Тарифы на газ могут снизить — мнение эксперта

На днях Киев и Москва договорились о новой цене на газ на следующий квартал (примерно 248 долларов), а в середине апреля должен состояться очередной раунд переговоров Украины, России и ЕС по поставкам газа Киеву на осенне-зимний период.tarify-na-gaz-povysjat-v-4-raza_1

Прошлой осенью удалось избежать газового кризиса путем трехсторонних переговоров. В чем преимущества преобразования двустороннего российско-украинского формата в переговорный треугольник Украина-Россия-ЕС?

Радио Свобода разговаривало с директором Оксфордского Института газовых исследований Джонатаном Стерном.

Джонатан Стерн

– То, что Киев и Москва, похоже, безболезненно договорились о новой цене на газ на следующий квартал и Киев получил хорошую скидку, является ли это признаком того, что ситуация успокоилась и уже нет такого «кипения», как раньше?

– Я думаю, что ситуация сейчас действительно намного спокойнее, но я также считаю, что сейчас намного больше понимания ситуации. Влияние ЕС на достижение соглашений о «зимнем пакете» было большим успехом. И здесь надо отдать должное Брюсселю. Идет к лету, и поэтому нет необходимости беспокоится относительно возможного недостатка газа.

И еще мне кажется, что украинская и российская стороны говорят друг с другом сейчас спокойнее, рассудительным тоном, обращаясь осторожно, пока Арбитражный суд в Стокгольме вынесет свой вердикт в конце 2016 года по старым газовым спорам. Никто не может быть самодовольным, но, действительно, сейчас ситуация лучше, по сравнению с сентябрем или октябрем прошлого года.

– Украина и Россия договорились о цене газа на следующий квартал на уровне примерно 248 долларов за тысячу кубометров. Это, значит, и есть реалистичная цена?

– Реалистичной ценой является цена реверсного газа. Другими словами, что удалось сделать реверсом газа – так это установить рыночную цену в Украине для российского газа. И это уже россияне должны решать, хотят ли они сами напрямую поставлять газ Украине, или Украина будет получать этот газ реверсными поставками от российских клиентов в Европе.
И мне кажется, что глава «Газпрома» Алексей Миллер решил этот вопрос, когда обратился к российскому правительству за 100-долларовой скидкой на газ для Украины. И это снизило цену российского газа в Украине до предела, вновь делающего его конкурентоспособным по сравнению с реверсивным газом. Вот это я и имею в виду, когда говорю, что обе стороны: и Киев, и Москва – ведут речь сейчас более спокойным тоном, чем это было еще шесть месяцев назад.

– То есть уже сама идея реверса, само присутствие реверсного газа в Украине сыграло очень полезную роль для Киева, не так ли?

_ Ну, тут немного странная ситуация, потому что украинцы подают реверсный газ в качестве альтернативного источника. Но на самом деле это не альтернативный газ, это российский газ, который поступает в Украину назад из Европы.
Но я склонен рассматривать реверсный газ как таковой, что приносит Украине настоящую рыночную цену, которая ниже той, которую взимал «Газпром» с Украины. Это и есть настоящая рыночная цена! И для россиян здесь возникает дилемма: вы хотите поставлять газ напрямую Украине по рыночным ценам, или вы хотите, чтобы это за вас делал кто-то другой, кто-то из европейцев.

– Не секрет, что ранее в газовых отношениях Киева и Москвы было много теневых коррупционных схем. Самые большие деньги в Украине делались в свое время на российском газе. Сделало ли привлечение ЕС к газовым переговорам украинско-российские газовые отношения более прозрачными и менее коррумпированными?

– Очень трудно сказать… Это зависит от того, как вы смотрите на то, как украинское правительство и «Нафтогаз» торговали газом. Если вернуться к раннему постсоветскому периоду истории Украины, то в газовом секторе было много проблем. Мы видели и открытие дел против бывших премьеров Украины, министров энергетики, и коррупция была неотъемлемой частью украинско-российских газовых отношений. Был недостаток прозрачности, были проблемы с управлением, но очень трудно сказать, что все эти проблемы сейчас уже полностью устранены.

Но уже хорошей новостью является то, что мы хотя бы, по крайней мере, знаем, по какой цене Россия продает газ Украине. Сейчас отчетливо видно, какова цена российского газа, какова цена реверсного газа из Европы. И если газ в Украине стоит дороже, то тогда кто-то на этом греет руки. И этого уже нельзя скрыть, и это уже является достижением.

– Учитывая нынешние цены на газ, учитывая то, что газа вокруг в Европе уже достаточно, учитывая теплые зимы, можно сказать, что стратегическое значение газа уменьшается? Что газ, который так часто Москва использовала в политических целях, теряет свой стратегический вес?

– Вы знаете, я никогда не был большим поклонником теории о стратегической важности газа. Если посмотреть на газовые споры России и Украины в постсоветский период, почти все они (не все, а почти все) были спорами за деньги. Это были споры о цене на газ, о путях уплаты долгов и тому подобное… В основном не о политике, а о деньгах речь в этих спорах.

Позитив ситуации в том, что это реальная рыночная цена, которую можно нормально объяснить категориями спроса и предложения

Сейчас же позитив ситуации в том, что это реальная рыночная цена, которую можно нормально объяснить категориями спроса и предложения… И цена является именно такой, потому что ее сейчас диктует рынок. А не потому, что кто-то когда-то подписал какой-то контракт и даже, возможно, не имел права его подписывать… А сейчас все прозрачно – можно легко объяснить и российским клиентам, и украинским потребителям, почему именно такая нынешняя цена на газ. И цена эта продиктована объективными условиями рынка, а не волей политиков.

– Итак, мы видим, что сейчас ситуация лучше в газовых отношениях, есть реальные рыночные цены, есть диверсификация источников. Получается, что привлечение ЕС к газовым отношениям Киева с Москвой таки дало результат. Не так ли?

Впервые за все время ЕС был прямо вовлечен в переговорный процесс между Россией и Украиной

– Что бы я сказал о вкладе ЕС, так это то, что впервые за все время ЕС был прямо вовлечен в переговорный процесс между Россией и Украиной. Причем в то время, когда не было политической возможности для прямых переговоров между российским и украинским правительствами. И этот вклад ЕС был чрезвычайно положительным! И если потребность такого привлечения ЕС будет сохраняться – а мне кажется, что потребность будет существовать, – это пойдет на пользу энергетической безопасности и Украины, и России, и самого Евросоюза.

– И в Европе уже не будет новых «газовых войн»?

– Ну, никогда не надо говорить о невозможности новых «газовых войн». Тяжелым моментом будет конец 2019 года, когда заканчивается десятилетний газовый контракт между Украиной и Россией, и неизвестно, как будет дальше. Но сейчас, по крайней мере, есть хороший трехсторонний формат для переговоров Украина-Россия-ЕС.

Источник

  • Lion King

    Ну может это в Британии так принято — если упали цены на сырье, то и цены на продукцию опускаются. В Великой Украине все совершенно по другому — независимо от колебания цен на сырье, стоимость продукции только растет

  • Олег Старченко

    Его бы ртом да мёд хлебать!

Loading...
Loading...