Ляшко: Медикаменты в Украине есть, проблемы с поставками решены (интервью)

О работе больниц во время войны с Россией, перебоях с поставкой лекарств, вакцинации от “ковида” и семейных врачах рассказал министр здравоохранения Виктор Ляшко в интервью РБК-Украина.

Два года назад Министерство здравоохранения, как и весь мир, столкнулось с пандемией нового, никому до этого неизвестного вируса. Все это время власть боролась со вспышками “ковида”, заставляла украинцев соблюдать карантины и форсировала кампанию по вакцинации.

И как только ситуация начала идти на улучшение – в наши двери постучалась полномасштабная война. С какими вызовами столкнулась медицинская система в военное время, как их решают и хватает ли в стране медикаментов, рассказал министр здравоохранения Виктор Ляшко.

– Сколько больниц и машин скорой помощи были обстреляны или уничтожены за период войны?

– По оперативной информации – из тех регионов, откуда мы можем получить такие данные – 261 учреждение здравоохранения повреждено. К этому числу относят как больницы многопрофильные, так и амбулатории семейной медицины. В том числе 13 больниц уничтожены полностью – они уже восстановлению не подлежат, будет новое строительство. То есть там была либо бомбардировка, либо прямое попадание снарядов.

Что касается скорых, 65 автомобилей экстренной медицинской помощи обстреляны и выведены из строя сейчас у нас. Кроме того, убиты шестеро медицинских работников и 18 были ранены. Это такая печальная статистика месяца войны.

– В первые недели войны больницы были вынуждены оказывать помощь прежде всего людям, которые имели комбинированные травмы или ранения. Сейчас это изменилось и есть ли уже возможность структурированно работать с так называемыми болезнями мирного времени?

– Да, в первый день войны мы сразу отдельным приказом запретили плановые госпитализации на территории всей страны. Но примерно через три недели мы убрали эту норму об отмене плановых госпитализаций.

И теперь уже решение о плановости госпитализаций принимает непосредственно главный врач, в зависимости от расположения медицинского учреждения, есть ли на той территории активные боевые действия или нет. Ведь у нас сейчас одна ситуация, например, в западных областях и совсем другая, например, в Харькове или Чернигове.

– Как временному переселенцу сейчас можно получить медицинскую помощь в другом городе?

– Так, как и обычно, он должен обратиться в учреждение здравоохранения. Мы сейчас пересмотрели распределение всех лекарственных препаратов и медицинских изделий, которые закупаются централизованно, то есть которые Минздрав закупает через ГП “Медицинские закупки”. И на 25% увеличили количество препаратов и медизделий для снабжения больниц на территории западных областей.

Это значит, что люди с хроническими заболеваниями, включая диабет, могут получать там лечение. Плюс онкологические больные, если переезжают, то препараты для их лечения также туда передаются.

Понятно, что сейчас не все идеально работает. И когда люди после переезда становятся на учет, приходят в больницу и говорят, что они лечились тем или иным препаратом, то препараты есть в наличии. Возможно, не для большого количества пациентов, но в дальнейшем мы довозим туда эти препараты для того, чтобы человек не ощущал перебоев в лечении.

Проблемный вопрос, возникший в первые дни – это лечение диализных больных. Поскольку большое количество диализных пациентов переехало. Возможно, из недавнего вы слышали, что мы все сообща вывозили диализных больных из Чернигова. Дело в том, что диализных мест не хватало именно в областных центрах. Это был один из вопросов, но сейчас также и бизнес подключился к его решению. Надеюсь, что с этим пока не будет таких проблем. Поэтому все, кто нуждается в медицинской помощи, ее получает в наших больницах.

Параллельно с этим мы провели совещание со всеми министрами здравоохранения стран Европейского Союза. И у нас есть возможность бесплатного лечения наших граждан за рубежом. Это касается как и жертв войны, так и людей с хроническими болезнями, которых централизованно, через Health-кластер отправляем на лечение в более безопасные условия.

– А что с декларациями с семейными врачами, они нужны?

– Мы оперативно немного изменили Программу медицинских гарантий. В частности сейчас мы платим им стабильно в месяц 1/12 от годового контракта, независимо от количества пациентов, которых приняли. Потому что мы понимаем, что, например, на западе Украины увеличилось количество пациентов. В то же время на востоке или на юге ухудшились условия, в которых мы оказываем эту помощь – больше по подвальным помещениям и тому подобное. Для того, чтобы сбалансировать это все, мы все равно оставили 1/12 и платим стабильно.

Что касается семейных врачей, приказом Министерства здравоохранения они обязаны в период военного положения принимать и оказывать медицинскую помощь всем, независимо от того подписана ли у них декларация и с кем. И плюс, мы убрали понижающий коэффициент для тех, у кого есть желание набрать более 1,8 тысячи пациентов по декларации. Ведь ранее действовал понижающий коэффициент – если более 1,8 тысячи, то уже выплачивалось меньше средств от НСЗУ. Сейчас этот коэффициент убрали на первых 100 пациентов.

Однако часть семейных врачей также перебралась в более безопасные регионы. Поэтому кто-то из пациентов, которые переехали, остается со своим семейным врачом.

– Хватает ли медицинской системе сейчас квалифицированного персонала? И сколько иностранных специалистов приехали на помощь?

– Уже сейчас в Украине развернуто три полевых госпиталя. И отдельно 174 иностранных медицинских работника приехали помогать украинцам оказывать медицинскую помощь. Вопрос, хватает или не хватает – довольно сложный, поскольку в условиях войны постоянно, оперативно меняется ситуация. Одно дело – когда речь идет о зоне боевых действий. И другое – где более или менее спокойные области.

