Иван Плачков: Необходим жесточайший режим экономии

Украинская энергетика – еще один фланг, по которому активно бьет страна-агрессор. Несмотря на достигнутый «зимний» компромисс между «Нефтегазом» и «Газпромом», газ в Украину пока не заходит. На складах ТЭС хранится рекордно низкое для периода вхождения в отопительный сезон количество угля. Большая часть шахт расположена на оккупированной территории: в лучшем случае их эксплуатируют боевики, в худшем — они затапливаются. Тем временем вокруг налаженных правительством поставок угля из ЮАР разгорелся скандал с участием Генпрокуратуры. В итоге компания-поставщик заявила о прекращении сотрудничества с украинской стороной. Россия также приостановила поставки угля в Украину — и для холдинга ДТЭК Рината Ахметова, и для компании «Центрэнерго», принадлежащей государству.

О том, что ждет украинцев зимой, о методах экономии энергоресурсов, а также о тарифной политике в интервью «Главкому» рассказал министр топлива и энергетики Украины в 1999-м и 2005-2006 годах, глава набсовета ОАО «Киевэнерго» и председатель «Всеукраинской энергетической ассамблеи» Иван Плачков в интервью Главком.

«Необходим жесточайший режим экономии»

Иван Васильевич, последний месяц все чаще приходится слышать о критическом состоянии энергетики. Заблокированы поставки угля не только с Донбасса, но и импортные закупки. Лондонская компания Steel Mont заявляет, что Украина не рассчитывается за купленный южноафриканский уголь. Россия приостановила поставки. Что дальше?

Иван Плачков: Необходим жесточайший режим экономии

Иван Плачков

Ситуация очень тяжелая. Запасы угля на электростанциях критично низкие. Такого не было никогда за всю историю независимой Украины. В целом на складах сегодня находится около 1,4 млн тонн угля. Это при том, что мы всегда входили в зиму с цифрой в 3,5 – ну минимум 3 миллиона тонн. То есть это в два раза меньше, чем должно быть на входе в отопительный сезон. Электростанций используют ежедневно от 40 до 80 тысяч тонн. А поступлений нет.

Действительно, были заключены контракты с Южной Африкой, но вокруг них разгорелся какой-то непонятный в сложившейся ситуации ажиотаж. Звучали обвинения, что этот уголь некачественный, что дорогой – дороже российского. Мол, надо покупать в России. Переориентировались на Россию. По южноафриканскому перестали платить, заключили контракты с Россией – а поставок тоже нет.

Почему Россия остановила отгрузку?

Насколько я понял, дана команда российским железным дорогам не грузить уголь по контрактам с Украиной. Собственной добычи тоже очень мало. Шахты затоплены. А тот уголь, который есть, невозможно вывезти, ведь мосты и ж/д пути разрушены.

При этом с газом у нас тоже достаточно большая проблема. У нас нет газа для повышения генерирующих мощностей по электроэнергии. Сегодня на Киевской ТЭЦ-5 из 4 блоков работает 2. На ТЭЦ-6 из 2 блоков работает 1. Половина оборудования.

Ситуация очень тревожная еще и потому, что Украина ничего не предпринимает для того, чтобы сбалансировать потребление с количеством энергоресурсов.

Что именно нужно делать, чтобы сократить потребление?

Сейчас в условиях дефицита энергоресурсов мы, тем не менее, потребляем чрезмерно и не эффективно. Мы не переводим предприятия на работу в ночное время, не сокращаем освещение, не обращаемся к людям, чтобы они экономили электроэнергию.

Иван Плачков: Необходим жесточайший режим экономии

Иван Плачков

В таких ситуациях всегда нужно создавать чрезвычайную энергетическую комиссию, которая посчитает все энергоресурсы — сколько у нас угля, сколько газа, сколько нефти, сколько других ресурсов, и распределит их в разрезе по каждому населенному пункту. Село должно знать, сколько оно должно потребить газа за отопительный сезон. Вот в прошлом году это село или город потребил, допустим, 100 тысяч кубометров газа, а в этом году — нужно 50. И, начиная с главы райадминистрации, все должны работать с людьми, чтобы они экономили энергоресурсы. Но этого не делается. Страна не мобилизована. Мы очень беспечно входим в отопительный сезон.

