Дмитрий Демушкин: Путин помог построить «самостийную Украину» и научил ненавидеть «русню»

Внимательно отслеживая события на Майдане, в Кремле поняли, что радикальная националистическая часть населения России может представлять серьезную угрозу режиму Владимира Путина. Именно для этого и был придуман проект «русский мир», с помощью которого кремлевский режим решил зачистить русских националистов путем отправки их на убой в Украину. О том, что из этого вышло и сколько на самом деле националистов из РФ воюют на Донбассе, в первой части своего интервью изданию «Апостроф» рассказал лидер российского националистического движения «Русские» ДМИТРИЙ ДЕМУШКИН.

— 25 мая состоялся обмен пленными между Путиным и Порошенко, в результате которого освободили Надежду Савченко. Как вы оцениваете это событие? Считаете ли вы его историческим?

— Я тут ничего исторического не вижу. Одного хорошего солдата поменяли на двух не очень хороших (украинскую летчицу Надежду Савченко обменяли на российских ГРУшников Александра Александрова и Евгения Ерофеева, — «ред.»). Вот и все. Обычное событие. Понятно, что дело это было мутное с самого начала. Надо было (Путину) не позориться на всю страну так долго, а решить этот вопрос быстро и тихо давно уже.

— Но все-таки это проигрыш Путина или победа?

— Это победа Киева, а не Москвы. У нас сначала на всю страну трубили про «наводчицу, убийцу, карателя и мирных журналистов», а потом вот так взяли и согласились на обмен на парней, «которые ранее уволились». Так что это не победа Путина. Кремль из своих пленных героев делать не захотел, Путин встречать их не поехал, и общественность с шариками и цветами не нагнали. Тогда как в Украине ситуация совсем другая. У Савченко сейчас очень большие возможности, она может претендовать на большое влияние, все зависит от ее амбиций и талантов использовать сложившуюся ситуацию.

— И какая, по-вашему, мораль всей этой истории для россиян?

— Начнем с того, что Александрова и Ерофеева некрасиво преподнесли еще в самом начале. Мол, когда их захватили, они начали лишнего болтать, в отличие от Савченко, которая все говорила по существу, не извиняясь, а издеваясь над следствием. Голодовки объявляла, песни пела, заявления политические делала, не забывая следствие и власть оскорблять. В общем, вела себя как несгибаемый солдат из советских фильмов и пощады даже для вида не просила. В отличие от тех двух солдатиков, поведения которых в Кремле не оценили более чем на две девушки на встрече. Путина просто заставили в рамках переговорного процесса отдать Савченко по-хорошему. Сам бы он бы ее не обменял, особенно на этих двоих.

— Практически все то время, что Савченко была под арестом, вас тоже постоянно вызывали на допросы. Почему вас до сих пор не арестовали?

— Сейчас идет суд, который скоро вынесет решение. Вот тогда и узнаем, какой будет приговор. Так уж получилось, что с где-то с 2010 года власть взяла вектор на уничтожение всех русских националистических организаций. Наше этнополитическое объединение «Русские» было создано на базе крупнейших объединений националистов в России, это более 40 организаций. И власть хотела нас очень активно использовать. Еще до украинского конфликта они нам сообщали, как будут разворачиваться события. Со мной тогда вел переговоры аж целый вице-премьер правительства, пытался всех пассионарных националистов отправить благополучно убивать в Украину. Таким образом они хотели сразу двух зайцев убить: отправить всех националистов из России умирать героями в другом государстве, да еще и свои интересы продвинуть.

Проект «русский мир» придумали, как только произошел Майдан, я читал аналитическую записку, которую тогда принесли Путину, особенно раздел, касающийся националистов. Ему написали, что вот эти пассионарные, ударные слои для революции – это националисты, футбольные фанаты, — это основная движущая сила Майдана. Поэтому приняли решение нас зачистить. Еще до кампании по «референдуму в Крыму» они сказали нам – хотите жить, давайте собирайтесь и срочно уезжайте.

Я тогда уже понял, к чему это ведет и куда потом денут всех этих людей. Их просто не пустят обратно в страну. После этого на меня стали давить и угрожать, одновременно предлагая и пряник в виде должности мэра одного города на юго-востоке Украины. Но мне эта перспектива не улыбалась, и чтобы прекратить «переговоры» ,я записал видеообращение, где рассказал об этих темах и о событиях, раскрыв планы. И с этого момента, пожалуй, у меня началась другая жизнь. Наше объединение было практически уничтожено. Сейчас не осталось ни одного человека из совета нашего объединения, который бы не сидел в тюрьме или не бежал из России, кроме меня, ждущего приговора.

