О «гласности, прозрачности и честности» в Килие

О «гласности, прозрачности и честности» в КилиеС фразой «Мы работаем честно, прозрачно и в соответствии с законодательством» чиновник любого уровня, по всей видимости, просыпается и засыпает. Ее же повторяет на каждом углу, но… Как показала проверка , «работать честно, прозрачно и в соответствии с законодательством» тому же чиновнику на деле оказывается сложнее.

Год назад

В июле прошлого года здания и сооружения бывшего женского общежития, принадлежавшего Килийскому лицею (ПТУ), согласно решению сессии районного совета № 156-VI-П перешли в коммунальную собственность района.

Депутатским корпусом было принято решение вновь приобретенную недвижимость продать – то есть, отдать на приватизацию. В связи с чем в декабре того же года им было принято решение создать орган приватизации комплекса строений и сооружений (г. Килия, ул. Ленина, 21) и конкурсную комиссию. Тут же и утвердили состав органа и комиссии.

Полгода назад

В марте года нынешнего орган приватизации начал работу по приватизации и объявил конкурс субъектов оценочной деятельности для оценки комплекса зданий и сооружений.

Единственным, кто подал заявку на оценку (конкурсное предложение) было ООО «Эксперт-текнор». Оно-то и провело оценку зданий бывшего общежития.

В начале апреля орган приватизации принимает решение об утверждении отчета о независимой оценке комплекса зданий и сооружений (г. Килия, ул. Ленина, 21). То есть, утверждает оценочную стоимость этих зданий в сумме 155 410 (сто пятьдесят пять тысяч четыреста десять) гривен».

В конце апреля был объявлен конкурс по продаже объекта (ДЗ № 37 от 17 мая 2013, «Райсовет: продам дешево»).

После выхода статьи меня, как ее автора, пригласили на внеочередное заседание данного органа приватизации, на котором обвинили в некомпетентности, в незнании законов и тому подобном. Очень долго члены органа заверяли и убеждали, что они выполняют все требования законодательства, обо всех своих действиях и решениях оповещают население через СМИ (газету «Наше время»). А так как они работают «честно и прозрачно», то не понимают, с чем связано написание статьи.

— В газете наша приватизация истолковывается не так, — начала заседание Т. М. Брайловская, глава органа приватизации— С чем это связано, мы не знаем, все вы (обращается к членам органа – авт.прекрасно знаете: с первого момента нашего создания мы установили – работаем гласно, чтобы не было никаких домыслов, фантазий. Вы могли бы прийти(обращается ко мне – авт.), спросить, мы ничего не скрываем, у нас все идет гласно и открыто. Если вам что-то не понятно, мы готовы представить вам документы, объяснить, разъяснить. Мы не хотим ненужного ажиотажа.

После заседания мне было предложено сотрудничество в дальнейшей работе:

— Если нужно, приходите на заседания, – предложила глава органа, – хотите – будем приглашать, хотите – берите интервью, задавайте вопросы, чтобы в дальнейшем не было никаких неясностей.

А секретарь органа приватизации Вячеслав Дмитриевич Коваленко (юрист райсовета) заверил, что после проведения конкурса по приватизации протокол заседания будет обнародован.

После конкурса

Итак, 13 июня конкурс по приватизации был завершен. Из решения органа приватизации следует, что победителем конкурса по приватизации комплекса зданий и сооружений (г. Килия, ул. Ленина, 21) стал предприниматель Игорь Борисович Капитан. Согласно решению, он предложил наибольшую цену – 160 300 гривен (примерно 20 тысяч американских денег), то есть, на 4 890 грнбольше оценочной стоимости. А также лучший план послеприватизационного использования этого объекта.

Не верь ушам своим

Так как председатель органа приватизации, госпожа Брайловская, предложила сотрудничество и пообещала давать информацию – «мы готовы представить вам документы, объяснить, разъяснить», – после конкурса к ней обратилась моя коллега (я была в командировке). Обратилась по моей просьбе, чтобы узнать информацию о том, сколько было участников конкурса, какую цену и какой послеприватизационный план использования объекта предложили они.

Первоначально она связалась с Т. Брайловской по телефону, последняя пообещала подготовить и предоставить информацию. Но когда корреспондент пришла за информацией, ей сказали – не дадим.

Вот такое сотрудничество, вот такая «прозрачность и гласность».

Запросы, запросы, запросы…

Согласно ч. 5 ст. 6 Закона Украины «О доступе к публичной информации» не может быть ограничен доступ к информации о распоряжении бюджетными средствами, владении, пользовании или распоряжении государственным, коммунальным имуществом, в том числе к копиям соответствующих документов, условия получения этих средств или имущества, фамилии, имена, отчества физических лиц и наименования юридических лиц, получивших эти средства или имущество.

