«Жити по-новому»: измаильская пенсионерка рассказала, каково жить за чертой бедности

«Жити по-новому» — эти слова лозунгом звучали в предвыборной кампании нынешнего Президента Украины Петра Порошенко. Каждый в эту фразу вкладывал свой смысл. Но истинное ее значение раскрывается сейчас. «Бессарабия INFORM» побывает в гостях у разных социальных групп населения и расскажет читателям о секретах выживания «живущих по-новому» людей. Что означает жить за чертой бедности? Сегодня мы постараемся ответить на самую сложную загадку — как прожить на 1400 гривен в месяц? Речь пойдет о пенсионерах.

Строжайшая экономия в еде, сведение пользования электричеством и водой до минимума, абсолютная невозможность приобретения новой одежды — это неизменные составляющие жизни украинских пенсионеров. Речь, разумеется, идет о пожилых людях, не получающих или изредка получающих помощь от близких.

Журналист «БИ» побывал в одном из тихих двориков Измаила. В уютном палисаднике стоит старенький деревянный столик с лавочками. Вечером в теплую погоду здесь любят собираться несколько соседок-пенсионерок. Женщины выходят пообщаться, обсудить новости, как местные, так и всеукраинские. Актуальные темы для своих бесед они часто черпают из газет, которые выписывают, чтобы «не быть темными». Иногда время коротают за игрой в карты.

Жизненный простор этих людей сузился до пределов дворика и собственной квартиры. Выход в свет ограничен походом на рынок или в магазин. В прошлом остались путешествия по стране, посещение культурных городских мероприятий, участие в общественных организациях. Но одно осталось неизменным — это многолетняя соседская дружба, прочные отношения порядочных интеллигентных людей.

Татьяна Сергеевна (по просьбе женщины имя изменено — ред.) — одна из тех самых соседок-пенсионерок. На заслуженный отдых она вышла в 1990 году, за год до распада Советского Cоюза. В то время, как «наверху» стали говорить о свободной независимой Украине, жизнь Татьяны Сергеевны, как и миллионов других украинских пенсионеров, с каждым днем становилась все более зависимой. От милости чиновников, устанавливающих размер пенсий, от цен, продиктованных рынком, от электросчетчика и водомера, которые как надзиратели постоянно напоминают о необходимости экономить.

Получив свои 1400 гривен, Татьяна Сергеевна делит их на три части. На 10 дней выходит 466 гривен 66,5 грн в день). Ей так легче контролировать свои расходы. Ведь за пределы этой суммы выходить нельзя.

На неделю берет 300 граммов творога, литр молока. Подсчитывание копеек вынуждает идти на некоторые хитрости. Кашу, к примеру, Татьяна Сергеевна варит на воде. Съев порцию, запивает ее 200-граммовой чашкой молока.

Может позволить себе съесть одно яйцо, но не каждый день. Мясо даже не помнит, когда ела в последний раз. Изредка покупает дешевые куриные спинки или обрубленные крылышки. На них можно сварить бульон или потушить картошку.

Раз в неделю женщина покупает себе рыбу. Иногда колбасу — 200 граммов делятся на три дня. К чаю недорогое печенье или булочку. Батон хлеба также рассчитан на три дня. В редких случаях покупает 200 граммов пельменей, кладет их в морозилку на «черный день». Изредка Татьяна Сергеевна позволяет себе роскошь — купить 100 граммов недорогих конфет — одна-две конфетки помогают скрасить тоскливую серую жизнь.

Медикаменты пенсионерка покупает лишь самые необходимые, недорогие и маленькими частями — по пластиночке. Но даже это сказывается на бюджете, который в чем-то другом приходится урезать. Лекарства подороже очень редко просит купить сына. В целом Татьяна Сергеевна детей старается не беспокоить — у каждого своя семья и свои проблемы, нелегко приходится всем.

Обстановка в трехкомнатной «сталинке» сохранилась еще с советских времен — мебель, шторы, постельное, посуда.

«Сама себе говорю, спасибо, что я при советской власти купила себе вилки, ложки, сковородки, кастрюли, подушки, простыни. Никакого постельного белья не купила ни на рубль за 25 лет. Простыни приходится залатывать», — рассказывает пенсионерка.

Стирает руками, в последние годы делать это стало совсем сложно из-за повышенного давления. Чуть наклонилась, и уже болит голова. «В горячую воду насыпала порошок. Белье полежало, я его пополоскала и все», — делится Татьяна Сергеевна.

«С момента выхода на пенсию я практически не покупала никакую одежду. Только ночную рубашку (это была уже крайняя необходимость) и ситцевый халат за 14 гривен давно взяла. Рынок — для меня просто музей. Бывает, пойду, поспрашиваю что сколько стоит, а купить ничего не могу», — сетует измаильчанка.

Обувь — это тоже непозволительная роскошь. Татьяна Сергеевна поведала нам историю своих сапог, некогда подаренных мамой: «Много лет назад, когда мама дала мне эти сапоги, я сказала: «Мама, я их носить не буду». Они были такие грубые. Сапожник сам пошил их и подарил маме — она была инспектором в собесе. Принес в качестве презента. Мама дала невестке, та не захотела, но, чтоб мама не расстраивалась, я сапоги все же взяла.

Пришло время, когда обувать стало нечего, я достала эти сапоги. Они из чистой овчины внутри, очень теплые. После того, как начала их носить, каждую зиму говорю маме «спасибо» за эти сапоги. На них я уже и молнии меняла, они и расклеивались, и разрывались. Ремонтировать дорого, но нет другого выхода, другие купить я не могу. Лет 15 я их обуваю».

Коммунальные услуги пенсионерка оплачивает за счет субсидий. Благодаря жесткой экономии Татьяна Сергеевна ничего из собственного кошелька не тратит. В квартире работает лишь холодильник, да по вечерам — телевизор и лампочка в коридоре. В электрочайник женщина заливает ровно кружку воды, которая кипятится минуту. Вот и получается, что при норме 90 кВт в месяц Татьяна Сергеевна использует лишь 58-60 кВт.

Тяжело, страшно в преклонном возрасте остаться одной, без поддержки. Дают о себе знать болезни, все чаще поднимается давление и болит голова. Но рассчитывать приходится только на себя. Татьяна Сергеевна собирает волю в кулак и отправляется на рынок за хлебом и продуктами. Во время одного из таких походов с женщиной произошла неприятность — ее обворовали, выдернув из руки кошелек, в котором находились деньги, рассчитанные на несколько дней. Для пенсионерки это была существенная утрата.

Дни рождения Татьяна Сергеевна уже давно не отмечает застольями, хотя близкие не забывают в этот день прийти поздравить. Бережно хранит она в серванте все сувениры и открытки, подаренные родными и друзьями, любит их перечитывать. Теплые слова, написанные на бумаге много лет назад, по сей день согревают душу.

Жизнь украинского пенсионера, живущего «по-новому» — это минимум во всем: в еде, в одежде, в общении, в радостях. Каждое повышение цен наносит жестокий удар по пожилым людям, в очередной раз лишая их какой-то части и без того скудного рациона.

Стоит помнить о них, о стариках, живущих рядом с нами. Да, мы не можем повлиять на размер пенсий, но мы можем помочь своим престарелым родителям, бабушкам и дедушкам деньгами, продуктами. Мы можем заплатить на рынке или в магазине за бабушку, отсчитывающую мелочь на булку хлеба. Самая малость способна принести им радость и немного облегчить их жизнь.