Поливной сезон, вода населению и трудности Килийского межрайонного управления водного хозяйства: интервью с руководителем

В Килийском межрайонном управлении водного хозяйства летом текущего года сменился руководитель – сначала с приставкой и.о. место начальника занял Василий Бабенко – житель села Шевченково Килийской громады, а в ноябре он официально заключил контракт на новую должность. О том, как предприятие справилось с поливным сезоном, состоянии оборудования, транзите питьевой воды и других важных вопросах руководитель рассказал “Бессарабии INFORM”. 

Василий Васильевич Бабенко, 61 год – образование высшее, окончил Одесский технологический институт холодильной промышленности в 1981 году по специальности криогенная техника, квалификация – инженер-механик. Общий стаж работы – 36 лет. Весь его карьерный путь в большей или меньшей степени связан с водой. Работал старшим инженером Сумгаитского производственного объединения “Химпром”, секретарем комсомольской организации колхоза “Украина” Килийского райкома комсомола, директором совхоза имени Чехова, региональным представителем ДП “Одесская Нива”, управляющим фермерским хозяйством “Бабенко”, начальником коммунального предприятия в селе Шевченково “Джерело”, машинистом насосных установок Килийского межрайонного управления водного хозяйства, директором ТОВ “Килийские оросительные системы”, заместителем начальника Килийского межрайонного управления водного хозяйства.

– Василий Васильевич, позади поливной сезон 2021 года. Это основное направления работы предприятия. Как он прошел?

– Думаю, как и во всех сферах, есть и хорошие моменты, и проблемные. В этом году было подготовлено к поливу 38 466 га земли. Составлено 105 договоров с потребителями, как и в прошлом. Было задействовано 26 насосных станций, на водоотведение – 7 насосных. Перекачано 107 млн 544 кубометра воды, при этом забрано потребителями 98 млн 961 тысяча. Из них рис – 83 млн, остальное – полив поверхностным способом. Полито 15 тысяч 485 га земли. Все 105 договоров закрыты, обязательства мы свои выполнили в полном объеме. Единственный незакрытый вопрос – работа по дебиторской задолженности наших абонентов перед Управлением. Надеюсь, до Нового года он будет решен.

–  А эти показатели хуже или лучше, чем в прошлом году?

–  В прошлом году была засуха. Аграрии в связи с этим покупали больше воды, чтобы спасти свой урожай. В этом году многим полив вообще не потребовался, потому что год был дождливым. Большинство поливной площади – это рисовые системы. Рису и в дождливый, и в засушливый год нужно практически одинаковое количество воды – он растет в воде. И потому наше Управление, по сравнению с другими, находится более-менее на плаву (большие рисовые площади есть только у нас). Забирают производители риса очень большой объем воды, за это мы и живем. Тем не менее, в связи с тем, что в последнее время все значительно подорожало (удобрения за год – более чем в 3 раза, электроэнергия, вода), это все ложится на себестоимость выращивания риса, а дорогой рис невостребован. Из-за этого площадь выращивания этой культуры за год значительно уменьшилась – некоторые производители заменили его другими культурами, которые не требуют больших затрат и обильного полива. Это сказалось и на Управлении – воды мы продали значительно меньше.

– А к следующему поливному сезону требуется ли подготовка?

– Работа Управления на окончании поливного сезона не заканчивается – сразу после него мы входим в ремонтный период. Мы сделали обследование всех наших каналов, по которым подаем воду – на данный момент проводится их очистка от иловых отложений, сорной растительности. В ремонт вступили также насосные станции.

– Ремонтные работы требуют больших затрат? Справляетесь своими силами? 

– По мелким ремонтам да. Но столкнулись с большой проблемой – на канале «Дунайский» обнаружили серьезную неисправность Главной насосной станции №1. Она обеспечивает орошаемой водой Татарбунарский и Арцизский районы. Под конец сезона насосная практически остановилась, потому что вышел из строя насосно-силовой агрегат. Проведя дефектовку, сумма, необходимая на ремонт, нас, мягко говоря, ошарашила – это 4 миллиона гривен. До апреля месяца необходимо их найти, чтобы произвести ремонт. Если мы это не сделаем, то поливной сезон не начнется для этих районов.

