Южная угроза: Зачем Украине десантура вблизи Румынии и Приднестровья

В конце октября пресс-центр Генштаба заявил о формирования нового подразделения ВДВ — 45-й отдельной десантно-штурмовой бригады с базированием в городе Болград Одесской области. Было заявлено, что на ее вооружении исключительно новые образцы техники и вооружения, в том числе бронетранспортеры БТР-3ДА.

Решение прямо скажем несколько неожиданное, так как на сегодня в составе ВСУ есть целых пять бригад, из которых одна воздушно-десантная, комплектация техникой и вооружением которых вызывает ряд вопросов. Так, в тот же 25-й днепропетровской бригаде целый «зверинец», который включает и БМД и БТР-3 и даже БМП. Немаловажным вопросом остается и комплектование личным составом. На фоне ухода мобилизованных 6-й волны состояние в том числе и элитных десантных частей в этом плане крайне плачевное.

По всей видимости, такое решение Генерального штаба обусловлено целым рядом причин, основным из которых есть стратегический перекос в оборонной сфере, который по объективным причинам наметился в последние два года. Я имею ввиду перенесение основных усилий на восточное направление в ущерб западном, прежде всего румынскому.

А проблем здесь хватает. Тут и Приднестровье, которое все последние годы является постоянной головной болью для Украины. Оттуда идет постоянный поток контрабанды, происходит подпитка как людьми так и финансовыми средствами сепаратистского движения в Одесской области в частности и на юге страны вообще.

После 1991 года в отношениях еще с одним соседом – Румынией — были — времена подъема, которые сменялись периодами конфликтов. В 1997 году Украина подписала Договор об отношениях добрососедства и сотрудничества между Украиной и Румынией. Многие эксперты говорят о том, что в его основе было не настоящее «добрососедство», а другие мотивы: Бухарест должен был продемонстрировать Западу отсутствие территориальных претензий к соседней стране и таким образом получить статус кандидата на членство в НАТО, для украинской власти также было важно решить вопросы, связанные с границей.

С тех пор проблем осталось гораздо больше, чем решений. Здесь и вопросы защиты прав румынского меньшинства в Украине и украинского в Румынии, делимитации континентального шельфа в Черном море, создания глубоководного судового хода реки Дунай-Черное море на украинском участке дельты. Последняя проблема имеет очень давнюю историю, которая началась в 1980 году со строительства первого канала Дунай-Черное море.

В 80-е годы прошлого столетия Румыния взялась за устройство и Георгиевского рукава, так же как и в Сулинском спрямляя русло, тем самым значительно уменьшая его длину. В результате деятельность румын в дельте Дуная привела к тому, что к 2003 году судьба Килийского рукава уменьшилась с 70% вот стока Дуная в вершине дельты, имевших место в начале прошлого века, до 52%.

В настоящее время наши соседи полным ходом продолжают устройство своих Сулинского и Георгиевского рукавов. Как свидетельствуют представители Украинского Дунайского пароходства, регулярно бывающие в тех краях, судя по всему, Румыния в дополнение к Сулинскому таки строит еще и Георгиевский канал, спрямляя, углубляя и расширяя русло рукава, укрепляя его берега камнем и бетоном, что вызывает еще большие экологические изменения в дельте Дуная. Не стоит сбрасывать и исторические претензии Бухареста на территории между Днестром и Бугом (так называемая Транснистрия), которые в годы Второй Мировой войны привели к участию Румынии в войне против СССР на стороне Германии и фактической оккупации этих территорий.

В любом случае, на сегодня очевидно, что стороны не смогут избежать необходимости решения вопросов, стоящих на повестке дня уже более двух десятилетий. Не исключено, что для их решения потребуется привлечение третьей стороны (международных организаций). Такой подход может вызвать шквал критики в публичном пространстве Украины, ведь еще свежи воспоминания о проигрыше Украины в Международном суде ООН в 2009 году (относительно делимитации Черного моря в споре как раз с Румынией). Поэтому такой шаг как формирование новой бригады на южном направлении – даже в тяжелейших условиях нехватки буквально всего – выглядит вполне логичным сигналом нашим румынским партнерам.

Автор Михаил Жирохов

  • не надо нас пугать

    Разговор об отношениях государств к Дунаю очень интересный. Чем? Тем, что только Украина не укрепляет свои берега бетоном и т.д., ежегодно теряя территорию. Почему? Потому, что везде сидят специалисты советской школы — надо подумать о себе, так как государство о тебе не подумает. Про десантников пока всё это бред. Почему? На не обученного солдата, без наличия полигонов и реальной боевой подготовки, можно надеть форму президентского полка, альфы сбу, спецназа ментов, танкистов, артиллеристов, клоунов, наконец.

  • СергейПаскалов

    Какая Румыния…в морду руському миру стучать- все просто))) цемки))..

  • ватник-интернационалист))

    Какая Румыния… тем более если, в качестве эксперимента, НЕ кричать «румынов на гиляку»)))

  • Арциз

    Самый опасный анклав это конечно Приднестровье, как плацдарм для экспансионисткой политики Кремля. Потому военные в Бессарабии нужны как нельзя кстати.

    • твой друг пишичитай

      Во-первых: изучай историю, чтобы учится на чужих ошибках, а не на своих. Во-вторых: не ссы, если не вести себя как быдло и не кричать «мокалей, приднестровцев, гагаузов, поляков, жидов итп ….. на ножи» то все будет мирно, дружно, без национальных конфликтов и соответственно без потерь территории. И так было и будет всегда. А если кричать, то сам теперь знаешь, чем это может закончится, и десантники не помогут, как это было в Крыму.

      • жук

        +100