Валентин КОТЕЛЬНЫЙ: О предвыборных реалиях

После того, как Валентина Котельного вынудили покинуть пост начальника Измаильского порта, его имя почти не упоминалось в средствах массовой информации. За полтора года он не дал ни одного интервью. Я был уверен, что Котельный просто не хочет общаться с журналистами.

Как известно, у него возникли серьёзные проблемы — вплоть до уголовного преследования. Действующая власть явно пыталась сломать одного из самых уважаемых специалистов морской отрасли Украины, чья принципиальная позиция по ряду вопросов очень кому-то мешала. В этой ситуации неосторожные высказывания в прессе могли лишь навредить Котельному. Вот он и молчит. Так думали многие… И я был очень удивлён, когда Валентин Фёдорович признался: за последнее время журналисты даже не пытались взять у него интервью. Да что там журналисты! От него отвернулись многие из тех, кто прежде гордился знакомством с ним.

… И вот мы сидим у Котельного на даче, пьём по рюмке чая. Дача — громко сказано, это обычный садовый домик. И если бы я не видел его своими глазами, то не поверил бы, что человек, руководивший мощным предприятием почти четверть века, живёт настолько скромно. Мы говорим о жизни, о нынешней ситуации в порту. И, конечно, о политике. Никуда не денешься, на носу — выборы.

Валентин Фёдорович, не секрет, что ваш авторитет в Придунайском регионе остаётся огромным даже сейчас, когда вы не занимаете никаких руководящих постов и ведёте жизнь обычного пенсионера. После того, как измаильчане получили возможность сравнить ситуацию в порту «при Котельном» и «после Котельного», ваше имя всё чаще вспоминается с уважением и ностальгией. Сегодня, в период предвыборной борьбы, многие кандидаты в народные депутаты хотели бы использовать ваш авторитет в своих интересах. Но вы решили поддержать независимого кандидата Игоря Пастуха, хотя тем самым вы можете лишь усугубить конфликт с нынешней властью. Почему ваш выбор — именно Игорь Пастух?

— Я знаю Игоря Николаевича много лет, часто пересекался с ним по работе (И. Н. Пастух возглавляет экспедиторскую фирму ООО «Норд Транс Сервис», действующую в Измаильском порту — Прим. авт.). Я, наверное, был чуть ли не единственным начальником порта в Украине, который лично встречался с экспедиторами. Мне было интересно оценить их способности, узнать их связи и возможности, выяснить, что мешает привлечь тот или иной груз в порт или пароходство. Ведь бывают всякие проблемы. Допустим, из-за каких-то двадцати центов срывается сделка на миллион тонн… Поэтому раз в квартал я лично или через своих заместителей старался прорабатывать с экспедиторами возникающие вопросы и намечать совместные планы. Это всегда давало положительные результаты.

Что касается Игоря Николаевича Пастуха, мне импонировало то, что он редко ко мне заходил и никогда не напрашивался в друзья. Все проблемы он решал на уровне сотрудников порта, а ко мне обращался лишь в исключительных случаях, да и то без жалоб, не желая бросать тень на конкретных людей. Хочу особо отметить, что этот человек всегда выполнял свои обязательства перед портом. Некоторые экспедиторские фирмы нередко грешили тем, что, к примеру, обещали 40 тысяч тонн металла или 100 тысяч тонн угля, а реально приходило 5-10 тысяч тонн. Если же Пастух обещал 100 процентов груза, то приходило 100 процентов. Причём он никогда и никого из себя не корчил, не хвастал какими-то важными связями, не пользовался громкими фамилиями. Ну, а если что-то не получалось, приходил и честно говорил: не получается.

Я заметил в нём не только деловые, но и редкие личные качества: любовь к родителям, уважение к семейным ценностям. Вроде бы ничего особенного, но сейчас, поверьте, это встречается нечасто. Сегодня только и слышишь: «бабки, бабки, бабки, бабки…» Он никогда не говорил о «бабках».

