Все мы — «Charlie Hebdo»

Под посольством Франции уже вторые сутки приходят люди с цветами и лампадками. За это время образовался целый мемориал. Много свечей, трепещущих на ветру, но упорно не гаснущих. Цветы, самодельные плакаты и инсталляции. Карандаши.Все мы  - "Charlie Hebdo"

На дверях посольства — плакат «Все мы — Charlie Hebdo». В знак траура приспущены флаги.

Охранник говорит, что когда стало известно о теракте, киевляне приходили весь вечер и ночь, несмотря на морозные -15.

Люди, которые пришли под посольство говорят, что не хотят исключительных прав для отдельных культур, а всех террористов надо называть террористами.

Андрей Сагайдак

Я учился за границей, и у меня много друзей во Франции. Кроме того, я считаю Францию дружественной нам страной. Поэтому хочется ее поддержать в трудные для нее времена.

Когда произошел этот теракт, я не мог так просто остаться дома, нужно было прийти и поддержать своих друзей.

Я не могу обвинять ислам, религиозные настроения, это более глубокие политические отношения, которые нужно менять. Нужно спросить себя — кто или что этих людей такими сделал.

Некоторые политические явления должны быть изменены. Чтобы достичь этого, придется много работать, писать, исследовать, это непросто. И я имею в виду исключительно мирные средства.

В течение последнего года в Украине произошло очень много событий, которые можно назвать терактами.

И тем не менее, за этот год мы стали добрее.

После катастрофы Боинга, помню, не ожидал увидеть у посольства Нидерландов такую массу людей. Прошло часов 6-8, и там уже была настоящая гора цветов, и она становилась все больше и больше каждый день.

Когда я учился за границей, я приезжал сюда каждый год, и отмечал определенные небольшие изменения к лучшему в обществе. Но когда я приехал в мае — все очень сильно изменилось. Повсеместно украинская символика, люди стали добрее, не замечаю, чтобы люди дрались на улицах или в барах, все друг друга поддерживают. Стало прекрасно. Мы стали классной страной. Мы уже на европейском уровне. И так и нужно себя вести на этом уровне. Нужно поддерживать других.

Юлия и Тим МакКрэкен

Юлия: После событий, произошедших в последнее время, люди в Украине, я считаю, стали заметно сочувствующими. Я даже по себе замечаю, ведь раньше я меньше обращала внимания на общественную деятельность, и на то, что происходит в мире.

Когда узнали, что случился теракт, следили за развитием событий, комментировали в твиттере. У нас есть друзья во Франции. Я с ними пока не обсуждала события, но вижу, что они пишут в соцсетях. По-разному реагируют. Ужас все, конечно. Но даже журналисты еще не знают как реагировать.

Том: В США наш президент не хочет называть это исламским терроризмом, он называет этих людей простыми уголовниками, не хочет прямо объявлять это терактом, который совершили исламисты, и это заметно. Если Франция может сказать, что это исламский терроризм, то почему мир не может это так назвать? Нужно быть откровенными. Терроризм нуждается в том, чтобы быть названным, а не просто сказать «Да, это обычные люди, обычный криминал.

Юлия: Мне кажется, точно написал Аркадий Бабченко, когда сравнил разницу реакций на карикатуру Эйнштейна и пророка Мухаммеда.

Том: По сути, это цензура. Это недопустимо. Я не хочу прав для какой-то отдельной культуры. Я хочу быть свободным человеком, я хочу чтобы каждый мог сказать то, что думает. Например, «мне не нравится ваша религия, но я вас уважаю за то, что вы свои взгляды». Нужно быть свободным, это важно.Все мы  - "Charlie Hebdo"

Наталья

Меня привело сюда то, что и других: сочувствие, переживание. Хочется поддержать этих людей, потому что теперь мы понимаем, что такое горе и потеря близких. Я так же потеряла близких, поэтому понимаю, как это.

  Все, что происходит — нужно пережить, и поддержать в этом других. Если мы будем вместе, мы сможем все.

Поддерживает мир Украину? Эх, мы сами себе поддержка. Хотя поддержка от мира нужна, сейчас слишком мягкая реакция на события в Украине.

Что такое война мы раньше не знали, что такое потери — не знали, что такое голод — не знали. А через такие вещи и познается все. Включаются совсем другие человеческие качества, совсем другие ресурсы, и тогда эта идея объединяет и дает большую силу. ЕС, Америка — это хорошо, но у нас достаточно сил, чтобы мы объединились и делали то, чего хотим.

Меня удивляет как это могло произойти — просто зашли в мирный город с оружием и расстреляли … Международным терроризмом пренебрегают. Хотя — да, мы все понимаем, что идет какая-то игра, в любом случае, как бы это ни было.

Илья:

Мне кажется странным, что люди погибли из-за какой-то религиозной шутки. Сама ситуация, когда люди высмеивают существующее в обществе вопросы, а их убивают … Если бы они еще создали что-то плохое, то тогда бы это можно назвать причиной, но даже в таком случае смерть не является решением.