Так как райсовет принял комплекс зданий и сооружений (г. Килия, ул. Ленина, 21 ) в совместную собственность громады, он тем самым определил этот объект коммунальной собственностью, то бишь –коммунальным имуществом. Так как именно проведение конкурса по приватизации объекта стало условием получения коммунального имущества физическим лицом-предпринимателем И.Б. Капитаном, и так как «гласная» чиновница отказалась давать информацию устно, обратились к органу приватизации с информационным запросом.

В своем запросе мы просили госпожу Брайловскую, как председателя органа все о том же: сколько было участников конкурса, какую цену и какой послеприватизационный план использования объекта они предложили. Ответом нам было: «такая информация является конфиденциальной, поскольку эти лица ограничили доступ к ней» (к этому я еще вернусь). Но зато представили документ, гордо именуемый «протокол заседания конкурсной комиссии».

Выше я писала о том, что секретарь органа приватизации господин Коваленко (юрист райсовета) заверял, что после проведения конкурса по приватизации протокол заседания будет обнародован. Этого не было – я тщательно проверила материалы, напечатанные в газете «НВ». В «Офіційнім віснику Кілійщини»  за июнь есть сообщение о проведении конкурса, и о победителе, а протокола – нет.

 «Доступ к запрошенной информации не может быть ограничен, поскольку Закон запрещает ограничивать доступ к информации о распоряжении коммунальным имуществом».

Л. Опришко

 Итак, «протокол». Я взяла это слово в кавычки, так как назвать то, что мне прислали, протоколом заседания язык не поворачивается. Согласно Закону «О приватизации небольших государственных предприятий (малой приватизации)», протокол конкурсной комиссии по приватизации должен содержать предусмотренные законом сведения:

— Предложения участников конкурса;

— Обоснование выбора победителя конкурса;

— Сведения об участниках конкурса.

Протокол должен быть заверен подписями членов конкурсной комиссии по приватизации и печатью – так как орган приватизации не юридическое лицо, согласно положению его документы заверяются печатью райсовета.

Я же получила два листа формата А4 без основной информации: без предложений участников конкурса, без обоснованного выбора победителя конкурса и без сведений об участниках конкурса. Допустим, эти сведения орган приватизации исключил, как информацию с ограниченным доступом (об этом ниже), но как быть с подписями членов комиссии и с печатью? Нет ни того, ни другого.

Проще говоря, я получила даже не отписку, а просто бумажку, неизвестно кем и когда набранную на компьютере.О «гласности, прозрачности и честности» в Килие

Такие вот «прозрачность, гласность и соответствие законодательству» получились.

 «Мы готовы представить вам документы, объяснить, разъяснить. Мы не хотим ненужного ажиотажа»

Т. Брайловская

 Так как ответ не соответствует законодательству, и, думая, что меня, возможно, не так поняли, я пишу новый запрос. В последнем я попыталась растолковать госпоже председателю, что эта информация не может быть конфиденциальной, так как касается распоряжения коммунальным имуществом. Опять прошу представить информацию о предложенных участниками ценах и планах послеприватизационного использования бывшего общежития.

Почему я настаивала именно на этой информации? Странным показалось то, что никто из участников конкурса за этот комплекс, расположенный в центре города по ул. Ленина, имеющий два корпуса по два этажа старой румынской постройки, плюс учебные цеха, гаражи и др., общей площадью – 0,3438 гектара не предложил более 20 тыс. у.е. Конечно, если ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хотел купить.

Также удивительным было, что «ЗА» предложение И. Капитана были единогласны все члены комиссии, никто не усомнился, остальных же трех участников, никто, соответственно, не поддержал (если верить той бумажке-протоколу). Что же такого необычного пообещал воздвигнуть на этом месте (здание с удивительной скоростью демонтируют) господин предприниматель?

На второй запрос я получила более удручающий ответ. Оказывается, по мнению чиновников органа приватизации, информация о предложенных ценах и плане использования является… «персональными данными»! О как!

Согласно решению Конституционного Суда Украины от 20.01.2012 г. № 2-рп/2012, на которое я обратила внимание Т. Брайловской в своем третьем запросе, персональные данные — это информация о национальности, образовании, семейном положении, адрес, дата и место рождения, место жительства и пребывания и т.д. То есть, та информация, которая может помочь идентифицировать человека, указать на кого-то определенного. Я же запрашиваю «обезличенную», т.е. с открытым доступом, информацию.