То есть, единственный шанс пройти эту зиму — жесткий режим экономии?

Надо мобилизоваться на жесточайший режим экономии. Председатель сельсовета должен, например, сказать своим односельчанам: вместо газа переходите на альтернативное топливо, на уголь, на дрова. А сэкономленный газ надо передать Киеву, потому что Киев без газа не сможет. Ни Киев, ни Харьков, ни Одесса, ни другие мегаполисы.

Летом я был инициатором того, чтобы отключить горячее водоснабжение, чтобы сэкономить какое-то количество газа. Я говорил тогда, что каждый миллион кубометров газа в декабре или январе будет на вес золота. Но не все разделяли эту озабоченность. Летом, когда было +20, все стали роптать: ну нет, ну как мы без воды, нам нужна горячая вода, нужно принимать ванну. Так что теперь зимой предстоит героически спасать детские сады и школы? Такой беспечности не было никогда — ни в 90-х годах, когда было сложно с платежами, ни во время первой газовой войны, когда президент, правительство, СНБО создавали специальные комиссии и в ручном режиме распределяли и обеспечивали страну энергетическими продуктами в условиях их дефицита.

Где в сложившихся условиях наиболее реально покупать уголь?

Везде, где только можно. Вот, кто продает уголь, подходящий для наших электростанций, к нему и нужно обращаться.

Правительство так и сделало. Но последовал скандал: уголь из ЮАР якобы дороже российского и хуже по качеству.

Давайте представим самую тяжелую ситуацию, которая может быть. В Одессе, где я учился, из-за погодных условия были повреждены линии электропередач, и целую неделю в миллионом городе не было электроэнергии. Это случилось зимой 1975-76 годов. Нет электроэнергии, нет воды, транспорт не работает, лифты не работают, ничего не работает. Первой из магазинов исчезла вода, потом продукты, потом все остальное. Было тяжело, когда в многоэтажных домах, все унитазы были забиты, тогда все достижения цивилизации постепенно теряли смысл. Люди убедились, что наличие электроэнергии и водоснабжение являются самыми необходимыми и востребованными достижениями человечества.

Иван Плачков: Необходим жесточайший режим экономии

Иван Плачков

И если переключиться на нынешнюю ситуацию, вы не будете мудрствовать о том, а где покупать уголь, а надо или нет, потому что будет уже поздно. Ведь его так просто не купишь. Это ж не пойти в магазин и пополнить мобильный телефон. Надо заключить контракт, надо этот уголь добыть, его надо загрузить, привезти.

Сколько Украине нужно угля для относительно стабильного прохождения осенне-зимнего периода?

Угля нам надо на эту зиму 12 миллионов тонн. Кроме тех 1,4 млн. тонн, которые у нас уже есть.

Что такое 12 миллионов? Вот один ж/д состав — это 3 тысячи тонн. 10 составов — 30 тысяч. 100 составов — 300 тысяч. Значит, более 1 миллион тонн — это 300 составов. 10 миллионов — это более 3 тысячи составов. Нам надо за зиму еще привезти около 4 тысяч составов угля! Тяжело даже представить себе это количество. Если мы начнем заключать контракты в январе, они придут к маю. Потому я и говорю: мы очень беспечны. Это ж не килограмм бубликов. Этот уголь надо закупать и в России, и в Австралии, и в ЮАР — где только можно.

Но политики сегодня энергетику рассматривают через призму политической составляющей, а не призму интересов граждан Украины.

Наши руководители принимают решение: выгодно стране покупать уголь в России или нет? Если смотреть с позиции интересов гражданина – нужно. Я не хочу дождаться того времени, когда президент будет вручать награды за героические поступки по ликвидации аварий во время отопительного сезона.

«Ни одна тысяча кубов газа не заходит в Украину из России»

Энергетики еще с начала осени говорят о веерных отключениях. Это свершившийся факт?

Дефицит мощности в энергосистеме по Украине в ближайшие дни может составить от 1500 МВт до 3 000 МВт, это потребление двух таких городов, как Киев. Население пока не ограничивается, но уже сейчас ограничиваются промышленные потребители. Ну и какие же в таких условиях могут быть перспективы курса гривны к доллару?