Мы мониторим это все. У нас есть как и очередь из тех, у кого есть желание приехать в Украину. Так и внутри отслеживаем потребность от руководителей учреждений, где и по какому профилю специалистов не хватает. Этот вопрос сейчас решается двумя путями. Есть маршруты эвакуации пациентов – то есть перевозка в условия, в которых можно провести, например, оперативное вмешательство. Потому что если операция длится 5-6 часов, то ее желательно проводить там, где реже звучит сирена, меньше бомбардировок и обстрелов.

– Есть ли сейчас проблема в Украине с поставками тех или иных медикаментов?

– Сейчас проблемы нет. Медикаменты в Украине есть. В первые две недели были определенные проблемы с поставками. Они касались в частности логистики, поскольку развозка была затруднена. Во-первых, шли активные боевые действия, не была определена зона фронта. Во-вторых, был ажиотаж в аптеках. Скупали все и на несколько месяцев. Это немного сбило динамику потребления. И для дистрибьюторов, которые развозили препараты по аптекам, сбился график и понимание, что, куда и сколько нужно поставлять.

Сейчас это уже урегулировалось, и аптек больше открылось, и препараты есть, и логистически стараемся работать, чтобы люди не чувствовали сбоев. Но здесь можно выделить три зоны. Первая – где все работает, как обычно. Зона, где есть проблемы с развозкой, поскольку есть вопросы большого количества блокпостов. И есть зона, где ведутся активные боевые действия и где аптеки не могут открыться.

– А какая ситуация со специфическими лекарствами вроде инсулинов, L-тироксина по регионам? Потому что на первых порах приходилось слышать, что людям, например, в столице было их сложно достать.

– Это было в первые недели, когда некоторые аптеки позакрывались, тогда с инсулином и препаратами тиреоидной группы возник ажиотаж. Инсулин у нас сегодня есть и на отечественных заводах, он производится. Более миллиона флаконов инсулина есть в Украине. Мы его закупили как централизованно для поставки в те регионы, где не работают аптеки. Также он появляется в аптеках.

Мы сейчас разрешили его выдавать и по электронному, и по бумажному рецепту. А в Киеве была проблема в том, что не отпускали по бумажному рецепту. После такого сигнала на горячую линию Министерства здравоохранения первый заместитель министра объехал и проверил аптеки из каждой сети. После этого мы снова провели совещание и рассказали об изменениях в нормативно-правовой базе, которые были сделаны еще в первые дни войны. Поэтому сейчас с этим проблем не должно быть.

Сейчас в эти два дня – понедельник и вторник – будет еще дополнительный мониторинг волонтерскими организациями. Посмотрим, как отреагировали на наши предостережения. Если нет – будем решать этот вопрос. В то же время в Киеве в коммунальных аптеках КП “Фармация” инсулин есть и отпускается. То есть никаких проблем там нет.

По эутироксу и L-тироксину – препаратов тиреоидной группы – их потребление в мирное время было 7-8 тысяч упаковок в день. Тогда как в первую неделю войны в день скупали 60 тысяч упаковок. За неделю выкупили все, что было в запасах. Люди думали, что эти препараты – это профилактика радиационных поражений, потому что они содержат йод. Но, во-первых, это не так. И, во-вторых, это гормональные препараты, которые без назначения врача только вредят и не могут применяться как профилактические.

Мы на это отреагировали. Мы попросили их как гуманитарную помощь, а также попросили ускорить поставки и отпуск их со складов. Одна из проблем заключалась также в том, что повредили склад с готовой продукцией одного из украинских производителей. Но эта ситуация урегулирована. Уже приехал препарат и Берлин-Хеми из Германии, и швейцарский Асино, и гуманитарки нам передали еще 45 тысяч упаковок.

Поэтому сейчас проблем с этими препаратами нет. Возможно, если сейчас в какой-то аптеке есть с ним проблемы, то это исключительно логистический вопрос. День-два и он появится.

– В соцсетях уже шутят, что эпидемия коронавируса закончилась. Есть ли понимание, какая сейчас динамика распространения болезни? Можем ли мы оказывать помощь против коронавирусной болезни? И что сейчас с кампанией вакцинации против “ковида”?

– Коронавирус, к сожалению, не исчез. В будние дни у нас в среднем регистрируют 4,5 тысяч случаев. На сегодня в учреждения здравоохранения госпитализированы 4038 больных “ковидом” (интервью записывалось 27 марта, – ред.). Это данные из тех больниц, откуда есть возможность получить статистику. Потому что там, где идут боевые действия – это затруднено. Вакцинация также продолжается, в том числе и третьей дозой.

Мы также сейчас внесли изменения в постановление о карантине в связи с военным положением. На период его действия мы отменили зонирование территории по уровню эпидемической опасности. И вакцинацию сделали не обязательной, а рекомендованной. Нам нужно, чтобы люди имели доступ к необходимым услугам и чтобы экономика работала.

К тому же коронавирус у нас все равно пошел на спад, есть большое количество вакцинированных. Поэтому мы сегодня сделали противоэпидемические правила рекомендованными, а не обязательными. Желательно носить маску, но мы понимаем, что сегодня на территории страны не везде можно придерживаться этих норм, поэтому это идет как рекомендация.

Вопросы приоритета: если стоит выбор сначала найти и надеть маску или забежать быстро в бомбоубежище – конечно, мы отдаем предпочтение сохранению жизни от вражеских обстрелов и бомб.

Понравилась новость? Поделитесь ею с друзьями!