Возможен ли в Украине страйк полицейских? – большое интервью главы Нацполиции Клименко

“Если средства на повышение зарплат полицейским не поступят, придется “снимать” деньги с декабря. Так рисковать не хотелось бы” – с таким заявлением выступил глава Нацполиции Игорь Клименко.

Самой горячей темой начавшегося года стала возможная забастовка полицейских. В телеграмм-каналах и соцсетях активно распространяется информация о том, что полицейские массово увольняются, а оставшиеся просто будут саботировать свои обязанности. То есть расследовать преступления и гарантировать безопасность будет просто некому. Причиной такой скандальной ситуации стали низкие зарплаты, невыплата премий и “ковидных” в конце прошлого года.

“Если в прошлом году в начале декабря намеки на так называемую “итальянскую забастовку” власти, судя по отсутствию публичной реакции, воспринимали не всерьез, то теперь президент и Кабмин решили исправлять ситуацию, пообещав правоохранителям повышение зарплат уже в ближайшее время.

“Цензор.НЕТ” встретились с главой Нацполиции Игорем Клименко, чтобы выяснить, какая ситуация сейчас, есть ли факты, когда полицейские саботируют работу, кто получит повышенную зарплату, когда и в каком объеме и куда делись премии и “ковидные”.

– О том, что зарплата у полицейских самая низкая среди остальных правоохранителей, известно давно. Почему повысить заработную плату решили только сейчас, когда появилась информация о возможном бунте полицейских? Понимаю, что этим вопросом должно было заниматься Министерство внутренних дел, поскольку именно оно является распорядителем бюджетных средств, но вы – руководитель Нацполиции, поэтому спрашиваю у вас. Что делалось, чтобы не доводить до такой критической ситуации и где планируете брать средства сейчас?

– С 2019 по 2021 год бюджет Национальной полиции не менялся, хотя мы постоянно поднимали вопрос об увеличении финансирования. Это не только вопрос повышения заработной платы, но и развития входящих в ее состав служб. Поскольку 83% средств мы фактически проедаем – они идут на выплату зарплаты и налоги.

При этом вы правы, когда говорите, что сейчас у полицейских самая низкая зарплата среди правоохранителей.

– И как говорят ваши подчиненные, она ниже средней зарплаты по стране.

– Хотя когда создавалась полиция, ситуация была другой. Например, в 2015 году средняя зарплата полицейского составила 5800 гривен. У патрульных она была выше – 8000. В том же году средний уровень зарплаты по стране был 3661 гривна. То есть разница между зарплатой в гражданском секторе и полицейского составляла 60%. Тогда полицейский мотивированно уходил на службу.

С тех пор средняя зарплата по Украине растет, и денежное обеспечение полицейских тоже, но не такими темпами, которые позволили бы эту мотивированность сохранить. К примеру, в 2021 году средняя зарплата в гражданском секторе сравнялась со средним денежным обеспечением полицейских. А уже в 2022 году зарплата полицейского на 15% меньше, чем средняя зарплата у гражданских.

Поэтому летом прошлого года в бюджетном запросе на 2022 год мы сначала закладывали сумму в 70,5 млрд гривен именно на зарплаты и налоги, чтобы полицейские получали в среднем не менее 24 тысяч гривен в месяц. Но к моменту формирования бюджетной декларации эта цифра была определена на уровне 42 млрд грн.

– В бюджетном запросе обычно пишут сколько хотят, а в декларации – сколько реально могут дать.

– В бюджетной декларации прописываются цифры исходя из возможных вариантов развития экономики.

– Но и эти 42 миллиарда, как я понимаю по нынешним событиям, Нацполиция не получила. Насколько вырос бюджет по сравнению с прошлым годом?

– Было 29 млрд, теперь чуть больше 30-ти.

– Почему? Как проходило рассмотрение в бюджетном комитете ВР?

– Депутаты в комитете поддержали цифру в 42 млрд. грн. Кроме того, есть решение СНБО, предусматривающее выделение финансирования на сектор безопасности и обороны в объеме 5,97% ВВП. Речь идет о 319 млрд. грн.

