Иван Плачков: «Этот год может стать годом великих вин для Бессарабии»

В интервью УНИАН собственник винодельческой ТМ «Колонист» и глава Украинского бюро винограда и вина Иван Плачков рассказал о видах на урожай винограда, а также о том, как отразилась на украинском виноделии аннексия Крыма, когда у нас появятся качественные недорогие вина и сможет ли отечественная продукция конкурировать на мировом рынке.

В текущем году погодные условия на юге Украины были довольно сложные. Зима была холодная, многие виноградники подморозило. Летние погодные условия также не назовешь благоприятными для хорошего урожая с точки зрения объема, ведь уже фактически три месяца нет нормальных дождей, особенно в нашем регионе — в Придунайской Бессарабии. Поэтому, во всяком случае у нас, урожай будет небольшим. Но мы надеемся, что все будет компенсировано качеством, ведь, как правило, когда урожай небольшой – его качество выше. Если промышленный урожай винограда – от 6 до 10 тонн с гектара, то для хороших вин – от 3 до 5 тонн с гектара. А в этом сезоне получим 2,5-3 тонны с гектара. Поэтому надеемся, что нынешний год может стать годом великих вин.

Насколько сократится урожай винограда в среднем по Украине?

По Украине — мне трудно сказать. Более точно могу говорить только о юге страны. Там урожай будет ниже примерно на 30% по сравнению с прошлым годом. Думаю, что и в целом по Украине снижение будет на уровне 30-40%.

В прошлом году Одесская область получила хороший урожай винограда, но у производителей осталось много нереализованного виноматериала. В чем причина проблем со сбытом продукции?

Такая ситуация наблюдалась все годы независимости Украины. Производителям очень трудно реализовывать как виноград, так и виноматериалы, потому что у нас виноделие построено алогично, не так как везде. В первую очередь, из-за высокой стоимости лицензии на оптовую торговлю вином в 500 тысяч гривен.

Каким образом высокая стоимость лицензии на оптовую торговлю вином влияет на проблемы сбыта виноматериала?

А почему, к примеру, во Франции нет проблемы реализации виноматериалов, а в Украине есть? Да потому что во Франции производитель виноматериалов может сам делать из них вино и разливать его в бутылки. Поэтому в Бордо (винодельческий регион на юго-западе Франции – УНИАН) насчитывается 3 тысячи производителей с полным циклом производства – от виноградника до бутылки. А во всей Франции – 30 тысяч таких производителей, в Италии – около 40 тысяч. Все потому, что каждый, у кого есть виноградник, имеет право разливать вино. В Украине виноградари могут делать только первичный виноматериал, высокая стоимость лицензии не позволяет им производить свое вино. Как следствие – в Украине всего 40 производителей разливают вино в бутылки, а виноградарям приходится искать пути сбыта виноматериала. Продают, в основном, крупным производителям. Ранее также продавали в Россию. Но после начала всем известных событий этот рынок сбыта закрылся.

То есть, вы считаете, что снижение стоимости лицензии позволит не только решить проблему сбыта виноматериалов, но и будет стимулировать развитие виноделия в Украине?

Считаю, что лицензию на оптовую торговлю для украинских производителей вообще нужно отменить. Украинское бюро винограда и вина, которое я возглавляю, подготовило совместно с профильным министерством соответствующий законопроект, который уже зарегистрирован в Верховной Раде. Он предусматривает, что производитель, который делает вино из собственного винограда, выращенного в Украине, освобождается от платы за лицензию. Если же производитель покупает виноматериал из-за рубежа – из Молдавии, Аргентины или других стран, то он платит за лицензию в полном объеме. В европейских странах отсутствуют подобные алогичные лицензии и оплаты, поэтому на полках европейских магазинов можно встретить тысячи различных марок вин.

Какой эффект даст принятие законопроекта в краткосрочной и долгосрочной перспективе?

Уже в первый год после принятия документа в Украине появятся около 100 производителей вина. На следующий год — еще 100, потом — тысяча. В конце концов мы выйдем к тому, что каждый, кто имеет виноградник, сможет производить вино и выходить на рынок с готовой продукцией. Сможет продавать его в Украине, экспортировать за рубеж. Соответственно, уйдет проблема, о которой вы говорили, когда люди сделали сотни тонн виноматериала и не знают, что с ним делать.

