2 мая в Одессе, восемь лет спустя: нам нужно расставить все точки и перевернуть страницу

События 2 мая 2014 года в Одессе стали не только травмирующим опытом для большинства одесситов разных взглядов, национальностей и социального положения, но, вне всякого сомнения, важнейшим этапом российско-украинской войны. Об этом пишет Олег Константинов, главный редактор «Думской».

То, что мы называем «одесской трагедией», было искусно использовано российской боевой пропагандой для запуска нового маховика агрессии против нашей страны. Россказни о «сотнях сожженных заживо в Доме профсоюзов», об «одесской Хатыни» (это словосочетание, кстати, одновременно появилось в российских «СМИ» и сетях в ночь на 3 мая – как вы понимаете, случайно такое не происходит) смутили миллионы умов в рф, и многие тамошние «пассионарии» добровольно отправились на войну, чтобы убивать украинцев, Как они считали, из мести.

Так, казалось бы, локальный, пускай и кровавый, эпизод превратился в фактор, определивший судьбу Украины и России на много лет вперед. 48 жертв того дня мультиплицировались, и сегодня счет идет уже даже не на тысячи – на десятки тысяч человек. Страшные числа все растут, и конца-краю этому ужасу нет.

Было ли случившееся тогда спланированной операцией российских спецслужб? Или же они просто воспользовались боестолкновением (а это был именно бой, не просто беспорядки, во всяком случае, обе стороны воспринимали происходящее именно так) и его итогами, чтобы максимально поднять градус ненависти? Сложно сказать. Сегодня, по прошествии восьми лет, мне лично кажется, что некий замысел изначально все же был, но заключался он не в том, чтобы представить погибших в результате боя в качестве невинных жертв злобных «бендеровцев». Нет, планировалось нечто более серьезное, возможно, даже захват под шумок «беспорядков» административных зданий, чтобы провернуть донецкий или луганский сценарий и создать «одесскую народную республику».

К сожалению, официальное расследование тех событий было проведено из рук вон плохо, а неофициальное («группы 2 мая») сосредоточилось в основном на детальной реконструкции случившегося и особо не выясняло тайных мотивов пророссийской публики. Поэтому, боюсь, истины мы никогда не узнаем. Ну или узнаем, но уже после победы.

И тем не менее, уверен, что расследование и судебные дела должны быть продолжены и доведены до конца. Сейчас, насколько нам известно, на разных стадиях находится с десяток производств, касающихся 2 мая. Среди фигурантов – и бывшие милиционеры, которые проявили как минимум преступную халатность, а как максимум были в сговоре с любителями россии (помните: щитами к проукраинским активистам, спиной – к пророссийским, а на Куликовом просто стояли и смотрели?), и спасатели, которые долго не ехали на пожар в Доме профсоюзов, и другие участники событий, многие из которых благополучно скрылись от следствия на временно оккупированных территориях или в рф.

Есть как минимум два производства, открытых СБУ по признакам преступлений, предусмотренных ст. 109 и 110 УК Украины (действия, направленные на насильственную смену государственной власти; а также посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины). Именно эти последние, по моему глубокому убеждению, должны были стать основными, но, увы, правоохранители решили иначе, выбрав в качестве основного дело по общеуголовной ст. 294 (массовые беспорядки). Результат вы знаете.

И тем не менее продолжать расследование надо. Ведь 2 мая 2014 года по-прежнему остается оружием в руках российской пропаганды, остается аргументом для многих сомневающихся и колеблющихся. «Буча? А где вы были восемь лет? Вы еще за Одессу ответите!» — это говорят и пишут очень и очень многие, причем часто вполне искренне. Ну и нам, конечно, тоже нужно наконец перевернуть эту страницу. Не забыть, нет, но получить хотя бы какие-то ответы на многочисленные вопросы и расставить, где можно, юридические точки.

Нам еще предстоит разбираться с другими трагедиями.

Понравилась новость? Поделитесь ею с друзьями!