— Почему же вы остались, раз все уехали?

— Для меня было принципиальной позицией не сбежать, а позволить им меня как самого публичного националиста в России судить открыто. Информационное поле в России полностью было за нами. Из 10 упоминаний о национализме в России – 8 было про меня или объединения. Я не мог сделать им такой подарок и уехать, чтобы они меня объявили беглецом, врагом и за глаза начали здесь нас чернить.

А когда мне денег предложили, чтобы я покинул страну наконец-то, я точно понял, что не уеду. Потом начали меня ломать – за 10 месяцев я 12 раз был задержан спецназом, каждый месяц меня арестовывали, по 15 суток давали в сентябре, августе, 8 суток в мае было. Потом они начали родственников доставать. Не поленились даже бабушку из деревни привезти. Внесли меня в список Росфинмониторинга как лицо, финансирующее терроризм и экстремизм, запретили мне любые финансовые операции в РФ. В общем, сделали все, что могли сделать с человеком в РФ, кроме убийства.

— А убить вас угрожали?

— Конечно. Правда, прямо так не говорили – «мы тебя убьем», но говорили, что «пути у тебя нет, мы тебя все равно «доделаем», зачем вообще упираться». Говорили, что «очень плохо это может закончиться, твои заявления и выступления», что полномочия у них по мне не ограничены и никто не сможет мне помочь. Сейчас идет суд по абсолютно фальсифицированному делу. Его даже закрыли для прессы, чтобы не позориться. Хотя оснований для закрытого суда нет. Мы ходим на эти суды, как в цирк, честное слово. Меня вот судят за одну единственную картину из фотоотчета с «Русского марша», который 7 лет согласовывался с властями города и с ГУВД. Правительство Москвы и МВД не считало это экстремизмом, а потом вдруг решили посчитать.

— Многие украинские националисты считают, что так себя вести вам позволяет власть, мол, им выгодна ваша некая маргинальность…

— Как раз напротив, маргиналов никто не трогает, со свастиками и кострами вы можете прыгать по лесам всю жизнь. Вас может и посадит какое-то местное территориальное подразделение в рамках выполнения плана по борьбе с экстремизмом, а может, и нет. Залог возможного благополучия — это минимум политики, никаких интервью и публичных выступлений и, скорее всего, мимо вас пройдут и не заметят.

Есть украинские националисты, которых мы понимаем и нормально общаемся. Есть, конечно же, и те личности, которым мы не нравимся, и нам нет дела почему. Еще и просто балаболы в интернете, которые что-то пишут. Пусть пишут, значит, есть демократия. Тут даже нечего комментировать.

Я лично не понимаю, какая тут может быть выгода. Вот чем реально моя позиция по войне в Украине и отстаивание позиции русских могут быть выгодны Кремлю? Они уничтожили мой механизм влияния, запретив мою организацию – влиять на массы и собирать большие массовые акции я больше не могу. Если бы меня сломали, вы бы увидели тысячи участников «русских маршей» в Украине. И никто бы ничего не запрещал, напротив модераторы этой войны заработали много денег на крови. Зачем им трогать меня бы тогда?

— Например, для того, чтобы показать другим, как не нужно себя вести.

— Такая тактика сейчас и используется. Ломать меня публично. Они мне так и говорили: «Мы сделаем так, чтобы все содрогались при упоминании твоей фамилии». В общем, сделать все, чтобы другим не было повадно отказываться от сотрудничества. Они ведь сразу могли меня посадить, но им нужно было устроить показательное, в чем-то даже поучительное шоу, чтобы вся страна знала и видела, что с такими бывает.

— Что же будет дальше?

— Как бы не было трудно, нужно бороться в любом случае. Никто вам не ответит, правда, с кем и как долго. У нас все только по телевизору стабильно. В реальной жизни все на 180 градусов может развернуться. Тем более сейчас. Все находится на грани большого краха.

— Так почему все-таки националисты сейчас «вне формата» в России?