Я правильно понимаю, что в случае принятия законопроекта даже крупные производители не будут покупать лицензию, если будут производить вино из украинского виноматериала?

Если им хватит украинского виноматериала, то пожалуйста – пусть не платят. Ведь какая разница — мелкий производитель или крупный? Важно то, что он будет производить вино из украинского сырья.

А много виноматериала сейчас импортируется Украиной?

Довольно много.  Завозится из Молдавии, Румынии. Но в основном – из Молдавии.

Почему же при перепроизводстве виноматериала Украина его импортирует?

Просто виноматериал из-за рубежа дешевле. Потому что там более индустриальное производство. Соответственно – его себестоимость ниже, однако и его качество зачастую невысокое. Но, как правило, крупным производителям вина, в первую очередь, важна именно цена. Поэтому многие украинские виноградари испытывают проблемы со сбытом и задумываются над целесообразностью выращивания винограда в принципе – этот бизнес становится нерентабельным. У них просто не хватает денег, чтобы обрабатывать виноградники. Уже сейчас многие из них просто брошены.

Замена технических сортов столовыми могла бы решить проблему?

На самом деле, абсолютно не важно, технические сорта выращивать, или столовые. Техническими должны заниматься виноделы, а столовыми — бизнесмены, которые занимаются продажей столового винограда. Потенциал и для того, и для другого у нас есть. А рынок сам все урегулирует. Столового винограда будет ровно столько, сколько будет позволять спрос и насколько виноградари научатся выращивать столовые сорта по ценовым параметрам, соизмеримым с тем виноградом, который мы завозим из-за рубежа. Хотя, я бы не сказал, что качество зарубежного винограда намного выше. Дабы привезти виноград, к примеру, из Аргентины, его нужно хорошенько «обработать», чтобы он не испортился по дороге в трюме корабля. В общем – в Украину приезжает уже «забальзамированный» виноград. С одной стороны – он вроде и живой, выглядит красиво, но на самом деле скорее подойдет для экспозиции в Музее мадам Тюссо.

Отмена лицензии на оптовую торговлю – единственный необходимый элемент развития винодельческой отрасли?

Не единственный. Второй вопрос – земля. Сейчас многие не хотят заниматься виноградниками из-за невозможности приобрести землю в собственность. А ведь виноградники – многолетняя культура. Поэтому следующий вопрос, который нужно решать – отменить мораторий на продажу земли под многолетними насаждениями – садами и виноградниками. Тогда люди будут заинтересованы в том, чтобы садить новые виноградники на своей земле, так как они будут точно знать — эти земли и насаждения останутся их детям и внукам. Поэтому считаю, что отмена моратория на продажу земель сельхозназначения даст сумасшедший толчок развитию виноградарства.

Главный аргумент противников открытия рынка земли — все сельхозземли скупят агрохолдинги. Что вы думаете по этому поводу?

Что это — риторика популистов и коммунистов, а также людей, которые отстаивают интересы холдингов. Ведь сейчас мы не продаем землю, но по факту она сконцентрирована именно в руках крупных агрокомпаний. Ведь такого нет во всем мире, чтобы какая-то одна компания обрабатывала 400 тыс. га земли. Даже во времена Советского Союза не было ни одного предприятия, которое бы обрабатывало такие огромные площади.

Главный плюс открытия рынка земель в том, что селяне смогут сами эффективно распоряжаться своим активом в виде пая. Уверен, что после снятия моратория цены на украинскую землю сильно подскочат. И вообще, не факт, что у агрохолдингов хватит денег, чтобы все земли скупить.

Кроме отмены лицензии и моратория на продажу земли, рассчитываете на какую-либо поддержку государства?

Нет. Больше нам ничего не нужно — никакой помощи со стороны государства. Любая помощь нам только навредит. Ведь все, что дается даром – счастья не приносит, а лишь расслабляет.

Насколько существенно отразилась на отрасли виноделия аннексия Россией Крыма?