В прошлом году было 5,95% – это 268 млрд. грн. То есть разница в 51 млрд грн.

Если бы мы получили свои 6-7 млрд., смогли бы повысить зарплаты всем полицейским на 15-20%.

Но проект Госбюджета в Верховную Раду поступил с показателем 30 млрд. в фонд заработной платы.

– Как планируете потратить миллиард, который прибавили? На что его хватит?

– На повышение зарплат. Хотя у нас есть ряд обязательных выплат, на которые не хватает средств. Например, одна из таких обязательных выплат – индексация денежного довольствия в зависимости от уровня инфляции. Для справедливой индексации нужно около 2,5 млрд. в год. Но нам их тоже не дали.

Есть еще одна статья расходов, касающаяся социальных полицейских гарантий. Это материальная помощь для оздоровления. На сегодняшний день оздоровление мы можем закрывать лишь на 60% денежного довольствия.

– Какие подразделения получат повышение в январе и в каком размере?

– Патрульная, полиция особого назначения, участковые, подразделения, отвечающие за взаимодействие с общинами, а также противодействующие домашнему насилию, ювенальная превенция, полиция диалога, конвойная служба, взрывотехническая, кинологическая, сотрудники ИВС получают рост на 10%.

Следователям, дознавателям, оперативникам территориальных подразделений выплатят с января по плюс 5%, а в феврале они получат еще дополнительно 5%. Таким образом, мы выйдем и для этих категорий сотрудников на повышение 10%. Нам пришлось разделить повышение этих категорий в два этапа, поскольку в их штате много людей. Мы бы “вытянули” повышение в 10% только для одной из этих категорий. Но решили, что это будет несправедливо, поэтому растянули повышение им на два места.

– Вернемся к вопросу о бунте, чтобы разобраться, с чего все началось.

– Началось с того, что один из правоохранительных органов, имея достаточный бюджет для своего финансирования, в конце года решил выплатить премиальные. Когда полицейские узнали эти выплаты от тех, с кем там общаются, это вызвало шквал недовольства, поскольку мы не смогли платить такие же деньги. С этого началось нагнетание ситуации. Но людей, которым просто не хватает денег, чтобы купить подарки родственникам к новогодним праздникам, можно понять.

– Насколько мне известно, люди рассчитывали получить так называемую 13-ю зарплату, как это было в декабре прошлого года. Почему её не выплатили?

– Мы не платим 13-ю зарплату, потому что это не предусмотрено бюджетом. У нас просто на нее нет денег. В то же время все, что собрали и смогли сэкономить за год, мы выплатили за год в виде пособия на оздоровление. Чего не было в 2020 году.

Кроме того, мы полностью рассчитались с уволенными, а около 5% отдали на выплату, относящуюся к социально-бытовым вопросам.

– Слышала от полицейских другую информацию. Ежегодно они получали премию в ежемесячную зарплату, а в прошлом году им дали не больше тысячи гривен.

– В конце года полицейские получали другие выплаты, которые считали 13-й зарплатой. К примеру, в декабре 2019 года выплачивали в среднем 7 тысяч премии. А в 2020 году появилась возможность выплаты на оздоровление в среднем по 4,5 тысяч гривен.

Также часть работников 2020 года получила “ковидные” выплаты единственным платежом сразу за полгода, поскольку на статью расходов средства нам выделялись не ежемесячно. Таким образом некоторые полицейские сразу получили по 20 тысяч гривен.

В 2021 году нам выплатили “ковидные” всего за 1,5 месяца. Если бы отдали за весь год, сумма была бы немалой.

2021 материальную помощь на оздоровление мы дали в среднем объемом 7 300 грн. Она начисляется исходя из размера оклада, звания, выслуги лет, надбавки. Они у всех разные. Так что назвал вам среднюю цифру.

– Ее выплачивали тоже в декабре?

– Нет, ее можно было получить в течение октября-декабря.

– На “ковидные” имеют право все полицейские независимо от подразделения, в котором они несут службу?