— Ну, если вы (Кремль) день и ночь клеймите «фашистов» в Украине, логично, что вам не стоит позволять «русские марши» внутри РФ. Всех посадили, организации закрыли, в СМИ писать перестали. Сейчас в СМИ вообще, кроме Украины, ну еще сирийских событий, ничего больше не показывают. Националисты на Луну не улетели, они как были, так и остались, но из информполя нас убрали. А националисты есть, и даже стали еще более политически радикальными в связи с репрессиями. Если кто-то раньше и сомневался, стоит ли выступать против Кремля, то сейчас таких уже и не осталось. Это абсолютно логичная, предсказуемая, ответная реакция на репрессии, которые Кремль вызвал, закрывая лидеров и организации националистов по всей стране. Сейчас нет уже ни одного крупного города, где бы не посадили лидеров-националистов. Вот я организатор «Русского марша» 11 лет, и все, кто готовил со мной в крупных городах «русские марши», либо сидят в тюрьме, либо находятся под подпиской о невыезде, либо сами убежали из страны – в Прибалтику, Украину, кто куда мог, в общем. И такие факты мы каждый день видим. Фактически, они проводят массовую зачистку. Сейчас фанатами занялись активно. Было такое, что в один день 11 обысков в Москве провели по спортклубам, где ребята занимались. Но в случае большого кризиса и социальных волнений «генералы» появятся на улицах мгновенно. Им эти зачистки не помогут никак.

— У вас есть какая-то информация, сколько русских националистов уехало на Донбасс?

— Я не смогу вам ответить точной цифрой. В тех кругах, где я вращаюсь, — это субкультурная среда спортивных фанатов и политического национализма, таких людей немного, от моих всех структур это буквально десятки людей, всего, думаю, сотня, может, две. Движение не носило массовый характер. Были случаи, что кто-то просто сбегал туда, но массовость в этом процессе мы смогли сдержать. Получилось не так много, как бы хотелось Кремлю. Они рассчитывали на то, что мы можем 30 тыс. наших мобилизовать сразу, причем необученных. После чего я спросил, зачем им такое количество пушечного мяса? Но по ухмылке тогда стало понятно, что именно это и нужно — просто зачистить всех пассионариев, от них не требовалось решение особенных военных задач. В итоге им пришлось всех этих активистов националистических организаций, которые участвуют в акциях на улице, которых они пытались мобилизовать и отправить воевать, заменить на наемников, непонятных «казаков» и прочий сброд. Они срочно их по всей стране начали искать и мобилизовывать. А националисты остались в стороне де-факто. Поэтому на наших руках крови нет.

— А на сторону украинцев многие уезжали?

— Из тех, кто уезжал, были и такие. Уезжали в «Азов», в другие территориальные батальоны. Но для них это был билет в один конец. Вернуться они не смогут.

— Вы поддерживаете с ними связь сейчас?

— Нет. Мне пишут разные люди, звонят, письма присылают. Каждый день в друзья по 60-70 человек добавляется, и каждый второй — с украинским флагом. Очень много из них военных. Но целенаправленно я переписки не веду.

— Вы сказали, что война в Украине – не в интересах русских. А что тогда в интересах русских?

— В интересах русских — точно не воевать с 40-миллионым населением Украины. Кремль все грозится строить «русский мир», а на самом деле полностью его разрушает. На месте украинских радикалов я бы Путина хотя бы тайно поблагодарил за то, что помог построить наконец-то «самостийную Украину» и научил ненавидеть «русню» по-настоящему. Есть те, кто наших «россиян» не отделяет от нас, русских. Мне тоже, бывает, гадости пишут, что-то типа, «русня поганая». Хотя я на самом деле, может, последний человек, которому это надо писать, но, тем не менее, мне время от времени такое приходит. Поэтому я вам и сказал, что понятия «украинские националисты» как чего-то однородного и единого у меня нет. Нельзя говорить, что все считают так и не иначе. Например, на фоне вот этой всей патриотической истерии в РФ многие люди поддались этому влиянию. Но сейчас уже большая часть людей пытается об этом не вспоминать и говорить: «Да, я был не прав в этом вопросе». Мнение меняется.

— А в Киеве вы бываете?

— Нет, я в Киеве никогда не был. Хотел – но не пустили. Собирались в Лавру, приглашение даже было, но не пустили. Это был самый пик конфликта. Я был во Львове до войны… с Александром Беловым (один из лидеров объединения «Русские», — «ред.») и ребятами.