Потеря Крыма нанесла удар по всему, что связано с Украиной. Конечно, и по винной отрасли, в том числе. Мы потеряли крымские вина (Магарач, Массандра), виноградники, традиции, школу, историю. Потеря Крыма для виноделия Украины – как ампутация ноги для человека. Это — колоссальная потеря. Сейчас нам придется в Одесской и Херсонской областях возрождать то, что в Крыму создавалось столетиями.

Может ли украинская продукция быть конкурентоспособной в мире без вин полуострова?

Вино в Украине стали делать еще до того, как его начали производить во Франции. Еще во времена древней Греции, Фракии. А, к примеру, в XIX веке, когда в Европе виноградники сильно пострадали из-за филлоксеры (насекомое-вредитель — УНИАН) и там был дефицит вина, то поставки компенсировались именно из Причерноморья и того же Крыма. В начале XX столетия просто колоссальное количество вин поставлялось в Европу с юга Украины. А в Одессе в это время для научного сопровождения отрасли был создан «Институт виноградарства и виноделия им. Таирова». Во времена СССР до 20% поступлений в бюджет Одесской области обеспечивали виноградарство и виноделие, вино продавали во все страны восточной Европы. Это была колоссальная индустрия. Сейчас, к сожалению, у украинского вина в мире нет имиджа. Но у него есть история, которая свидетельствует о его огромном потенциале. Я уверен, что этот потенциал проявится максимально быстро, как только будут созданы благоприятные условия, о которых я говорил.

Многие любители вина говорят, что зачастую даже недорогое зарубежное вино по качеству превосходит элитные украинские вина…

Это — неправда. Зарубежные вина, аналогичные по качеству украинским, дешевле быть не могут. Когда открылся постсоветский рынок, бизнесмены из Украины, России и других стран бывшего СССР задавали европейским производителям вопрос — есть ли у них дешевое вино. Изначально им предлагали вино по 5 евро. Они завозили и здесь продавали по 15 евро. Но такая цена для многих была высокой. Поэтому наши бизнесмены спрашивали у европейцев, могут ли они сделать вино по 3 евро, взамен обещая закупать крупные партии. В конце концов, они пришли к тому, что делают для нашего рынка вино и по 1 евро. Но естественно, ни о каком качестве речи быть не может.

Сейчас на рынке существуют опасения, что после вступления в силу соглашения о зоне свободной торговли с ЕС вина из Европы хлынут на украинский рынок и окажут давление на отечественного производителя…

Лично у меня никакого опасения нет. Не надо бояться прихода европейских вин. Потребитель сам разберется, что ему покупать. Когда человек покупает вино первый раз и пробует его, он ведь не покупает его повторно, если оно ему не нравится. Точно так же — если придут дешевые европейские вина на украинский рынок, то их не будут покупать. А если в Украину придут качественные европейские вина, которые по цене будут ниже, чем украинские, – то это же прекрасно. Пусть лучше люди пьют хорошие европейские вина по низкой цене, чем плохие украинские по высокой. И никакая поддержка украинского производителя не должна быть приоритетной в этом вопросе. В первую очередь, нужно учитывать интересы потребителя, у которого должен быть выбор. Более того, считаю, что приход в Украину качественных европейских вин будет стимулировать конкуренцию и вынуждать отечественных производителей также делать качественный продукт.

Насколько трудно отрасль переживает нынешний кризис? Сильно ли сократились продажи вина?

В целом, по отрасли наблюдается снижение продаж на 15%. Но у нас в «Колонисте» проблем с реализацией продукции нет — в линейке 12 видов вина. И, несмотря на то, что мы в этом году повышали цены, сейчас уже 4 вида вина нет в наличии. Хорошие продажи обеспечиваются за счет того, что наше вино по качеству соизмеримо с хорошими европейскими винами, однако после существенной девальвации гривни – намного дешевле. К тому же, в стране неимоверными темпами растет культура потребления вина. Украинцы все больше отказываются от массовых вин и крепких напитков. Ведь эти вина — репродукция, вина, которые делаются на «типографском станке», они — не уникальные. А настоящее, хорошее вино —  продукт творения рук, каждая партия вина уникальна и неповторима и поэтому производится в ограниченных партиях.