– Только те, кто принимает участие в мероприятиях по противодействию распространению коронавируса. В 2020 году мы получили два транша на общую сумму 4 млрд 239 млн и выплатили их 93422 сотрудникам Нацполиции. И, как я уже сказал, сумма выплаты в целом была немалой. А в 2021 году Нацполиции было выделено всего 679 млн. грн., средний размер доплаты составил 4 880 грн. для 73 тысячи работников. И, как я уже говорил, этих денег хватило только на то, чтобы заплатить за полтора месяца работы.

– Все же уточню. В 2019 году тоже не было 13-й зарплаты?

– В 2019 году была просто премия, но не было выплат на оздоровление.

– Большая премия?

– Около 7 тыс. грн.

– То есть, люди привыкли, что в декабре они получают доплаты, а в прошлом году их не дали?

– В 2019 году они получали 7 тысяч в качестве премий, в прошлом году они получили в среднем 7 300 в виде пособия на оздоровление. То есть по сумме это фактически те же деньги только в другой выплате. И не все в декабре. Потому что имели право получить их в четвертый квартал, когда был финансовый ресурс.

– А что же с полицейским бунтом? Была информация об “итальянской забастовке”. Он действительно был? Какая сейчас ситуация в том же Львове, где патрульные, по информации телеграмм-каналов, саботируют определенные виды вызовов, не составляют протоколы?

– Нет, это нагнетается ситуация. Во Львове тоже все службы работали, в том числе и патрульная.

Некоторые сотрудники и сочувствующие начали разгонять в социальных сетях и телеграмм-каналах информацию, что кто-то где-то не хочет работать и угрожает “итальянской забастовкой”. Вот и все.

– Вчера вечером, гуляя с собакой, специально остановилась, чтобы посмотреть, как будут вести себя патрульные, остановившие автомобиль…

– Во-первых, вчера были пробки 80 км от Житомира до Киева. Добавили дополнительно патрулей в 1,5 раза больше. Для того чтобы быстрее оформлять ДТП, которые были в этих пробках. Для того чтобы растягивать авто, чтобы трафик был более или менее нормальным. Это касалось и, например, Львовщины, где вчера было 30 ДТП. Без погибших, слава Богу, но с пострадавшими. Потому что горы, ямы, вечер, осадки и т.д. Наши люди все трудились.

– Так “итальянская забастовка” никак не проявлялась? Слышала, что ситуация могла дойти до того, что полицейские перестанут уезжать на события. Такие случаи были?

– Мы отслеживаем ситуацию с первого дня. “Итальянская забастовка” – это когда оформляется только 130 статья КУоАП и тяжелые ДТП. Мнения такие были, призывы тоже, но ни одно из подразделений не пошло на это. Они выполняли свою работу. Все ждали 1 января, как мы среагируем на ситуацию с зарплатами.

Да что нам реагировать, если мы об этом говорили еще с лета? Как и министр. Он сразу же после назначения об этом заговорил публично.

“ПРЕМИЙ Я НЕ ПОЛУЧАЮ”

– В некоторых телеграмм-каналах разгоняется информация о том, что министр просил руководство Нацполиции довести до личного состава, которые намерены повысить заработную плату в этом году, но почему-то не доказали. Также я читала, что поручили выплатить полицейским премии, а их не выплатили. Такие указания действительно были, и вы их саботировали?

– Я тоже читал это. Министр заслушивал финансовую службу МВД, которая отвечает за распределение средств и знает, что все выделенные на Нацполицию средства израсходованы, никаких остатков у нас на конец года не было.

– Так указание насчет премий было или нет?

– Указание было максимально обеспечить потребности работников в рамках финансирования.

– Для понимания хотелось бы уточнить подобный нюанс. Возможны ли какие-либо манипуляции со средствами, выделенными на год, чтобы можно было выплатить премию, например, Клименко как главе Нацполиции?

– Приказ о премии Клименко подписывает министр внутренних дел. У Клименка не было премии с момента назначения.

