Измаил: история о человеческой жестокости по отношению к братьям нашим меньшим

Напряженный и жесткий ритм современной жизни  для многих измаильчан – источник стресса, волнения Сложно сохранять эмоциональный положительный настрой, внутреннее равновесие в таком состоянии. Часто люди, которые стремятся к успеху, больше страдают сердечными заболеваниями.

Хронический стресс имеет свойство накапливаться, а кошки и коты помогают снимать стресс. Общение  с самыми нежными  домашними питомцами делает человека более спокойным и гармоничным. Тот, кого ждет дома кот или кошка, уже  не одинок, у него есть пушистый друг.

А если братья наши меньшие со временем входят в дом и становятся членами семьи, то потерять их не от болезни, не от старости, а от человеческой жестокости и безразличия, становится для владельца домашнего любимца просто трагедией.

Вот одна грустная история измаильчанки Людмилы Пигаревой, у которой любимая кошка Пэппи прожила более 15 лет и стала жертвой психически нездорового человека.

«Это уникальное создание Природы, помесь перса с ангорой и довеском дедушкиной крови мэй-куна (камышового кота) вошло в нашу жизнь, наполняя ее всякими-разными заботами, тревогами, но больше – позитивом, радостью и приколами. Пэппи, Пэпка, Пэпочка, Пэпуля была верной подругой моей мамы (Царствие ей небесное), которой подарила семь лет забавного общения, взаимной любви и в общем-то приятных хлопот.

Мамуля любила «выгуливать» свою большую и упитанную красотку, несмотря на то, что та время от времени делала ей нервы — умудрялась взобраться на самую верхушку дерева и ее пытались снять оттуда чуть ли не всем двором. Иногда помогали соседские мальчуганы, а чаще – сын, возвращавшийся с работы и спускавший ее с дерева одним своим появлением и короткой командой. Его она избрала лидером и слушала беспрекословно, становясь при нем заинькой пушистой.

А какие цирковые представления она устраивала, охотясь за стрекозами! Это было завораживающее зрелище – красивое, сильное кошачье тело взмывает с места чуть ли не на 5-метровую высоту и, гибко извиваясь, падает с «добычей». Затем эта смелая и хитрая охотница за всем, что движется и летает, смешно играла со своими трофеями.

Потом серьезно заболела мама, и я боролась в больнице за ее жизнь. Пэппи в это время рожала очередных чудо-котят. За ней поочередно присматривали две мои подруги, и они, сменяя друг друга, уходя, плакали – кошка просила о помощи, как человек. Она дождалась таки меня, и мы вместе «родили». Я, засыпая от бессонных ночей, держала руку на ее животе, и Пэпка наконец разрешилась.

87-летнюю маму вылечить не удалось, хоть мы вместе боролись до последнего вздоха… Но надо было видеть, как наполнялись интересом к жизни мамины уже угасающие глаза, когда она слышала имя «Пэппи» и я, склонившись над ней, в подробностях тихо рассказывала о родах, котятах, о том, какая прекрасная мать ее любимица и как она скучает по моей маме. С тех пор привычка рожать вместе — моя рука на кошачьем животе – закрепилась…

…Я страдала, училась жить без мамы, и Пэппи помогала мне чем могла – успокаивала, снимала стрессы, лечила своим биополем, отвлекала необходимостью оказывать ей внимание. Она была здоровой, крепкой, ничем особо не докучала, стойко переносила мои командировки, хоть и не любила расставаний. Когда я переступала порог, позволяла взять на руки, целовать в усы, снисходительно выслушивала мои «сюси-пуси». Затем мягко вырывалась, обнюхивала чемоданы, считывая информацию – где была, с кем встречалась, и молча садилась ко мне спиной на расстоянии, демонстрируя свое «фэ».