Если хотим курс по 8. Что нужно для этого? Производить продукцию, продавать что-то и получать валюту. А мы останавливаем заводы, чтобы не ограничивать население.

Вы говорили о необходимости оформления перетоков электроэнергии из России. То есть мы должны покупать электроэнергию у страны-агрессора? Инициатива импорта уже возимела последствия — уволен зам министра Минэнергоугля.

Необходимость импорта электроэнергии была определена и утверждена СНБО и соответствующим указом президента. Сегодня необходимо оформлять перетоки электроэнергии из Российской Федерации для того, чтобы восполнить дефицит, чтобы не было глубоких веерных отключений. Чтобы обеспечить перетоки — за них надо платить. Чтобы платить — надо установить цену. Цену устанавливает государственный регулятор НКРЭ (Национальная комиссия регулирования в сферах энергетики и коммунальных услуг — «Главком»). Значит, государство.

Иван Плачков: Необходим жесточайший режим экономии

Иван Плачков

А сегодня государство заняло позицию стороннего наблюдателя. Оно стыдливо делает вид, что ничего не происходит, и этим должны заниматься компании. Но все прекрасно понимают, что государственные органы должны принять решение по цене. А то вот «Нафтогаз» подписал соглашение. Но сейчас холодно, и ни одна тысяча кубов газа не заходит в Украину из России. Почему? Хотя мы же все аплодировали. Почему правительство не объясняет? Сегодня энергетика — это самое главное, чем должно заниматься руководство страны. Вопрос целостности страны, имею в виду ситуацию на востоке, и энергетика — больших вызовов сегодня в Украине нет.

Сейчас ведутся дискуссии: целесообразно ли поставлять электроэнергию и газ на оккупированные территории? Что думаете по этому поводу?

Сегодня эта территория де-юре украинская. Там живут граждане Украины. Допустим, мы принимаем решение не поставлять. Тогда мы и де-факто и де-юре, по сути, соглашаемся с тем, что это территория не Украины, и там живут не граждане Украины. Но это граждане и территория Украины. И, значит, нужно поставлять туда и газ, и электроэнергию, и воду на таких же условиях, на каких это все поставляется для других граждан. Обязательно — с оплатой. Если нет оплаты — ограничивать поставки, как и гражданам Украины на других территориях. А граждане уже у себя — выбирали они кого-то или нет — пусть требуют, чтобы все оплаты были обеспечены. Люди же платят за электроэнергию — платят. А куда эти деньги идут? Если эти представители самопровозглашенных республик их воруют или забирают — нужно прекратить поставку электроэнергии для тех, от кого оплата не пришла. А люди пусть сами разбираются с теми, кого выбрали. Пусть этих устранят и выберут других.

Технические возможности для ограничения поставок тем, от кого оплата не прошла, есть?

Все возможно. Все как в Киеве. Вот в Киеве, если вы не заплатите, вас же отключат?

И там придут и обрежут. Там же люди работают, энергетики остались, — они и обрежут. Они там работают сегодня героически в тех условиях: ремонтируют, восстанавливают объекты под обстрелами. Они обслуживают энергосистему.

Сколько объектов энергоснабжения на оккупированной территории разрушено?

Порядка 200 высоковольтных и около 500 низковольтных линий электропередачи, около 100 подстанций и более 1000 трансформаторных пунктов.

Как люди на оккупированных территориях проживут зиму? С учетом того, что в некоторых населенных пунктах нет воды и отопления.

Там и электроэнергии много где нет, и газа. Очень тяжелая ситуация. Я даже не представляю, как люди там переживут зиму. Особенно в Луганской области, где температура доходит до -40. Думаю, что в лучшем случае люди просто будут выезжать оттуда, особенно из высотных домов в села.

Но я волнуюсь не только о том, как люди переживут зиму на Востоке. Я волнуюсь, как везде люди по Украине зиму переживут. Все взаимосвязано. У нас тоже ситуация тяжелая. Это большие социальные потрясения.

«Вы захотите заплатить 50 гривен, а не 25, лишь бы была электроэнергия»

В таких условиях насколько правильной является политика повышения тарифов?

Почему нет электроэнергии? Потому что нет топлива. Почему нет топлива, и почему Южная Африка не грузит уголь? Потому что мы не оплачиваем. А почему мы не оплачиваем? Потому что нет денег.