— Как вы считаете, что такое сейчас война на Донбассе для Путина и для Порошенко? Преследуются ли там бизнес-интересы?

— Я думаю, что деньги там сейчас не главное. Путин и Порошенко там сейчас решают определенные политические задачи. Причем главные игроки там сейчас даже не они. Путин попал, конечно, в капкан серьезно, и не знает теперь, как из него можно выбраться с минимальными потерями для себя. И Порошенко решает там тоже свои задачи. Потому что, когда идет война, экономические вопросы переходят на второй план. Вопросы о ценах и инфляции всегда можно списать на то, что «мы воюем с агрессором». Я думаю, что он тоже заинтересован в утилизации активных людей, которые делали Майдан. Чтобы такого же с ним не повторилось. Кроме того, для Порошенко это хорошая тема для вхождения в контакт с европейскими и американскими лидерами. Я не думаю, что он был бы слишком для них интересен, если бы не война и не противостояние с Путиным. А затащив Путина в этот капкан, он, вне сомнения, более активно взаимодействует с западными лидерами, приближая Украину к Европе и всему остальному цивилизованному миру. В то время как Путин, наоборот, от этого мира отдаляется, ища союзников среди маргинальных режимов и изгоев.

— Какие тогда Путин сейчас там решает задачи?

— Мне кажется, он уже никаких задач там не решает, кроме организованного отступления. Первоначально это все было для него неким буфером для отъема Крыма. То есть вся эта так называемая «Новороссия» нужна была просто для отвлечения внимания и возможностей политической торговли, чтобы потом, уступив, получить взамен какую-то выгоду, по вопросу Крыма, например. Он явно рассчитывал на большую поддержку на юго-востоке Украины. Те люди, которые носили ему эти предложения войны и операции «русский мир», убедили его в этом, подсунув авантюру. И он очень сильно просчитался, поверив им. Я так считаю. Но тем не менее, они туда влезли, посчитав, что Мариуполь, Харьков, Одесса и Николаев встанут и везде там «русский мир» воссияет, что в массе своей население активно поддержит их вход. Но люди оказались пассивны, просто поглядев на это со стороны. То есть уже на первом этапе Кремль вынужден был там расставить своих людей лидерами. Гиркин, Бородай, Губарев… Все они — граждане РФ. Даже все эти мирные митинги донецкие были очень маленькие для 4-миллионной области, а воевать и вовсе люди были не готовы. Видно было, что все это приходилось Кремлю форсировать и искусственно разжигать.

— Как вы считаете, могла ли в то время украинская власть дать отпор всему этому?

— Украинская власть на первом этапе была крайне слаба, а в том регионе у нее и вовсе влияние было минимальным для жестких действий. Война очень долго начиналась. Ее всячески раскачивали, но она не очень шла. По правде говоря, люди не хотели идти воевать. Я помню все эти переговоры в Славянске, как они ходили друг друга ругать на блокпосты, как это все форсировалось диверсионными операциями, «качалось». Украинская армия на тот момент вообще не имела ни желания, ни потенциала. Все помнят осаду Славянска… И при таком количестве техники и сил никаких решительных действий не было. В блокированный Славянск чуть ли не каждый день российские депутаты умудрялись съездить и попиариться. Конечно, не по кустам, а по дорогам добирались, и, конечно, платили. Пока это все не раскачали, это все было не похоже на войну, а так, на внутренние разногласия. Сейчас ситуация очень изменилась. Просто так уже ничего взять не получится. Ситуация перешла в формат войны на уничтожение.

— Почему Россия постоянно создает вокруг себя войны, конфликты…. Приднестровье, Грузия, Крым, Донбасс…

— Это не Россия, это Путин создает. Я отделяю Россию от тех людей, которые захвалили сейчас власть. Я считаю, что и Советский Союз – это оккупация нашей страны. И Российская Федерация – это продолжение антирусского государства.