У нас с Пастухом есть одно общее качество. Можете верить, можете не верить, но это качество… Как бы лучше сказать? Мы оба прикипели душой к нашему Бессарабскому краю, хотя, насколько мне известно, Игорь Николаевич родился в другом регионе… Помню, я вернулся из Египта и прибыл в аэропорт Кишинёва. И как только я отъехал за город, открыл банку нашего вина (каберне), достал солёный огурец, сало и чёрный хлеб, и прямо на обочине выпил и закусил. И сказал себе: нахрена мне нужна вся эта заграница? Здесь — моя родина, здесь — всё моё. Вместе с этой пылью и полынью… Я не кокетничаю — в моём нынешнем положении это ни к чему. Когда я ушёл с должности начальника порта, ходили разные слухи: Котельный нахапал, и теперь уезжает в Одессу, Киев, Израиль, Бог знает куда. Да никуда я не хочу. Я приехал в Измаил в 1973 году, полюбил этот город, здесь и остался. Иногда обо мне говорят: его скромность — это напускное, его старая машина — показуха, а на самом деле у него заводы за границей. Пусть говорят…

Есть у меня знакомый магнат. Как говорится, владелец заводов, газет, пароходов. Мы много лет поддерживаем отношения. Перед пенсией я решил объехать всех друзей и приятелей, в том числе навестил и этого магната. Он меня принял, но уже бутылку коньяка не достал. Я взял свой коньяк — ну, так принято. Показал он мне свои роскошные бизнес-апартаменты, копии античных произведений искусства, вид на море. Потом мы сели. Он спросил: «И чего ты достиг?» А я ответил: «Я остался Котельным. Поднял людям зарплату. За счёт этой зарплаты живут мои сотрудники, они строятся и покупают машины, их дети заканчивают институты». Он подумал и с горечью сказал: «А я даже к друзьям уже не езжу. Да и здоровье уже не то. Хотя денег — дофига…»

Знаю, что Пастух тоже болеет душой за наш край. Он давно мог бы свалить отсюда, но не хочет. Он хочет здесь жить и работать. Хочет достойного будущего для своих детей, для всех жителей Придунавья. Он действительно хочет что-то сделать для нашего края, раскрыть его потенциал. И я вижу, что это искренне.

— А что, среди других, более известных и могущественных кандидатов не нашлось таких, кого вы могли бы поддержать?

— Не нашлось. У одних «зашкаливает» возраст, к тому же они полностью прогнили и показали себя с самой негативной стороны, за долгие годы ничего толком не сделали. И когда они рекламируют свои прошлые «заслуги», то это даже неэтично. Возникает вопрос: если у тебя так много достижений, то почему же всё так плохо сегодня? Другие идут в депутаты ради денег, третьи — для саморекламы… А Пастух, как я уже сказал, болеет за город, за порт, за стабильные грузопотоки, за благосостояние Измаила и всего Придунавья. Поэтому я — за Пастуха.

— Валентин Фёдорович, хотелось бы услышать вашу оценку нынешней ситуации в Измаильском порту. За последнее время эта тема обсуждалась очень часто, но звучали совершенно противоположные комментарии. Руководители предприятия, которые пришли после вас, не раз оправдывались объективными причинами: мол, то уровень воды в Дунае упал ниже критической отметки, то ледостав парализовал транспортировку грузов, то вагонов нет на железной дороге. В то же время незаангажированные эксперты, мягко говоря, высказываются на сей счёт более жёстко. Так что же всё-таки происходит с Измаильским портом?

— Как известно, на сегодняшний день в Измаильском порту фактически действует монополия одного экспедитора — «Порт-инвеста», входящего в бизнес-империю очень известного украинского миллиардера. За любой груз эта фирма берёт 0,8 доллара за тонну, тогда как у других экспедиторов — от 0,1 до 0,2 доллара за тонну. Плюс «нужным людям» надо дать ещё 0,5 доллара в карман. Кроме того, в руках этого олигарха — все железнодорожные перевозки, которые, опять же, на 30 процентов дороже. Таким образом, всё делается для того, чтобы грузы сюда не пришли. И до тех пор, пока будет существовать эта система, ничего не изменится.

Проведу параллель. Когда Гитлер пришёл к власти, кто-нибудь в Европе верил, что на самом цивилизованном континенте будут существовать концлагеря? Но они стали реальностью. Так и у нас. Кто-нибудь мог поверить в то, что процветающий Измаильский порт будет фактически угроблен, а вместе с ним пойдёт ко дну и город? Сначала угробили порт Рени, теперь добрались до Измаила. Кто знает об этом в масштабе Украины? Почему не бьют в набат наш мэр, губернатор Одесской области, другие высокопоставленные чиновники?

— Я ничего не понимаю… А зачем разрушать благополучное предприятие, благодаря которому живёт целый город?

— Отвечу вопросом на вопрос: а зачем обеспеченный человек идёт в магазин и ворует ещё? Значит, он больной. Оказывается, нашим олигархам мало тех миллиардов, которые они уже накопили. Им надо ещё и ещё! Больные на голову — по-другому сказать не могу.

— Ладно, но зачем уничтожать нормальное предприятие, если оно может зарабатывать — пусть даже для тех же олигархов?