Но в «Укринтерэнерго», например, поясняли, что компания просто не может купить валюту для расчетов из-за ее дефицита на Межбанке.

Получается, что у них много денег, и они не могут только валюту купить? Верится с трудом. Они просто не могут правду сказать. Они и валюту не могут купить, но, думаю, что и гривен тоже нет.

Знаете сколько платят за электроэнергию 62% потребителей Украины? 25 гривен в месяц. В среднем — это 75 киловатт. 37% платит в среднем 100 гривен за 270 киловатт. 1% — 850 гривен за 1350 киловатт. Это данные государственного регулятора.

Иван Плачков: Необходим жесточайший режим экономии

Если говорить о 62%, то на пополнение мобилки в месяц каждый школьник тратит больше. 25 гривен — это 2 пачки сигарет. 25 гривен — это много или мало? Не думаю, что много за электроэнергию, без которой жить крайне сложно и которая является самым высокотехнологичным продуктом. Граждане даже не представляют, насколько стоимость энергии в Украине не соответствует реальности. Но при вот этой оплате придет время, как в 90-е годы, если начнутся веерные отключения, вы захотите заплатить 50 гривен, а не 25, лишь бы была электроэнергия. Но тогда энергетике выйти из кризиса будет гораздо сложнее, и решить проблему только повышением тарифов уже не удастся.

В России за электроэнергию население платит эквивалент 60 гривен — по сути, в два раза больше, чем у нас, хотя страна богата энергоресурсами. В Молдове за электроэнергию платят больше, чем мы, в 4 раза. И в Беларуси население платит больше. Хотя господин Лукашенко — он же социальный президент. Он же о людях заботится. А за ресурсы население там все равно платит больше, чем в Украине. А есть страны, где за электроэнергию население платит больше, чем промышленность — та же Молдова, Азербайджан, Румыния, Армения. У нас основная нагрузка возложена на промышленных потребителей. Тариф, по которому они платят за электроэнергию, более чем на 56% выше, чем для населения. В наших условиях предприятиям очень трудно добиваться конкурентоспособности продукции. А потом мы удивляемся, почему так мало украинских товаров, почему разоряются наши предприятия и рынок заполняют дешевые китайские товары.

Сколько должен составлять тариф, по вашему мнению? Расскажите обывателям, как он формируется? И почему этот процесс закрытый от потребителя?

Все считает по методологии государственный регулятор. Есть открытые заседания комиссии, где вы можете услышать формирование затрат для компаний и населения. Но уточню: государственный регулятор считает, сколько должно быть, но принимает популистские решения. Для населения снижает, для промышленности повышает. Вот эти принципы я называю алогичными. В тарифе около 70% — это затраты на энергоресурсы, цены на газ, на уголь. Во всех странах льготные потребители получают адресные дотации. А у нас вот эту маленькую цену платят все владельцы шикарных квартир в Киеве и всех домов вокруг Киева, с бассейнами, с подогревом пола и так далее. Мы дотируем их в сто раз больше, чем дотируем малообеспеченные слои населения. Такого чуда больше нигде в мире нет. Все хотят выиграть выборы. А чтобы выиграть выборы, надо электорат обмануть, продать ему сон. Мол, мы вам сделали такие тарифы, смотрите, как хорошо, а, на самом деле, от этих тарифов выигрывают только богатые.

Иван Плачков: Необходим жесточайший режим экономии

Иван Плачков

А надо, чтобы стоимость электроэнергии покрывала затраты на ее производство, а малообеспеченным слоям населения выдать адресную дотацию, а богатые пусть платят не по 25 копеек, а по 1 гривне 25 копеек.

А если говорить о тарифах на воду и тепло…

Принцип такой же. Разница в тарифах компенсируется за счет бюджета. Потом производители тепла перечисляют эти суммы за газ НАК «Нефтегаз Украины».

Смотрите, за потребление 1 киловатта электроэнергии потребитель платит 0,33 гривны. 75 киловатт — 25 гривен. Почти полтора литра бензина. Если на этом бензине выработать электроэнергию, получится цена этого киловатта 7,58 гривен. Так вот, энергетическая емкость бензина продается нам по цене в 20 раз дороже, чем энергетическая емкость киловатт-часа.