Мне кажется, что это странно — убивать людей из-за того, что у них есть чувство юмора.

Я не считаю, что это какой-то сложный поступок — прийти сюда. Я живу недалеко, мне было несложно. Возможно, это даже некая художественная солидарность. Я понимаю силу картинки — я дизайнер. Или воспринимаю я это как нападение на коллег по цеху? Я не думал так глубоко. Меня просто это задело, и я не копался пока в глубинных вопросах.

Моя подруга собирается переехать жить во Франции и мне бы хотелось, чтобы она была в безопасности. У меня есть друг во Франции, Камиля. Пока я с ним не общался на эту тему, но хотел бы.Все мы  - "Charlie Hebdo"

***

Когда мы заканчивали нашу беседу, из посольства вышла дама, и подойдя к собравшимся, тихо поблагодарила.

Посольство Франции в Украине сообщило, что книга для соболезнований будет открыта для всех, кто хочет оставить в ней записи 9 января с 10:00 до 18: 00 в холле дипломатического учреждения.

Акции в память Charlie Hebdo продолжаются во всем мире под лозунгом «Шарли — это я». Таким образом неравнодушные выражают солидарность с 8-ю погибшими журналистами редакции французского сатирического журнала, которых расстреляли двое нападавших 7 января.

Кроме журналистов, среди которых и главный редактор Стефан Шарбонье, также погибли двое полицейских (один из них оказался мусульманином), один посетитель редакции и один работник здания.

По предварительным данным, нападение было совершено исламистами за карикатур (в том числе на пророка Мухаммеда), которые публиковало издание. По свидетельствам очевидцев, нападавшие кричали «Аллах Акбар» и «Скажите прессе, что это была Аль-Каида из Йемена!».

По состоянию на утро 9 января задержаны 9 человек, причастных к теракту. Операция по задержанию еще двух подозреваемых — братьев Саида и Шерифа Куаши — продолжается на севере Франции.

  Реакция в России

Кроме цветов и свечей, которые принесли русские под посольство Франции в Москве, под дипломатическим учреждением также состоялась контраверсионная акция православных активистов.

В частности, они держали плакат с надписью на французском (и соответствующим переводом на русский), на котором речь шла о том, что «кощунник из Франции страшно глумились над Иисусом Христом и получили наказание».

Представители движения «Божья воля» убеждены, что в убийстве 12 человек, виновный французское правительство, не ограничил распространение сатирического журнала, сообщает Эхо Москвы.

Между тем российские политики использовали ситуации для информационной войны, считает Der Spiegel.

Председатель комитета по иностранным делам Госдумы РФ Алексей Пушков, намекая на поддержку Украины со стороны Евросоюза, заявил: «Теракт демонстрирует, что не Россия угрожает Европе. Реальная угроза исходит от террористов», цитирует dt.ua немецкое издание.

Депутат от путинской партии «Единая Россия» Роберт Шлегель обвинил в теракте в Париже европейскую внешнюю политику. В частности, он напомнил о поддержке ЕС повстанцев в Сирии.

Российский военный эксперт и редактор московского журнала «Национальная оборона» Игорь Коротшенко объяснил теракт в Париже «полным провалом европейской системы борьбы с терроризмом». По его мнению, исламисты могут атаковать любой город Европы, когда им заблагорассудится.

Персона нон-грата в Украине, российский «журналист» Дмитрий Стешин, заявил, что журналисты издания Charlie Hebdo «не является людьми в полной мере».

«Раньше я думал, что в современной европейской культурки когда-нибудь найдется дно, то предел оскотинивания, по которой все ужаснутся, опомнятся и начнется движение вверх. Но надежд больше не осталось — создатели этого контента, а также 70 000 читателей» юмористического «журнала, не является людьми в полной мере», — заявил он в своем материале под названием «Мы стоим на разных ступенях эволюции».

Несоответствие реакции

Случай с расстрелом на религиозной почве в Париже всколыхнул Европу, однако такой реакции почему-то не было на подобное убийство в Славянске, сожалеет журналист Денис Казанский.

«Эта новость не взбудоражила Европу. В поддержку этих людей не собрался митинг в 100 000 человек. Их похоронили тихо и без пафоса. Четверо протестантов в Славянске были замучены и убиты российскими оккупантами из группировки Стрелкова еще в июле. Они не рисовали карикатур. просто не могло не той веры и не хотели предавать государство, в котором жили «, — написал Казанский на своей странице в Facebook, добавив фото захоронения.

«Почему фанатики, которые убили французов, поставили на уши всю Европу, а фанатики, которые убили украинском, ходят в московские телестудии и раздают интервью Почему первых считают террористами, а других — нет?»

Theinsider.ua

Все мы  - "Charlie Hebdo"

Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM

Друзья! Подписывайтесь на наш канал в Telegram и будьте всегда в курсе самых последних новостей. Клац и новости прилетают прямо к Вам в карман!