Это была та еще «штучка», со своим любознательным характером, любовью к жизни, разными милыми привычками. Спать на стуле, журнальном столике или гладильной доске, свесив лапу… Лизать мне руки, если чего-то хотела, или нос и щеки, если была в особом расположении… Смешно дрыгать задней лапой, когда я ее щекотала… Устраиваться перед сном как сфинкс, вытянувшись у меня на животе… Иногда (о ужас!) ложилась на клавиатуру, мешая работать и требуя внимания, если я по-другому не понимала ее кошачьих жестов… Мяукать в исключительных случаях… Встречать по-разному гостей… Если она их признавала, то обвивала своим пушистым хвостом за ногу, если нет – уходила, гордо подняв хвост… Она вообще несла себя по жизни как ТАКАЯ КОШКА, КАКИХ БОЛЬШЕ НЕТ. Слыша это постоянно от меня, Пэппи и вела себя соответственно — величаво и с достоинством. Она просто была Личностью…

Конечно, 15 лет – это по человеческим меркам возраст глубокой старушки. Но она ничем особенно не болела. В последнее время беспокоили уши, и мы укрепили здоровье витаминами, нужными уколами и каплями, обратившись в ветлечебницу. Да, и еще давным-давно ее вылечил от кошачьего стоматита Володя, научив меня делать внутримышечные инъекции антибиотиков в заднюю лапку. Это умение, к сожалению или к счастью, пригодилось, когда я спасала ее от смерти. Но не спасла…

Описывать кошачьи мучения и отчаянную борьбу за жизнь нет никаких сил. Если коротко, то она пострадала от психбольной, живущей в нашем подъезде на пятом этаже и прекрасно знавшей мою кошку. Но она была брошена родственниками и обществом на произвол судьбы, и Пэппи по сути стала жертвой нашего бездушного, жестокого и в некотором смысле дикого мира…

Тем, кто попадал в похожую ситуацию, нетрудно догадаться, что вытворял этот психически нездоровый человек, с чем мы с соседями столкнулись, когда обращались в разные инстанции, что я слышала от представителей властей в ответ на взывания о помощи, какими усилиями вырывала своего кошкочеловека из бомжатника с животными… Этот кошмар и ужас надо было пережить… Я пережила не только это, но и потерю родного и близкого существа, равноправного члена семьи, как бы пафосно это ни звучало…

Может быть, напишу о всех злоключениях позже. А пока надо выговориться, выплакать оставшиеся слезы и сказать что-то очень важное. А что?

Пэппи ушла из жизни дома, куда, наверное, уже и не надеялась вернуться. Ушла так же достойно, как и жила, — с «человеческими» похоронами, поминками, живыми цветами на холмике, крестиком (его смастерил соседский мальчишка Витя, активно включившийся в операцию по спасению животных) и участием в процессии ее бывших «сокамерников» — умнейшей собаки Джуны и котов, которых мы освободили.

В ее смерти много мистики. У кошки девять жизней… Девятый гараж… Сегодня девятое число, девятый месяц… Прожила ли она свои девять жизней? Одному Богу это известно. Но, как мне кажется, свою кошачью миссию на Земле она выполнила. Ценой своей красивой жизни спасла несчастных животных, вынудила родственников наконец заняться больной. Как-то сплотила и расшевелила кое-кого из соседей по площадке, которые сидели по норам и терпели этот кошмар – вонь, антисанитарию, приступы обострения психически нездорового человека. Научила меня не делать поспешных выводов, лучше чувствовать людей, так как реальная помощь пришла в эти жуткие дни от тех, от кого меньше всего ожидала благородных поступков и сострадания. Заставила задуматься о том, кто я, кто мы, человеки, как должны вести себя в нашем социуме, как заботиться не только о людях и их безопасности, но и о братьях наших меньших, причем по-серьезному – с приютами для животных и прочим.

А, вполне возможно, уберегла, защитила от чего-то, или освободила от привязанности к ней…Догадаться бы, ради чего… Это известно только моей Пэппи – самой умной, самой красивой, самой лучшей кошке в мире«.

 

Loading...
Loading...