информация, позволяющая установить хронологию произошедшего в самом начале войны.

ГБР знало: Россия начинает наступление?

По данным высокопоставленных источников в правоохранительных органах, около 1 часа 30 минут 24 февраля 2022 года (вторжение российской армии в Украину началось в 3 часа 40 минут) из центрального аппарата ГБР начали вывозить секретные материалы. Документы, охраняемые спецназом, перевезли несколькими микроавтобусами в территориальное отделение в Хмельницком.

Вечером 24 февраля работники режимно-секретного подразделения Государственного бюро расследований получили устный приказ Сухачева – отобрать и уничтожить номенклатурные дела за 2019-2021 годы. Это касалось материалов негласных следственных (розыскных) действий за указанный период.

Утром 25 февраля в Хмельницкий прибыл директор ДБР в сопровождении руководителей Главного опертивного управления Игоря Гейды и Главного следственного управления Александра Удовиченко. В здании территориального отделения Алексей Сухачев провел совещание с личным составом. Отдельно был заслушан доклад об уничтожении секретных документов. Дополнительно Сухачеву предложили поставить резолюцию на уничтожение уголовных производств, расследованных управлением «Майдана» ГБР, а также материалов негласных следственных (розыскных) действий, проведенных в 2021-2022 годах. После изучения рапорта Сухачев написал: «Разрешаю» и покинул Хмельницкий.

Источники журналистов подтверждают: в течение 24-26 февраля 2022 года на территории учреждения действительно жгли секретные документы. В списке уничтоженных, кроме уже названных Стерненко, числится еще несколько особо резонансных дел, которые удалось идентифицировать. В частности:

  • дело эксразведчика Сергея Семочка (получение российских паспортов членами его семьи и возможное злоупотребление на закупке расходных материалов для перитонеального диализа);
  • дело «мальдивского вояжа» экспрезидента Петра Порошенко (расследовались факты вероятного совершения подлога документов и использования поддельных документов с целью незаконной переправки лиц через государственную границу Украины);
  • дело бывшего руководителя ГБР Романа Трубы (проверялись факты возможного вмешательства экс-руководителя в деятельность правоохранительного органа и разглашение данных досудебного расследования);
  • дело оккупации РФ полуострова Крым в 2014 году;
  • авиакатастрофа военного самолета СУ-27 в Житомирской области в 2018 году.

Стерненко также впоследствии фактически объяснил и собственный интерес к разглашению скандальной информации. Он сделал отдельное сообщение в Telegram, заявив, что ГБР также «похоронило» дело о нападении на него сотрудников полиции. Инцидент произошел в 2017 году во время протестов перед выступлением Народной артистки Украины Ирины Билык в Одессе, в тот период поп-диву активно критиковали за визит в оккупированный Крым. По словам Стерненко, тогда одесский «Беркут» сломал ему переносицу.

Уничтожали дела?

Чтобы подтвердить информацию официально, журналисты направили запросы в три правоохранительных органа: Службу безопасности, Офис генпрокурора и, собственно, ГБР. Каждому учреждению задали четыре одинаковых вопроса: Как происходила эвакуация их архивов? Было ли что-то уничтожено, при каких обстоятельствах? По какому критерию определялись дела по уничтожению? Где сейчас находится архив дел?

Первой ответила Служба безопасности: с начала войны отраслевой госархив СБУ принял ряд заранее запланированных мер по сохранению документов Национального архивного фонда Украины. Однако детали в спецслужбе не сообщили, указав, что эта информация имеет ограниченный доступ.

Офис генпрокурора заверил, что не уничтожал никакие документы. При этом отметил, что в его архивном фонде на хранении не находятся документы с грифом «Тайно». А дальше подчеркнул: запрашиваемая информация является с ограниченным доступом. «Разглашение вышеуказанной информации с ограниченным доступом в условиях введенного в настоящее время военного положения и полномасштабного вторжения вооруженных сил Российской Федерации может нанести существенный вред интересам национальной безопасности, территориальной целостности государства…» – пояснили в ведомстве.

А вот Государственное бюро расследований было увлечено конкретными вопросами и почему-то попросило дополнительного времени, чтобы ответить. Отписались: подождите ответа еще 20 дней.

Однако когда скандал вырвался наружу, ГБР уже не нуждалось в 20 днях, чтобы отвечать на вопросы журналистов, оно наспех все опровергло. Мол, ни одно из указанных дел не уничтожено. Все материалы сохранены, а производства расследуются в соответствии с ранее утвержденными планами и будут переданы в суд в установленные сроки.

Однако тревожные сигналы для ведомства раздались еще в конце июня. Тогда президент Владимир Зеленский сделал интригующее заявление, что деятельность силовых органов страны в начале войны требует дополнительного анализа. Глава государства отметил, что сейчас идет аудит их работы, начиная с первого дня войны.

«Сейчас проходит инспекция всех правоохранительных органов именно потому, что 24 числа, когда было полномасштабное вторжение Российской Федерации на нашу землю, некоторые представители тех или иных правоохранительных органов куда-то делись, вместо того, чтобы быть на месте и защищать свое государство и свой народ», – подчеркнул глава государства.

Напомним, 23 июня Лычаковский районный суд Львова в закрытом режиме приступил к рассмотрению дела кума Путина Виктора Медведчука. Его подозревают в государственной измене и разграблении национальных ценностей. Наказание за это светит в размере до 15 лет тюрьмы. Но если вдруг выяснится, что заявленные доказательства стороной обвинения суд признает недопустимыми, ссылаясь, например, на отсутствие материалов негласных следственных (розыскных) действий (которые могли сгореть во дворе управления хмельницкого ДБР), это сведет на нет общественные ожидания торжества справедливости.

Коментарі

Прокоментувати

Ваша email адреса не буде опублікована

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.