– Силами предприятия это реально?

– Кроме этой проблемы, также необходимо решать и другие задачи по подготовке к следующему сезону, поэтому собственные земельные ресурсы предприятия не позволят нам это сделать. Эту проблему мы изложили в вышестоящие органы, надеемся на то, что нам пойдут на встречу. Назначен технический совет. Если мы не сделаем ремонт, площадь орошаемых земель 25 тыс 831 га может остаться без полива.

– Какие еще важные проблемы требуют финансирования из госбюджета?

– Состояние наших каналов непростое. Самое трудное – на канале Межколхозный. Проблема дошла до крайностей – там из ила и растительности образовался остров, который препятствует прохождению воды из Дуная. В связи с этим мы дотянули поливной сезон с большим трудом – наши насосные станции едва не полностью выкачивали воду. Это большая нагрузка на оборудование. Кроме того, из-за высокой температуры на поверхности воды в большом количестве появилась верхняя водная растительность, которая разрастается и затягивается в насосные агрегаты, в связи с чем они выходят из строя. Приходится от этого избавляться вручную. Наши сотрудники вывозят по пять-шесть тракторных прицепов каждый день. Но наибольшая проблема кроется все-таки в острове, который уже растянулся на три километра. В наиболее критический момент из-за этого уровень воды упал до 15 сантиметров при норме полтора-два метра. Силами предприятия полностью расчистить этот канал мы не можем. Работы очень дорогостоящие, кроме того, должна быть задействована спецтехника. Еще при предыдущем руководстве была инициирована для этих целей закупка земснаряда, однако плавсредство пришло с другими техническими характеристиками – оно для нас бесполезно, мы отказались от этой покупки. Сейчас ведется диалог с поставщиком – либо он нам заменяет агрегат, либо мы покупаем в другом месте. Тем не менее, начиная с октября месяца мы своими силами приступили к расчистке. У нас есть старая техника, которая подлежит списанию (день работает – неделю на ремонте), но за неимением лучшего варианта ею мы 200 метров острова в самом начале убрали. До этого долгое время все ждали, что государство даст денег, но финансирования все не было, а остров разрастался. Пришли к тому, что там образовался лес из диких кустарников, высокой растительности. Мы ее убрали и углубили канал практически до проектных уровней. Длина канала более 25 км, начиная от Дуная, заканчивая за селом Мирное. Основная проблема кроется в самом начале. Когда мутная вода заходит с Дуная, она теряет скорость в нашем канале и отложения остаются на участке первых трех километров. Мы почистили самые проблематичные двести метров, а нужно еще больше двух километров. Сейчас там относительно нормальная ситуация, но через пару лет будет такой же остров, как и в начале. Был такой разговор, чтобы включить расчистку этого канала в государственную программу, но мы решили начинать своими силами, поскольку в случае малейшей задержки рисковали войти в поливной сезон 2022 без воды в канале. Сейчас вода проходит хорошо, но мы продолжим эти работы для того, чтобы проблема не вернулась.

– Вы говорите о проблеме с техникой. Не предвидятся закупки новой?

–  Чтобы управление функционировало нормально, нужно серьезно обновить машинно-тракторный парк. Наш “самый новый” механизм был приобретен лет 15-16 назад – экскаватор. В основном работаем на технике конца 60-х годов. На сегодняшний день практически все подлежит списанию. Государство создало такую ситуацию, что финансирует нас только на зарплату. Все остальное: что зарабатываем, то и имеем. Сейчас мы подняли вопрос перед вышестоящим руководством, чтобы они нам разрешили приобретать технику в лизинг. Подобной практики среди наших коллег не было, но таким образом за пять-десять лет мы бы смогли обновить парк сельхоз-, мобильной, экскаваторной и тракторной техникой. Тогда у нас проблем было бы меньше, смогли бы сами чистить каналы.

– А как обстоят дела с питьевой водой? 