Если вы делаете какой-то один шаг, идете на какую-то авантюру, то потом принять решение становится сложно. Вы уже не можете остановиться, втянувшись, и ваш выбор крутится вокруг «плохо» и «еще хуже». Они уже сделали все те шаги в Кремле, которые ведут к эскалации. Для Путина сейчас самоубийством было бы заявить, что он отыгрывает ситуацию назад, возвращает Крым и выводит все с Донбасса. Этого не будет. У этих людей даже мыслей не будет признавать свою неправоту. Первый шаг был сделан, и теперь он в принятии решений может идти по пути «хуже» или «еще хуже». Вот это и случилось после эскалации конфликта с Украиной, последовал холодный конфликт с Европой и Америкой, который больно задевает кремлевские элиты.

— Почему Путину позволяют проводить такую политику?

— У нас сейчас все в лучших советских традициях – 50% эфира посвящено загнивающему Западу, гей-Европе, бездомной Америке и тому, как там плохо жить. Вот просто для сравнения включите северокорейское телевидение. Вы увидите, что у нас уже просто под копирку начинают то же самое пускать. Они уже все ограничили, запретили, взяли под контроль все СМИ. Выбили из сетки телеканал «Дождь», теперь за РБК взялись, который и оппозиционным-то не был, просто честно вел экономику, а рассказывая про нее честно, подрывал официальную стабильность. Теперь за интернет взялись, думают, как запретить и ограничить. И зомбирование населения идет просто тотальное. У вас тоже, конечно, есть своя пропаганда, но вы не понимаете, насколько у нас здесь она мощная и нелепая для тех, кто все понимает. Многие россияне, которые не особо следят за политикой, а смотрят телевизор время от времени, действительно могут думать, что Украину населяют одни «фашисты и каратели», которые детей жгут и мальчиков распинают. Но если с людьми побеседуешь, фактами потычешь, они мнение меняют, просыпаются. Есть, конечно, и те, кто на эту ура-патриотическую тему подсел и ничего слышать не хочет. Но их не большинство.

— Так если не большинство, почему тогда не выходят на улицы? Вот в Украине если что — сразу выходят на Майдан.

— У вас просто еще не успели закрутить все гайки. Посидел бы у вас еще Янукович лет 10 –15 и он тоже стал бы таким себе вторым Путиным. Он пытался учиться этому, но, видимо, у него не хватило возможностей и талантов кадрового КГБшника для этого. У нас ведь тоже была относительная свобода в 90-е, при Ельцине. Потом с 99-го пришел Путин и начал потихоньку незаметно курс назад. Советский олигархический капитализм строить, где одна правящая партия и богатства принадлежат не формально народу, а его личному ЦК. Ситуация сейчас такая, что по моему делу, например, даже экспертов, психологов, лингвистов допрашивают и они реально боятся дать определению слову «русский». Людей просто запугали.

«Русский мир» у Кремля существует отдельно от России, вне границы. Здесь вы только попробуйте позащищать права русских, на Манежной или Болотной. Вас тут же закатают в асфальт, внесут во все списки, посадят в тюрьму. А все телеканалы, к тому же, покажут еще, что вы — фашист. Потом еще свяжут вас как-то с украинскими «бандеровцами» и «карателями». То есть у нас русских сейчас на Донбассе защищают, в Сирии где-то, но не внутри самой страны, где русских как раз ущемляют очень сильно политически.

— А когда или за счет чего ситуация может измениться?

— В любой момент. Это может произойти за счет чего угодно. Неловкое действие или фраза какого-то руководителя или чиновника, столкновения, убийства, теракты, социальное недовольство… Все это может привести к краху системы. Она стабильна, только когда телевизор смотришь, а в жизни все больше буксует и дает сбои. Начались системные проблемы с экономикой, и в политике все сложнее заставлять массу голосовать.

— Холодильник все-таки побеждает телевизор? Или существуют другие причины для недовольства?

— Помимо холодильника, еще есть общая озлобленность той несправедливостью, которая происходит сейчас в стране. Для людей, которым удается внушить вот эту лжепатриотическую идею, желудок-то как раз вопрос не принципиальный. При большевиках люди друг друга жрали от голода. А здесь у них и идеи-то никакой нет. Многие, наоборот, озлобляются от происходящего вокруг, задают все больше вопросов. И ситуация может очень быстро измениться. Такого телеблагополучия нет, как нам показывают. Я много ездил по стране, пока меня не ограничили, и видел, какая ненависть к Москве. Настроения все хуже и хуже. И если Москву, Санкт-Петербург и города-миллионники еще могут держать, то глубинку – не получается. Там разруха и безнадега для людей. Появляются такие пассионарные слои, которые уже почти в открытую начинают говорить, что они думают.