— Зачем зарабатывать лишние «копейки» на какой-то периферии (а мы для них — забытая Богом периферия), если они не могут потратить то, что уже имеют? У каждого олигарха сегодня столько заводов, что их перечень даже запомнить невозможно. Невозможно запомнить имена и фамилии директоров этих предприятий, не говоря уже о «мелочёвке» в виде подразделений! Зачастую людям надо просто показать свою власть. Сейчас одному из олигархов отдали на разграбление Бессарабский край. Он даже не знает, что с ним делать. Ну и чёрт с ним, с этим Придунавьем! Зато местная биомасса привыкнет, что зарплата будет не 10-12 тысяч, как при Котельном, а 3 тысячи. И все будут молчать.

— Валентин Фёдорович, как вы относитесь к приватизации портов?

— Я всегда был категорически против. Писал об этом, говорил. Дошло до того, что некоторые люди начали упрашивать меня: пожалуйста, ну не говори больше об этом. Но я остаюсь при своём мнении. Порты — стратегические объекты для любого государства, и государство должно влиять на грузопотоки, должно контролировать свои торговые ворота. В своё время члены нашего правительства пытались давить на меня с целью дать «зелёный свет» российским окатышам. Я отвечал, что я — украинец, и для меня приоритет — интересы Украины. Если, предположим, украинских окатышей будет мало, я открою дорогу российским. А до тех пор украинские грузы должны перерабатываться в первую очередь. Портовые мощности надо использовать прежде всего для собственного государства.

— Сторонники нового закона о портах продолжают убеждать, что этот закон — давно назревшая необходимость, что он разработан на основе прогрессивного мирового опыта, что везде в портовой отрасли действует частный капитал, работают частные стивидорные компании, и всё хорошо. Следовательно, и нам не стоит бояться подобных шагов.

— Вы никогда не думали, почему меня спихнули с должности начальника порта? Да потому, что я упорно доказывал: государство может и должно на равных условиях соревноваться с частными компаниями. И не просто доказывал, а делал. При мне в порту выплачивалась самая высокая зарплата среди государственных предприятий нашего региона, а социальные гарантии были больше, чем при Советской власти.

А что такое стивидорная компания? Давайте разберёмся на простом примере. Допустим, в порту сломался кран. Назовите мне хоть одну частную структуру, сотрудники которой прибегут по вызову и в сжатые сроки отремонтируют этот кран. Хорошо, появилась частная стивидорная компания, взяла два причала, привлекает какой-то груз. А кто будет поддерживать в нормальном состоянии средства производства и материально-техническую базу? Кто будет обслуживать энергетические мощности, подъездные пути, производить дноуглубительные работы и так далее? Мне отвечают: всё это останется в собственности государства. Превосходно! Значит, государству достанутся затратные, заведомо убыточные функции, а вся прибыль потечёт в карманы частников. Да и нет сегодня желающих арендовать мощности украинских дунайских портов — как оказалось, никто не спешит взвалить на себя эту ношу. Порт — это не просто тонны, умноженные на доллары. Это огромное и сложное хозяйство, которое надо умело содержать, эксплуатировать, развивать…

Аналогичной позиции придерживается и Игорь Николаевич Пастух. Он — не теоретик, он знает жизнь и работу порта изнутри. Вот почему он тоже выступает против приватизации портов.

— Но если нашим олигархам это не нужно, если они уже нахапали на три жизни вперёд, то, быть может, надо отдать порты в руки иностранных инвесторов? Пусть приходят, работают, привлекают грузы. Они не воруют, соблюдают закон, добросовестно платят налоги и высокую зарплату. У нас ведь модно говорить о создании в стране благоприятного инвестиционного климата.

— А где вы видели иностранные инвестиции, пришедшие в украинскую экономику? Разве кто-то не знает, что так называемые инвестиции — это выдавленные из Украины и спрятанные в оффшорах деньги, которые потом частично возвращаются назад? Причём некоторые деятели, которые этим занимаются, успели получить звание Героя Украины. Они же идут в народные депутаты. А мы рассуждаем о зарубежных инвестициях. Мы что, живём в утопии? Давно пора понять: в стране правят, мягко говоря, не те люди, которые способны эту страну поднять. И до тех пор, пока мы не избавим Украину от них, ничего в лучшую сторону не изменится. Нужен новый качественный состав власти. Так что если у нас есть хоть малейший шанс выбрать в парламент нормальных людей — таких, как Игорь Пастух, — этот шанс надо использовать.

Интервью взял Андрей ПОТЫЛИКО

На правах рекламы 

 

Подписывайся на нашу страницу в Facebook. Узнавай первым самые важные и интересные новости!
powered by CACKLE