Иван Плачков: Необходим жесточайший режим экономии

То же самое по газу и теплу. Надо все привести к одной энергетической емкости. И сделать тарифы в зависимости от стоимости энергоресурса. Цена на одну гигакалорию должна быть такой, за сколько бы вы ее произвели за счет газа, электроэнергии. Должно быть одинаково, какой энергоресурс вы потребляете: тепло, газ, электроэнергию. Так делают цивилизованные страны. Нужно изучить опыт Польши, Чехии, Германии — никаких ноу-хау нам не надо выдумывать.

Если сравнивать людей с одинаковой жилплощадью у нас и заграницей, то в украинцев доля коммунальных платежей на зарплату будет меньше приблизительно в два раза. У них эта доля составляет порядка 30-40%. Но никто не бастует. Хотя для тех же европейцев, если им что-то не нравится, сразу выходят на улицы, начинают машины сжигать и т.д.

«Сейчас у нас уровень энергозависимости порядка 70%»

Украина в большей степени сегодня зависит от российских энергоресурсов. И дело не только в газе. Наша атомная энергетика завязана на поставках ядерного топлива из России. Реально ли изменить ситуацию в ближайшее время?

Сейчас у нас уровень энергозависимости порядка 70%. Мы его можем снизить до 15-20%. Нам надо, прежде всего, сократить потребление. Потому что мы потребляем в 3-9 раз больше энергоресурсов на единицу ВВП и на потребление на душу населения, чем в среднем в Европе. И вот, если мы перейдем на цивилизованный уровень потребления, тогда снизим и энергозависимость. Естественно, надо повышать и добычу собственных энергоресурсов, снижать энергозатратность производства. У нас есть возможности. Есть стратегии. В 2006 году мы написали, как это надо сделать. Но не делаем. Знаете, почему? Потому что за 23 года независимости министров энергетики у нас меняли 20 раз. Можно обеспечить стратегию энергонезависимости, когда 20 раз меняют министра энергетики?

Иван Плачков: Необходим жесточайший режим экономии

Иван Плачков

Вы раньше продвигали идею объединения энергосистемы Украины с европейской. На какой стадии этот процесс?

Мы работаем над этим. Это реально. Мы должны это сделать к 2020 году. Может и раньше. Мы должны были интегрироваться еще в 2008 году. Начали-то мы работу в 2006-м году. Но она была прекращена. И вот в ближайшее время мы проведем совещание всех энергетиков, чтобы определиться с каталогом требований, чтобы объединиться. Это, по сути, то же, что интегрировать Украину в Евросоюз. Технических и иных требований надо выполнить очень много.

Какие конкретные результаты от этого получит Украина?

Мы сможем реализовать потенциал Украины в экспорте электроэнергии. У нас много мощностей. Если б было топливо, мы могли бы вырабатывать электроэнергии в 2,5 раза больше, чем потребляет Украина. Если мы получим деньги, будем покупать топливо, будем добывать, вырабатывать, будем продавать эту электроэнергию.

Иван Плачков: Необходим жесточайший режим экономии

Иван Плачков

В Европе увеличивается потребление и газа, и электроэнергии. Но построить в Европе электростанцию очень сложно — с точки зрения экологии, земли и так далее. А у нас связь есть с Европой по линиям электропередач на 5 тысяч 300 мегаватт, а с Россией — на 3 тысяч 200 мегаватт. Это даст возможность экспортировать. Мы можем стать поставщиками самой высокотехнологичной продукции — электроэнергии — в Европу. И обеспечить вот тот возрастающий рост потребления в Европе. У нас, например, на Трипольской станции работает два энергоблока. А там их 6. Мы можем 4 реконструировать и все. Все остальное для экспорта в Европу есть — линии электропередач и так далее. Когда-то в 1994 году, когда я только стал главным инженером в «Киевэнерго», у нас уже был контракт на поставку электроэнергии в Турцию. У нас мощный потенциал. Это даст развитие энергетике. А энергетика — локомотив, который потянет за собой и всю экономику.

Иван Плачков: Необходим жесточайший режим экономии

Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM

Друзья! Подписывайтесь на наш канал в Telegram и будьте всегда в курсе самых последних новостей. Клац и новости прилетают прямо к Вам в карман!