— А как вы оцениваете сейчас ситуацию на Донбассе? Не может же там война вечно продолжаться…

— Может. Но вы знаете, как ни странно, еще одно Приднестровье больше не выгодно Путину. Потому что политически это не дает ему никакого маневра. Это только будет продолжать усугублять конфликт с Европой и Америкой. Но и выйти из него без больших потерь он не может. Если он будет просто в открытую сливать эти рубежи, то ему придется сливать их и дальше, до конца. Но он этого не хочет, потому что весь его рейтинг сейчас, хоть и выдуманный, вся политика крутится вокруг вот этой кампании по присоединению Крыма и т. д. Ситуация патовая. Все, что он сделает – будет плохо. Мне кажется, что он уже в открытую шантажирует западных лидеров — мол, вы меня совсем не загоняйте, дайте мне какой-то мягкий выход, иначе я, такой отмороженный, могу и ракетой ядерной бомбануть. Вот такой примерно диалог. По крайней мере, вывод именно такой напрашивается.

Они делают какие-то ключевые заявления, что Донбасс не войдет в рублевую зону, что никогда не станет частью Россию, то есть они там все уже дали понять, что Россия борется за целостность Украины и считает, что Донбасс — это часть Украины. Кремль просто ищет пути отхода. Не бегства, а именно отхода.

— Получается, именно то, чего добивается сейчас Украина…

— Мне кажется, что и Порошенко получил от Запада команду не форсировать события и не бросать туда силы. Просто потому что вариант блицкрига и победы не выгоден сейчас глобальным игрокам в мире. Вот такая вялотекущая экономическая война Запада с Россией и такой же вялотекущий конфликт в Украине всем сейчас выгодны. Не выгодны они Путину, поэтому он торгуется активно. Не хочет Кремль просто убежать оттуда, но и продолжения не видит. Со временем будет только хуже и хуже. Народ Украины уже получил информационный потенциал и антироссийский негатив. Не будет уже такого, что 20 человек приехали и разогнали кого-то. Сейчас уже идет война на уничтожение. Хотя Кремль такого делать не собирался. Они не собираются вводить армию полностью и начинать наступление на Киев. Все-таки они не потеряли еще совсем адекватность. Кажется, что они на Крым отважились, а теперь не знают, что с остальным делать. Но они все же не настолько отмороженные, чтобы начинать третью мировую войну и вступать в открытый конфликт с кем-либо.

— Да и поддержки в Украине, как вы уже сказали, для реализации таких полномасштабных действий нет…

— Ситуация очень простая: ее всегда начинают боевые единицы, а потом все уже зависит от решимости той или иной стороны. Ведь если бы помедлили еще немного украинские элиты – ситуацию могли бы «раскачать».

— А на Донбассе как получилось «раскачать»?

— Подготовка была долгой. У них был там потенциал, они могли там аккумулировать силы. Были моменты, что и Харьков мог стать столицей сегодняшней «Новороссии». Но ситуация сложилась иначе. Были разные настроения, «донецкие» боялись новую власть, но воевать и разваливать Украину они не собирались. Янукович и его клан хотели лишь выторговать гарантии для своих капиталов. Сейчас расклад сил и территорий определился и сильно сдвинуть границу без вливания больших новых сил в конфликт невозможно. Тем более, что Кремль проиграл эту войну в информационном поле внутри Украины. Потому что обычные люди в большей своей части первоначально могли делиться на два лагеря: те, кто были за присоединение к РФ, и те, кто за то, чтобы быть в составе Украины. Но после того, как Кремль озвучил тезис, что «Новороссия» никогда не станет частью России – эта волна сразу прошла. У людей возник не праздный вопрос: а что тогда, если нас не берут в Россию? Значит, тогда мы остаемся в составе Украины. Никто не хочет ведь жить под властью вооруженных людей и махновщины, которые только воевать, грабить и разрушать умеют. О какой-либо экономике говорить даже не стоит, пока там Гиви и Моторолы с автоматами и пулеметами бегают. Большая часть тогда переключилась и задала вопрос: а зачем это все надо? Если Россия нас к себе брать не собиралась, не собиралась пенсии и зарплаты платить, все восстанавливать, то пусть придет Украина и всем этим займется. И вот здесь информационно для Кремля все симпатии местных закончились.