– В 2006 году наш питьевой водопровод начал функционировать. Он рассчитан на 25 тысяч кубометров в сутки. Мы не выходим на полную загрузку из-за маленького количества абонентов, при этом затраты на транспортировку воды имеем те же, что для полной загрузке. Связано это с тем, что не в каждое село подведен водопровод. В том числе даже Татарбунары не получили разводящие сети. И реализация у нас 370-400 тысяч метров кубических (до 40 процентов).

– Получается, что, чем больше абонентов, тем дешевле вода?

– Конечно. Если водопровод был бы загружен больше, себестоимость воды была бы меньше. Мы не имеем заработка на питьевой воде, даже терпим убытки. Но не подавать воду из-за этого мы не можем. Это стратегическая задача КМУВХ.  Если с нами не рассчитываются аграрии, мы можем не дать воду на полив. А оставить людей без питьевой воды – нельзя. Мы можем изменить график, вместо каждого дня подавать раз в неделю, раз в две недели, но совсем прекратить водоподачу нам не разрешено. А долги, как снежный ком, накапливаются из года в год.

– Изменит ли ситуацию введение в эксплуатацию Болградского группового водопровода, который строят вдоль нескольких сел?

– Конечно. Но никуда не денутся водопотери. Водопровод старый, конечно, они есть. И пока вода дойдет до нового водопровода, она пройдет по-старому. У нас основная проблема в том, что в аварийном состоянии находится напорный трубопровод от насосной станции КГВ1 до Килийских очистных сооружений. Это 6 километров трубопровода – там дырка на дырке. Там наши сотрудники и летом, и зимой “купаются” в этих каналах, потому что его надо раскопать, заварить, засыпать. А стать в ремонт мы не можем, потому что каждый день нужна вода. По проекту было заложено две ветки трубопровода, чтобы одна была на случай аварии, но его так и не достроили. На сегодняшний день необходима замена. Если болградский водопровод подключат, в этот проект входит и замена нашего напорного, потому что это исток. Если это все доведут до конца, то у нас будет почти полная загрузка системы – на 80-90 процентов. А водопотери основные как раз приходятся на то время, когда система стоит пустая. Когда мы качаем воду, она доходит до абонентов хорошо, но стоит нам остановить подачу, через дефекты в трубах она вся уходит в землю.

– Как происходит распределение воды, подаваемой КМУВХ, по селам?

– У нас ее покупают коммунальные предприятия, которые обслуживает ту или иную громаду. Но работают с абонентами КП очень плохо. Мало того, что вода нам не приносит дохода, так еще и годами висит задолженность. При этом везде есть ситуация с кражей воды, это должны понимать и сами абоненты, они рубят сучек на котором сидят. Это сложна тема и ей необходимо посвятить отдельное обсуждение.

– Какие планы Вы наметили как новый руководитель? 

– В последние годы мы сталкиваемся с проблемой маловодности Дуная. И мы могли бы, но не запасаемся водой в то время, когда Дунай «высокий». Если бы государство слышало нас, смотрело на эту проблему с открытыми глазами, помогало бы в обновлении техники, чтобы мы имели возможность производить очистку каналов до проектных уровней и делать запасы воды, которой в отдельные периоды нам остро не хватает. В августе месяце, например, когда уровень воды в аванкамерах должен быть 100-120 см, мы имеем 40-60, и наши насосы не достают до нее.

– Считаете ли вы современным законодательство, касающееся сферы вашей работы?

– В свое время я ушел в фермерство. И тогда остро стояла проблема, что группе фермеров не было чем поливать свои овощи. Тогда я был одним из первых в Украине, а может быть и самым первым, кто создал объединение водопользователей – вокруг своего фермерского хозяйства собрал мелких сельхозпроизводителей, которые хотели бы получать на свои земли воду. Мы заказывали заполнение Драульского (на то время) водохранилища, давалась вода, даже корейцы возле нас выращивали арбузы, лук. Я через свое фермерское объединение организовывал разрешение на спецводопользование, брал воду, был специалист, который вел учет, делал заявки. Мы занимались ремонтом внутрихозяйственных сетей сами. А это как раз то, что хотят сейчас во втором чтении принять Закон “Об объединении водопользователей”. Мне кажется, что именно таким образом можно сохранить внутрихозяйственные сети, влиять на различные программы орошения.

Понравилась новость? Поделитесь ею с друзьями!