На сегодняшний день какая доля в структуре потребления украинского вина так называемых авторских вин?

В общей структуре потребления вина – очень маленькая. Даже меньше 1%. Потому что нет условий, о которых я уже говорил. Лицензия 500 тысяч гривен – бетонная крышка для производства в Украине качественных авторских вин.

В случае отмены лицензии, какую долю рынка могли бы занять авторские вина?

Думаю, что 80% производства будет в индивидуальных хозяйствах, и только 20% — будут массовые вина. А вообще — в случае отмены лицензии все украинские вина будут качественными. Потому что большим производителям придется производить качественный продукт – у них просто не будет другого выбора. При этом вырастет и доля продаж на внутреннем рынке отечественных производителей. Сейчас они занимают около 70-75% рынка. Думаю, в случае отмены лицензии она быстро вырастет до 90%.

Вы говорили, что в Украине растет культура потребления вина. В чем это проявляется?

Культура потребления вина в Украине действительно растет неимоверными темпами, в геометрической прогрессии. Раньше пить вино было модным только для богатых, а сейчас это становится потребностью для более широкого круга, что свидетельствует о росте цивилизационной составляющей в стране. Потому что высокая культура потребления вина является обязательным атрибутом цивилизованного государства. Это – недостаточное условие, но — обязательное. Не было в истории человечества цивилизованного государства без высокой культуры потребления вина.

Вы также упомянули, что украинское вино потеряло имидж? Знаете, как его вернуть?

Я именно этим и занимаюсь. Ведь торговая марка «Колонист» уже сейчас создает имидж украинского вина. Мы производим продукцию из двух уникальных технических сортов винограда, которые выведены в Украине – Одесский черный и Сухолиманский белый. Таким образом, мы создаем бренд украинского вина. Потому что это — на 100% украинское вино: украинский сорт, украинские саженцы, украинское село, украинские виноделы. Естественно, мы делаем также вина и из европейских сортов винограда – Каберне, Шардоне, Мерло. Но считаю, что именно в украинском вине кроется колоссальный потенциал. Уже сейчас мы продаем украинское вино в Великобританию в небольших количествах и работаем над контрактом в Польшу.

Помимо наращивания экспорта, какие планы у «Колониста»? 

В текущем году мы планируем увеличить производство вина до 200 тысяч бутылок. Кроме того, намерены сделать первое игристое вино. Хотим закрыть 5 тысяч бутылок и уже к следующему году у нас выйдет первая партия игристого. Наша глобальная цель на ближайшие 5 лет – производить 500 тысяч бутылок вина и 100 тысяч – игристых. Еще один проект, начало которому будет положено в этом году, – виноградный бальзамический уксус. Это — самый дорогой соус, который вообще продается. Его выдержка минимум 15 лет. Поэтому в этом году мы его закладываем и через 15 лет получим первый продукт. Также планируем делать вино из зеленого винограда. Это мы подсмотрели в Греции. Когда урожай большой — они обрезают еще не поспевшие гроздья, но не выбрасывают их, а делают из него кислое зеленое вино, которое также используется вместо уксуса. Думаю, что мы это будем делать уже в следующем году. А вообще «Колонист» будет стараться делать из винограда все, что делается в мире.

Судя по планам развития «Колониста», не верится, что заниматься производством авторских вин в стране так уж невыгодно…

На самом деле, несмотря на хорошие продажи, у нас до сих пор нет прибыльности, у нас -нулевая рентабельность, так как пока – очень большие затраты. Более того, мы работаем уже 10 лет, а это будет первый год, когда мы вышли на безубыточность. Но мы понимаем, что виноделие – не производство компьютеров. Это — долгоиграющий бизнес, срок его окупаемости – порядка 25-30 лет. И это — нормально, когда 10 лет идут убытки. Зато, когда сформировался имидж, сформировалась торговая марка, то бизнес начинает работать и прибыль получают внуки, правнуки и еще много, много поколений.

Виктор Нагорский (УНИАН)

  • Матрена Ивановна

    Одно бухло на уме……….