– А за что вы получили 124 тысячи в декабре?

– У меня зарплата 120 тыс. (124 тыс. из НДФЛ). Премий я не получаю. У меня рабочий день 16-18 часов. Понимаю, что эта цифра в 120 тысяч может раздражать кого-то. Я тоже был старшим лейтенантом, было время, когда не получал зарплаты по полгода. Такого нельзя допускать вообще. Мы все должны работать над тем, чтобы повысить зарплату полицейским, а не забрать.

– Учитывая то, о чем мы уже поговорили, вы не могли в декабре людям обещать повышение зарплат.

– С чего было повышать? У нас денег в конце года не оставалось вообще, а о том, что нам реально прибавили, я тоже сказал. Мы сейчас распределяем эти дополнительные 1,02 млрд. грн. Ежемесячно можем использовать всего 1/12 суммы. Проще говоря, если этот миллиард раз разбить, это позволит нам повысить зарплату на 10% для определенного количества личного состава. Если быть точным – это около 44 тысяч личного состава, то есть менее 40% персонала. То есть всем не получить повышение сразу. Но поскольку Кабинет министров обещает выделить дополнительные средства, ситуация в целом изменилась.

– А если Кабмин не даст денег, что будете делать?

– “Снимем” с декабря 2022 года. Такая ситуация была в 2017 году. Тогда минимальная зарплата полицейского была 6300, а увеличили ее до 8 тысяч.

– То есть заберете часть из выделенного на текущий год финансирования на повышение, а осенью будете выяснять с Кабмином отношения, чтобы найти деньги в принципе на выплату зарплат?

– Да, но выяснять нам придется весной или летом, чтобы получить деньги на декабрь. Конечно, рисковать так бы не хотелось.

Почему следующего повышения вы ожидаете именно в апреле, с чем это связано? Вы об этом писали в своем посте. О какой сумме или проценте идет речь?

– По инициативе министра в законе о госбюджете на этот год предусмотрен механизм повышения зарплаты полицейским, в том числе за счет перевыполнения поступлений в бюджет акцизного налога. И уже с прошлого года началась спецоперация “Акциз”.

– Борьба с теневым рынком подакцизной продукции – это задача Бюро экономической безопасности, а не полиции. А сколько уже заработали для бюджета?

– Из производимых и ввезенных на таможенную территорию Украины алкогольных напитков, табачных изделий, горючего поступления акцизного налога в ноябре–декабре 2021 года на 2,3 млрд грн больше, чем в ноябре–декабре 2020 года. Об этом говорится в письме Государственной налоговой службы Украины от 6 января этого года.

– Какой процент таких поступлений сможет получить Национальная полиция?

– Я не знаю. Это будет определять правительство и Верховная Рада, поскольку в Заключительных положениях закона о бюджете этого года написано, что эти средства будут распределяться на денежное обеспечение военнослужащих и лиц рядового и начальствующего состава, полицейских.

– То есть вы там не единственные. Будут ли определять, когда начнут пересматривать бюджет по итогам первого квартала?

– Да, потому я и говорил о повышении в апреле.

– Долгое время вы сотрудничали с Аваковым, и оно было достаточно мощной политической фигурой в стране. Почему даже при его руководстве и, как говорили, “безграничности влияния” Нацполиция не получила реформирования по вопросу финансирования работников? Почему он не смог выбить лучшую зарплату для работников полиции?

– Недавно разговаривал с одним политологом и услышал от него, что непопулярно в нашем обществе ставить вопрос повышения зарплаты полицейским. Вот меня это действительно задело. Потому что это голос большинства наших граждан. Что поднять зарплату полицейским – это последнее дело. Но в то же время я парировал тем, что в пандемию на улицах работала только полиция и продолжает работать. На массовых мероприятиях – только полиция. Мы работаем круглосуточно. И патрульная полиция, и уголовный розыск, и следствие. Только на праздники у нас работало более 21 тысячи человек в сутки. Обеспечивали порядок. Этого никто не заметил, но в 12 тысячах служб в церквях на Рождество и 600 мероприятиях на Новый год приняло участие более полутора миллионов граждан, без эксцессов. Это заслуга каждого полицейского, работающего в нашей системе.