Но! Госпожа чиновница продолжает твердить – «персональные данные».О «гласности, прозрачности и честности» в Килие

Комментарии юриста

Поясняет Людмила Опришко, адвокат, медиа-юрист. Успешно представляла интересы журналистов М. Вересня, О.Ельцова в украинских судах, имеет успешный опыт ведения дел о доступе к информации. В сотрудничестве с Л. Панкратовой выиграла дело «Газета «Украина-Центр» против Украины» в Европейском суде по правам человека.

— Доступ к запрошенной Вами информации не может быть ограничен, поскольку часть 5 статьи 6 Закона Украины «О доступе к публичной информации» прямо запрещает ограничивать доступ к информации о распоряжении коммунальным имуществом, в том числе к копиям соответствующих документов. Указанная правовая норма не содержит никаких исключений, направленных на защиту персональных данных людей, которые принимали участие в конкурсе, а также относительно информации о предложенных участниками конкурса ценах и планах послеприватизационного использования комплекса зданий и сооружений.

Неправомерным является отказ в предоставлении запрашиваемой Вами информации на основании статьи 10 и 14 Закона Украины «О защите персональных данных». Поскольку предоставление вышеуказанной информации без согласия субъектов персональных данных (участников конкурса), предусмотрено соответствующим законом – частью 5 статьи 6 Закона Украины «О доступе к публичной информации» – и имеет определенную законом цель. То есть, направлена на защиту экономического благосостояния государства путем осуществления общественного контроля над законностью и прозрачностью отчуждения коммунальной собственности.

Кроме того, как видно из Вашего запроса, Вы просили предоставить не только сведения об участниках конкурса, но и о предлагаемых ими предложениях по приватизации комплекса зданий и сооружений. Однако отказ в удовлетворении запроса мотивирован только невозможностью раскрытия персональных данных. Причины, по которым невозможно предоставить сведения о предложенных участниками конкурса ценах, планах послеприватизационного использования комплекса зданий и сооружений НЕ УКАЗАНЫ, что также является нарушением Закона Украины «О доступе к публичной информации».

Чародей из прокуратуры

Так как в органе приватизации на мои запросы необоснованно дают отказы и не полную информацию, надеясь на чудо (в смысле, что уж прокурор законы знает, юридически грамотен), пишу заявление в прокуратуру. Оказалось, с моего последнего к ним обращения в начале года, все стало еще печальнее.

Заявление, в котором указала все нарушениные председателем органа приватизации нормы Закона Украины «О доступе…», я подала 16 августа, срок рассмотрения месяц. Ознакомиться с материалами проверки и получить официальный ответ я пришла 20 сентября. Ответом прокуратуры было: «оснований для прокурорского реагирования НЕТ»!

Из материалов, на основании которых Ярослав Аркадьевич Зянько, прокурор прокуратуры Килийского района сделал такой вывод, я поняла, что работа им была проведена «громоздкая». Он написал в орган приватизации аж два(!) запроса, на которые получил ОДИН ответ – лист формата А4 с набранным текстом без реквизитов. В котором была озвучена все таже «конфидициальная информация». Но даже ОДИН ответ на ДВА запроса ему позволил сделать вывод, что повода реагировать нет. О «гласности, прозрачности и честности» в Килие

Такой вот чародей.

 «Причины, по которым невозможно предоставить сведения о предложенных участниками ценах и планах, НЕ УКАЗАНЫ»

Л. Опришко

 И еще, я, конечно, не сильна в делопроизводстве, но знаю, что документы проведенного разбирательства, по которым уже подписан ответ (то бишь, разбирательство полностью окончено) должны быть прошиты и заверены печатью, а листы пронумерованы. Но господин прокурор дал мне пачку бумажек, скрепленных канцелярской скрепкой. Не успел прошить, пронумеровать?

— Этим занимается секретарь, – слышу в ответ.

А на вопрос, считает ли он выполненное рассмотрение моего заявления добросовестным и юридически грамотным, ответить ему было нечего:

— Я интервью давать не буду. Вы просили ознакомиться  знакомьтесь.

Спасибо, ознакомилась. Иду к секретарю (интересно стало, почему материалы не прошиты), она говорит:

— Так вот сейчас прошью. Раньше не могла, с ними Ярослав Аркадьевич работал.

Дело в том, что ответ подписан еще прокурором района А. Жолобчуком, который на момент получения ответа уже как недели три не работает в райпрокуратуре. Вывод — подписал он этот документ еще в КОНЦЕ АВГУСТА. Так объясните мне: что можно еще «работать» с заявлением, на которое уже дан ответ?

* * *

Такая вот неоконченная история о «гласности, прозрачности и честности». Продолжение будет.

Олеся ЛАНЦМАН

О «гласности, прозрачности и честности» в Килие

Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM

Друзья! Подписывайтесь на наш канал в Telegram и будьте всегда в курсе самых последних новостей. Клац и новости прилетают прямо к Вам в карман!