Повышение учетной ставки: почему и для чего это сделано и первая реакция участников рынка

0 комментариев 8991 просмотра

Правление Нацбанка 2 июня приняло ряд решений в сфере монетарной политики. Во-первых, НБУ отказался от принятого в начале войны решения зафиксировать учетную ставку и повысил ее сразу с 10% до 25% годовых, что превзошло все ожидания участников рынка.

Во-вторых, НБУ вдвое расширил коридор процентных ставок по инструментам постоянного доступа – до «учетная ставка +/- 2 (п.п.)». «Это сделано для того, чтобы создать дополнительное пространство для оживления межбанковского рынка», – говорится в сообщении центробанка. В результате ставка по депозитным сертификатам увеличится с 9% до 23%, а по рефинансированию – с 11% до 27%.

И если второе решение больше касается участников банковского рынка, то повышение учетной ставки касается практически всех.

Почему повышена учетная ставка до 25%

«Повышение учетной ставки позволит сохранить гривневые доходы и сбережения граждан, увеличить привлекательность гривневых активов и снизить давление на валютном рынке. Это улучшит способность Национального банка обеспечивать курсовую стабильность и сдерживать инфляционные процессы в условиях войны», – сказал на брифинге глава НБУ Кирилл Шевченко.

Почему учетную ставку повысили только через 98 дней после начала войны

С началом агрессии России Национальный банк решил воздержаться от принятия решений по учетной ставке. Там посчитали, что на фоне значительного психологического шока, вызванного войной, изменение учетной ставки вряд ли стало бы фактором стабилизации ожиданий и стимулом для удержания гривневых активов. Кроме того, оно помешало бы поддержанию фиксированного обменного курса.

Отмечаемая сейчас постепенная адаптация экономики к условиям войны и замещение психологического шока экономической логикой принятия решений бизнесом и населением требуют изменения подходов к монетарной политике. Усилились риски для макрофинансовой стабильности в среднесрочной перспективе. Из-за низкой доходности гривневых активов продолжатся быстрое истощение международных резервов и накопление дисбалансов в экономике.

Все это и потребовало возвращения Национального банка к активной процентной политике для предотвращения дальнейшего ухудшения инфляционных ожиданий и долларизации экономики.

Почему учетная ставка повышена так сильно

Национальный банк рассматривал несколько вариантов. Правление решило, что незначительное повышение ключевой ставки не оказало бы желаемого влияния на финансово-экономическую систему:

  • во-первых, из-за ограниченной действенности механизма монетарной трансмиссии во время войны;
  • во-вторых, это сформировало бы выжидательную позицию вкладчиков относительно дальнейших повышений учетной ставки, что сдерживало бы интерес к гривневым активам;
  • в-третьих, для оживления интереса к гривневым активам их доходность должна превышать ожидаемые показатели инфляции.

Национальный банк ожидает, что повышение учетной ставки до 25% будет достаточным для ослабления давления на валютном рынке и стабилизации инфляционных ожиданий, что в перспективе создаст предпосылки для перехода к циклу снижения учетной ставки.

Первая реакция участников рынка на учетную ставку 25%

Член набсовета Укрэксимбанка Виктория Страхова заявила, что не согласна с обоснованием НБУ столь резкого повышения ставки:

  • ликвидность банковской системы с начала войны выросла на 72 млрд грн, достигнув 230 млрд. Куда ж тут еще больше? Люди несли деньги в банки не из-за ставок, а из-за безопасности. Какая тут привлекательность повышением учетки?
  • хочу посмотреть, какой банк осилит 25% по депозитам;
  • если начнут поднимать ставки по депозитам, хочу понять, какой заемщик осилит 25%+ по кредитам;
  • хочу посмотреть, как Минфин поднимет ставки по ОВГЗ – сомневаюсь в существенном поднятии;
  • слегка чувствую, что меня «поимели» – могут заработать те, у кого деньги в гривне под матрасом, а я со своими приобретенными военными годовыми ОВГЗ и депозитами на год — два могу нарисовать картинку лося;
  • меня мучают муки совести и чувство патриотизма, поэтому стараюсь удержаться, но очень хочется всю освобождающуюся гривневую ликвидность пустить в валюту.

Финансовый аналитик Иван Угляница высказал иное мнение: «Банк легко осилит 25% по депозитам, тем более что будет не 25, а меньше. Кредитов и так нет и не будет. А ставки 20%+ и так были. То, что в ковид НБУ держал ставку пару лет искусственно, это как раз была полная ерунда.

НБУ хоть что-то нормально сделал, хоть какое-то движение, в отличие от спящего Минфина и прочего финблока.

Что касается военных облигаций – так это инвестиция или помощь? Если инвестиция, то каждый сам себе злобный демон, а если помощь, то не важно, какая там ставка. Плюс Минфин пока не двигал ставки, может, и не будет».

Прокомментировать

Ваш email адрес не будет опубликован