– Вы, наверное, очень удивитесь, но люди достаточно лояльно относятся к тому, что нужно повышать зарплаты полицейским и даже поддерживают. Так что ваш собеседник точно не транслирует голос народа.

– Ну слава Богу.

– У меня под постом в “Фейсбуке” журналисты даже поспорили с одним из народных депутатов на этот счет, защищая полицию.

– Когда все говорят, что реформа не удалась, я спрашиваю, есть ли поборы на дорогах в масштабах, которые были? Нет. Возможны единичные случаи, по которым мы мгновенно принимаем решения. Есть ли случаи волокиты с реагированием на заявления граждан? Практически нет.

– Очень разные впечатления от полиции, в том числе и отрицательные. Люди об этом пишут в соцсетях. Хорошо, когда читают руководители подразделений и реагируют соответственно. Кстати, должен признать, что так делает руководство киевского главка полиции. Когда Выговский об этом сказал в интервью, думала, украсил. А потом убедилась на конкретном примере.

Игорь Владимирович, отнюдь не все ждут возможного повышения, многие уходят из полиции в другие правоохранительные органы. Мы это видим по конкурсам. Сколько людей уволилось за последние три года с начала пандемии?

– В 2019-м уволилось 13 300 человек. В 2020 – 10 589 человек. 2021-го – 13 321. Чуть-чуть у нас притормозилось в “ководном” году. Из ушедших в прошлом году 13 тысяч полицейских – почти 9,5 тысяч. Другие – это свободный наем, госслужащие.

– А увольняются больше всего из каких служб?

– Из всех увольняются.

– Где сейчас самый некомплект?

– В Киевской области. Около 22,5%. Киев практически исчерпал возможность комплектоваться за счет киевлян в таком количестве, как это было раньше. Но подобная проблема с кадрами есть и в других крупных городах.

А учитывая количество увольнений в последние годы, мы не успеваем укомплектовать штат. Мы же должны максимально качественно отобрать людей из приходящих. За такую ​​зарплату не каждый будет работать. Например, в Одесской области с 2019 года уволилось 1074 полицейских, а пришло на службу 761. А в той же Киевской области уволено 1214 полицейских, а на службу принято 661-го.

В большом количестве следователи и спецназовцы уходят в ДБР или Бюро экономической безопасности. И я не имею права держать их здесь. Они все равно пойдут, потому что там зарплата в разы больше.

– А если вообще говорить о причинах увольнений? Вы их анализировали?

– Преимущественно увольняются по собственному желанию. Кто-то ищет работу с более высокой зарплатой, у кого-то есть семейные проблемы. Кого-то увольняем из-за нарушений.

– Идут в другие правоохранительные органы или просто из системы?

– Часть идет просто. Как правило, ищут другие места, где не только больше платят, но и более-менее нормированная рабочая неделя. Для того чтобы было время на отдых и возможность заниматься еще какими-то делами.

– Как вы можете как руководитель Нацполиции проводить реформы в таких условиях?

Мы все равно реформируемся. Возьмем, к примеру, проект “Полицейский офицер общества”. Мы же понимаем, что молодежь из деревень выезжает в города. Кто останется помогать деревенскому населению? А вот ПОГ – это как раз тот полицейский, который и работает и живет в общине. Доступен местным жителям в режиме 24/7. И, что важно, именно в сельской местности, где группы райотделов могут долго доезжать по вызову из-за больших расстояний между населенными пунктами или особенностью рельефа. Разве это не реформа?

Мы создали отличный спецназ КОРД, а также спецназ ТОР в департаменте патрульной полиции, перевооружили полицию спецназначения, переоснащаем кинологическую и взрывотехническую службу, закончили переоснащение криминалистической службы.