— А впоследствии эти Гиви и Моторолы Путину проблем не создадут?

— Они изначально знали свою роль, а если не знали, то уже поняли на примере своих товарищей, которые много болтали и были уничтожены. Туда были поставлены люди, которые ничего не смогут сделать. А кто и начнет – зачистят их быстро. Там есть люди, которых у нас называют «диверсионными отрядами СБУ», которые под этим брендом решают все задачи по зачистке кого надо. Конечно, у них могут быть потом проблемы с рядовыми «ополченцами», которые будут ходить и говорить, что они ветераны и воевали за «русский мир», но думаю, что и их будут потихонечку убирать внутри РФ, привлекая по различным статьям или сплавляя на новые войны типа сирийской. Они им не дадут здесь централизованно собраться без контроля. А те лидеры, которые там остались, выполнят любое указание Суркова. У многих там его портрет даже в кабинетах висит.

— Ваша оценка ситуации с Крымом. Он, по-вашему, чей? Что с ним будет дальше? Украине удастся его деоккупировать?

— Я считаю, что Путин совершил грандиозную ошибку и авантюру. Передел границ Европы – это недопустимая вещь. Особенно для РФ. Потому что РФ — это самое большое и незаселенное государство мира. Уже начиная от Байкала до Камчатки нет людей и вообще ничего нет. И передел мира и границ по праву сильного — это троянский конь, которого трогать было нельзя. Прецедент передела границ опасен прежде всего для РФ. У нас понятие, где там русская земля, очень относительное.

Если рассуждать, где исторически чья земля, то Курильские острова могут стать японскими, Дальний Восток и Сибирь – китайскими, Карелия – финской, Калининград — немецким и т.д. Путин закинул очень опасный прецедент, и это не в интересах русских. Потому что завтра так китайцы могут ввести своих зеленых человечков в Сибирь и провести там референдум. Было большой ошибкой вот так публично наплевать на международное право. Я считаю, нас ждут большие события. Прольется очень много крови. Мы стоим на пороге чего-то большого и кровавого.

Автор: Светлана Шереметьева, Апостроф

  • Ватнег

    Это вообще кто? Чем знаменит? Где чалился?
    Если у каждого педераста брать интервью, а потом его публиковать, а потом ещё и читать ….времени на жизнь не останется. Меня не интересуют суждения кацапа.

    Давайте лучше Надю!

    • Отто фон Бисмарк

      Кацапа? Мочки ушей отсутствуют. Это типичный жид. Читайте работы старины Йзефа Менгеле, который пачками сжигал в печах, таких «ЯРУССКИХ»

      • УлофП

        во мля, у нас тут расовые теоретики завелись? и любители черепомерки))

  • Утконосовский

    Кажется я этого «пидера» на Малой Анраутской видел, он там с Димой на остановке деревянными членами торговал.

    У объединения «Я РУССКИЙ» чёрно-жёлтый флаг Российской Империи! Империи, Карл! ИМПЕРИИ!!!

    • Скептикua

      Странно,адепты»русского мира»а,своих не знаете!

      • УлофП

        Не смеши мои тапочки, какое отношение к Русскому миру имеет этот клоун-националист? Настоящему Русскому миру всегда были присущи, прежде всего многонациональность и мультикультурность. Свпомни на минутку киевлянина Феофана Прокоповича, личного секретаря Екатерины II — второго человека в Империи Безбородько, богатейших украинских сахарозаводчиков и меценатов, галичанина Стефана Яворского, не говоря уже о великих грузинах, болгарах, армянах, немцах, французах..

      • Утконосовский

        В Кремле на приёме у Путина я его не видел.

    • Крна

      Обижаешь, уважаемый — «Крна» и «Буджак» тоже были с «Димой» на остановке с этим «пидером» с мешками контрафакта и торговали, торговали, торговали пока к ним не подошли пацаны с измаильского района и не врезали им по сусалам этими «деревянными» — аж кровью умылись и харкали гады! Бить врагов правильным пацанам можно и нужно всегда!

  • Крна

    Не зря «БИ» перепечатала интервью с русским националистом, читал ранее это и другие его интервью. Для полной картины, кому интересно, необходимо напечатать на выбор редакции интервью с одним из лидеров националистического движения Украины, а читателям сравнить обе позиции, особенно на тему нынешней «братской» войны.