Верховная Рада проголосовала 1,5 года тому назад закон о дознании. Мы не получили никакого дополнительного ресурса под эту службу, но укрепляем ее. А дознаватель – это, в принципе, главный человек вместе с участковым или полицейским офицером общины в сельской местности.

Нам не хватает горючего, автомобилей, потому что автопарк полиции почти на половину – это еще старые, технически изношенные автомобили. Каждый год мы покупаем 1000-1200 автомобилей для патрульной полиции, криминального блока и т.д.

– А как дела с финансированием квартир в лизинг?

– Пока никак. Нацполиция готова в кратчайшие сроки снова включиться в этот процесс. За 2020 год мы приобрели тысячу квартир. В 2021 году, к сожалению, этот процесс не последовал. Ждем, что с марта-апреля эта программа будет возобновлена.

Финансы мы заложили на уровне в прошлом году. Обеспечение 145 миллионов по старым договорам и около 50 млн. на развитие этой программы.

– По текущим платежам нет задолженностей?

– Нет.

– Почему перестали покупать квартиры?

– Задержка не у нас, а в “Государственном ипотечном учреждении”, которое должно было купить для полицейских квартиры и передать нам в лизинг. На ее счет Кабмин переводит деньги. Мы предоставляем личные дела наших сотрудников с информацией о том, кто имеет право на количество комнат. Мы платим текущие платежи по договорам.

У нас личные дела готовы практически на 1000 квартир. И застройщики ждут, потому что мы держим эти квартиры. У нас есть города, где практически ничего не строится.

И когда дом только построен, мы сразу “забиваем” там квартиры и просим подождать обновления лизинговой программы.

– Какая сумма нужна, чтобы разблокировать это приложение и когда его планируют выделить?

– На те готовые личные дела почти на 1000 квартир – где-то 1,2 млрд гривен. Если говорить о перспективе, то, конечно, хотелось бы в этом году приобрести 2000 квартир, но на это нужно не менее 2 млрд грн.

Понятно, что сейчас главным является вопрос повышения зарплаты всем полицейским. И мы на это в первую очередь рассчитываем. Но надеемся, что хватит средств и на лизинг.

– Когда вы написали пост о повышении в первую очередь зарплат патрульных и спецназовцев, было впечатление, что именно эти категории выделили, потому что, не дай Бог, будут какие-то акции протеста – и именно им на улицах придется принимать решение, стоит ли становиться на сторону. власти. Особенно актуально это смотрелось на фоне событий в Казахстане.

– Полиция на стороне закона. Это доказали последние годы. Мы же говорим о реформированной полиции. То есть люди сейчас могут в соцсетях, в телеграмм-каналах выражать свое мнение, и ни Клименко, ни Монастырский не сказали им, что вы не правы. Мы их поддержали.

Я уже раньше рассказал, что кроме патрульных и спецназовцев мы поднимаем с января зарплаты и для других категорий работников. Мы выходили из того “живого” миллиарда, который уже есть. С февраля, как Источник: тр, повышение должны получить остальные категории полицейских.

– Группа депутатов зарегистрировала в Верховной Раде законопроект о привязке зарплаты полицейских до 10 прожиточных минимумов. Таким образом, авторы документа предлагают установить заработную плату полицейских по аналогии с НАБУ, ДБР и ОГП. Как вы считаете, реально ли, чтобы Верховная Рада его поддержала после того, как не дала деньги на повышение зарплат?

– Если у государства нет денег: реально или нереально? Я знаю, что сейчас реально повысить зарплату на 10% всем, если Кабмин выделит определенную сумму.

Понятно, что государство не может заплатить 24 тысячи, потому что то же ДБР нельзя сравнивать с Национальной полицией по количеству сотрудников.

– Как вы относитесь к законопроекту о том, что у полицейских есть возможность подрабатывать?

– Я считаю, что полицейский должен получать достойную зарплату за свою работу. Но если невозможно обеспечить достойное денежное обеспечение, мы должны предоставить полицейским по собственному желанию и законным способом возможность дополнительного заработка.

Источник: “Цензор.НЕТ”

Понравилась новость? Поделитесь ею с друзьями!